Связанные тайной

Размер шрифта: - +

Глава 9

  Лунный свет тонким вуалевым полотном ложился на белоснежные перья. Молли смотрела на огромные птичьи крылья и не могла поверить своим глазам, хотя казалось, за последнее время она успела повидать не мало чудес. Родившись в семье католиков, Молли не могла назвать себя верующей, она не помнила, когда в последний раз ходила в церковь, не считая смерти матери. Но в этом пришествии было что-то божественное. Девушка не видела, что творилось в небе в момент появления ангела, но была почти уверена, что небеса воссияли и разверзлись, послав на землю своего сына, чтобы спасти их жизни.
      — Не обольщайся, это не ангел, — возразил приглушённый голос Илла, вырвав её из неземных грёз. Она увидела, в каком сильном напряжении прибывало его тело. Иллабис поддался вперёд, готовый в любой момент броситься в атаку.
      Бифомис же наоборот готовился к обороне. Он согнул одну ногу в колене и выставил перед собой оружие. Шумно раскрыв крылья, граф резко отвёл их назад. Одно крыло резануло воздух совсем рядом с головой Молли, хлестнув по щеке потоком холодного воздуха. Девушка вздрогнула и судорожно втянула носом воздух. В голове скользнула неприятная до боли мысль, что если бы «вампир» захотел, это крыло без труда отсекло бы ей голову — таким смертоносно-острым оно сейчас казалось.
      Однако девушка тут же стряхнула с себя все опасения, когда увидела, как силуэт крылатого человека подёрнулся жёлтым ореолом света. Он исходил откуда-то спереди, обводя каждый контур его тела. Пусть Илл и утверждал, что это не ангел, но на зрение Молли пока не жаловалась, а тот образ, что она видела перед собой, иначе просто не назвать. Голову ангела покрывал капюшон, а спину закрывали широкие белые крылья, которые спускались почти до самой земли, поэтому можно было только гадать, мужчина это или женщина. Или же это было духовное создание, не имеющее пола?
      Свечение начало расти, изменяя свой оттенок. Сначала жёлтый становился ярче, потом начал бледнеть и бледнеть, пока не превратился в абсолютно белый. Было настолько ярко, что силуэт ангела окрасился чёрным. Молли сощурилась и отвела взгляд от ослепительного сияния. Только сейчас она обратила внимание, что Бифомис уже стоял рядом с ней, закрывая глаза рукой, а Иллабис практически касался её спиной.
      Свет продолжал нарастать. Накаляться, как лампочка перед тем, как перегореть. Монстры будто оцепенели, не в силах двинуться с места. Они беспомощно поскуливали, уткнув морды в передние лапы и закрыв ослеплённые глаза. Ещё пара мгновений и «лампочка» лопнула, захлестнув своим светом всех тварей, как разъярённое цунами. Утопая в белоснежном свете, монстры выли и кряхтели от невообразимой всезатмивающей боли. Их кожа покрывалась крупными волдырями ожогов, плавилась кровавыми потоками и разъедалась до самых костей. Когда туман света рассеялся, часть лесной поляны превратилась в болото кровавой каши из шматков разлагающегося мяса и внутренностей, в котором увязали скелеты. Не вооружённым глазом было видно, как от кошмарного месива исходил пар, чьё зловоние медленно, но верно разносилось по всему лесу.
      Молли изо всех сил старалась держаться, но чувствовала, что содержимое её желудка уже подобралось совсем близко к горлу. Всё тело было в поту, колени подкашивались. Чтобы не упасть, она схватилась за чёрную ткань на спине Иллабиса. И сам парень не остался беспристрастным. Он был потрясён и испытывал двойную дозу напряжения — собственного и того, что исходило от Молли. Илл уже видел эту картину на стройплощадке, но та не была столь масштабной.
      Пока парень медлил, граф ринулся в бой. Бифомису был знаком этот приём, и ему уже приходилось сталкиваться с подобным зрелищем на войне. Он знал, что силой «световой волны» обладали только предводители легионов, а значит, перед ними предстал очень опасный противник. Нельзя было терять ни минуты, пока выходец из Мира Света не восстановил силы и не начал накапливать энергию для очередной атаки. Двадцать минут. Если не убить его по истечению времени, Бифомис превратится в такую же мерзкую жижу на земле. А вот как повлияет «волна» на Иллабиса с Молли, неизвестно, и проверять это у графа желания тоже не возникало.
      Взмах крыльев, и Бифомис уже падал прямиком на врага. Смертоносная секира поймала отблеск лунного света и, казалось, впитала его в себя. Граф действовал быстро, но, похоже, не достаточно — секира встретилась с широким лезвием длинного меча.
      Молли ещё сильней вцепилась в Иллабиса. Парень повернулся к ней и взял за плечи.
      — Не переживай, он справится. Биф и не в таких переделках бывал. Не бойся.
      — Да я не за него боюсь! Ты ведь бросишься к нему на помощь, а вдруг ты… — она смолкла, боясь произнести свои мысли вслух.
      Илл от неожиданности впал в ступор, продолжая держать девушку за хрупкие плечи. Но быстро взял себя в руки и поспешил свести всю ситуацию в шутку, чтобы отвлечь Молли от ненужной привязанности к нему:
      — Я крепкий мальчик, не сломаюсь. Мы ещё успеем согреть мою постель.
      Молли вспыхнула и хотела вставить пару ласковых, но парень продолжил:
      — Лучше я верну тебя домой, здесь становится жарковато.
      — Нет! — оживилась она, вспомнив свой долг журналиста. — Я останусь! Это просто… Я уже в норме, правда.
      Он с недоверием взглянул ей в глаза.
      — Прошу.
      Девушка дрожала всем телом. И дураку стало бы ясно, что ей было чертовски страшно. Но этот упрямый огонь в её глазах не погасал ни на секунду.
      — Ладно, — нехотя согласился он с чувством, что ещё пожалеет о своём решении. — Спрячься в деревьях и даже не вздумай высовываться.
      Молли отрывисто закивала, напряжённо поджав губы, и припустилась к ближайшим деревьям. Убедившись, что девушку не видно, Илл ринулся в бой.
      Бифомис изо всех сил не позволял светляку подняться в воздух, что было только на руку Иллабису. Он молниеносно и бесшумно напрыгнул на врага сзади, ухватившись за его крылья и потянув их назад. В воздух метнулся ворох перьев, но «ангел» устоял на ногах. Сильные крылья одним взмахом оттолкнули Илла назад, и в тот же миг на его шее сомкнулись тонкие пальцы.
      — Как это низко, нападать со спины, отродье теней! — высокий голос был порывист словно ветер в заледенелом каньоне Гренландии.
      Иллабис на миг провалился в себя, забыв о плотных тисках на своей шее. Глядящий на него яростный взгляд в глубине низкого капюшона пронизывал до самых костей, вызывая налёт чего-то знакомого, некий смутно вырисовывающийся и тут же ускользающий образ, который вот-вот сформируется, только дай время.
      — Не лезь, пацан! — Граф выдернул его из временного забвения, не дав разуму дойти до кульминационной точки. — Он мой! — Лицо Бифомиса разрезала безумная улыбка. Он был преисполнен восторгом и нетерпением. Лезвие его секиры с искрами лизнуло вражеский меч.
      Воспользовавшись ситуацией, Иллабис высвободился и отскочил в сторону, вынув свои клинки из ножен.
      — Ну же, покажи, на что ты способен! — воодушевлённо взревел Бифомис. Он агрессивно наносил удары один за другим, не сбавляя темпа.
      Противник отразил очередной удар и, уклонившись от следующего, со всей силы пнул графа ногой, угодив в солнечное сплетение. Бифомис отлетел на приличное расстояние и рухнул на колени, не успев воспользоваться крыльями. Сильная жгучая боль в верхней части живота не давала сделать вдох, в глазах темнело, но граф усилием воли не давал себе потерять сознание. Выходец из светлого мира оказался силён. Бифомис недооценил его, ошибочно полагая, что хилое телосложение противника увеличит шансы на победу. На «ангеле» не было привычных графу доспехов, преувеличивающих размеры тела, лишь сидящий по фигуре длинный серый плащ с узорами из золотой нити, низко опоясанный тремя широкими ремнями с длинными золочёными ножнами. Грациозный, высокий и лицемерный, он наверняка из знатного рода, думал граф.
      Тем лучше.
      Сделав хриплый вдох, он усмехнулся и вытер тыльной стороной ладони вытекшую из уголка рта дорожку крови. Граф собирался нанести ответный и не менее мощный удар, но в планы вмешался мальчишка. Илл прыгнул на плечи «ангела», зажав его шею между ног, и всем туловищем подался назад. Руки парня твёрдо коснулись земли, и тело противника перелетело через него, впечатавшись лицом в почву и растянувшись во весь рост.
      «Ангел» взревел от ярости. Но не успев толком подняться, он вновь оказался в горизонтальном положении под напором Бифомиса. Граф повалил его на лопатки. Прижатые крылья беспомощно дёргались и ёрзали по земле, орошая свою идеальную белизну грязью. Капюшон ангела слетел, высвободив наружу длинные платиновые волосы, казавшиеся в свете луны абсолютно белыми. Голубые глаза с презрением смотрели в сияющие тёмные аметисты.
      — Отвечай, зачем люцен пожаловал в Промежуточный Мир, и смерть твоя будет быстрой. — Безумная ухмылка не сходила с лица Бифомиса, оголяя острые зубы. Нервно облизав верхнюю губу, он продолжил: — В противном случае, — граф провёл секирой перед глазами «ангела», демонстрируя острое лезвие, и замахнулся ей над его правым крылом, — выбирай, какое крыло будет первым!
      Люцен поморщился и, сощурив глаза, процедил сквозь зубы:
      — Как это низко, таким бравым воинам творить столь гнусные деяния, губя невинных людей. Я очищу этот мир от вас и ваших омерзительных прихвостней! — Его глаза вспыхнули ярким жёлтым светом.
      Бифомис отшатнулся и поспешил прикрыться рукой от ослепительного сияния. Светляк высвобождал энергию для своего последнего удара. Время вышло.
      — Вздор! Мы не тронули ни одного человека! — Граф жмурил глаза от боли, не решаясь отвести от них руку.
      Свечение расползалось по всему телу люцена, становясь всё опасней. Он поднялся на ноги, грозно возвышаясь над графом.
      — Если ты прибыл для зачистки, — выкрикнул Иллабис, — то убив нас, ты дела не изменишь! — Выиграть бы время для побега.
      Кажется, его слова достигли своей цели. Они заставили «ангела» обернуться.
      — Что ты имеешь в виду?
      Иллабис сильно зажмурил глаза и отвёл голову в сторону — свет был невыносимо ярким и жгучим; не спасали даже закрытые веки. Парню пришлось укрыться от него рукой.
      — Мы сами охотимся на этих тварей! След привёл нас в это логово, но оно не одно!
      — Есть и другие? — в холодном тоне проскочили нотки заинтересованности.
      — Появятся, — отозвался Иллабис, понизив голос. — Если не поймать того, кто впускает их в Промежуточный Мир. И мы знаем, кто виновник, — добавил он после интригующей паузы.
      Иллабис почувствовал, что свет утих. Он отвёл руку от лица и приоткрыл глаза, рассеяв их черноту. Режущая боль сразу отступила, оставив только неприятное тянущее чувство напряжённости, словно он не спал много ночей, не давая глазам отдохнуть.
      Люцен стоял совсем близко и пристально смотрел на Иллабиса. В его глазницах до сих пор клубилась энергия нестабильного света, которая в любой момент грозила вылиться наружу, утопив в себе тьму.
      — Кто? — потребовал крылатый.
      — Если мы приведём тебя к нему, обещаешь не трогать нас?
      — Ты смеешь предлагать мне сделку, тень?! — презрительно выплюнул люцен. Он схватил парня за плечо и в один миг уложил на лопатки, приставив к горлу острый кончик меча.
      — Нет! — надрывный женский крик разлетелся по всей поляне, всколыхнув холодный ночной воздух.
      «Ангел» замер. Он обернулся, и угрожающий свет его глаз потух. Он не моргая смотрел на перепуганную девушку. Её грудь тяжело вздымалась и опускалась от тревоги и страха. В голубых глазах блестели серебристые слёзы, белокурые пряди выбивались из-под чёрной ткани, покрывающей голову — чёрный цвет совершенно не подходил этому прекрасному созданию. В её волосы должны быть вплетены белоснежные цветы, а изящный стан покрывать утончённое длинное платье белее самих облаков. А глаза должны блестеть не от слёз, а от радости.
      Он потерял всякий интерес к своему противнику. Выпрямившись, люцен сложил меч в ножны, не сводя при этом взгляда с Молли, и подошёл к ней.
      Девушка вздрогнула, когда «ангел» коснулся её щеки. Его рука оказалась горячей. У Молли возникло чувство, что всё её тело наполнилось пьянящим теплом, расслабляя и одурманивая. «Ангел» стянул с её головы шарф, выпустив на свободу светлые локоны. Он улыбнулся и нежно произнёс:
      — Приветствую тебя, о юная дева. Моё имя Элат. Могу я услышать твоё?
      Молли боялась даже вздохнуть, не то чтобы что-то говорить. Он был на удивление мил, но от него так и веяло смертельной опасностью, которою ощущала каждая клеточка её тела. Совсем недавно он в клочья разорвал чудовищ, даже не используя рук! А сейчас дружелюбно интересуется, как её зовут?
      — Сейчас же убрал от неё руки.
      Люцен чинно развернулся на голос, который отвлёк его от созерцания девушки. Иллабис стоял перед ним, как обиженный мальчишка, у которого отобрали игрушку. Тьма вновь вспыхнула в его глазах. Он принял боевую позу и приготовил свои мечи.
      — О, так она была вашей наживкой? — небрежно поинтересовался «ангел». — Какое расточительство, пускать в расход такое великолепие. И это нас вы называете варварами?
      Иллабису стало противно от его рассуждений. Он считал нормальным обречь на смерть девушку, которая была не слишком привлекательной на его взгляд? Их род не просто варвары, они бездушные твари, хуже самих теней.
      — Ты… — Лицо парня скривила гримаса злости. Он был готов швырнуть в него клинки.
      — Элат, значит? — вмешался Бифомис, встав между ними. Нельзя было позволить мальчишке угробить такой шанс.
      — Хорошо запомни это имя. Имя того, кто избавит тебя от тьмы, даровав очищение смертью, — презренно кинул люцен, гордо задрав подбородок.
      — Попридержи коней, — возмущённо парировал граф. — Без нас тебе ещё долго придётся пребывать во тьме, тоскуя о своём любимом свете. Может, ты всё же соизволишь ответить, какое тебе дело до того, что твориться здесь?
      Люцен медлил, раздумывая над словами Бифомиса, которые казались ему весомым аргументом. Если тот не лжёт, то перспектива застрять здесь его не радовала.
      — Я был послан сюда, дабы восстановить равновесие. Промежуточный Мир — нейтральная территория, но здесь стало слишком много тьмы. Мы, народ света, больше не можем стоять в стороне. Я уничтожу захватчиков, пока война не дошла и до этих мест.
      — «Захватчиков?» — недоумевал Иллабис.
      — Так вот почему сюда послали кого-то из высоких чинов, — хмыкнул Бифомис. Он демонстративно отряхнул рукав своего сюртука. — Хотели уладить дело быстро и без проблем? Жаль, не вышло. — Граф развёл руками.
      Иллабис не понимал, чего добивался этот чокнутый тип. Зачем Бифомис вмешался и не позволил ему снова ввязаться в бой, если сам теперь провоцирует врага? Знать бы ещё, какая часть графа сейчас в режиме онлайн.
      Однако люцен отреагировал на это неожиданно спокойно. Его губы поддёрнула насмешливая улыбка.
      — Храбрости тебе не занимать. — Элат скрестил руки и кинул на графа оценивающий взгляд. По манере поведения этого наглеца и по тому, как он гордо держался, говоря с ним, люцен понял, что тот далеко не из низов. — Смею предположить, что и у вас «без проблем» не получилось? Что ж, похоже, Мир Теней и сам обеспокоен утечкой, раз на розыск виновника послали тебя.
       Бифомис сдержанно кивнул, решив сокрыть тот факт, что и сам находился здесь «нелегально». Пусть люцен сформирует для себя свою правду, лишь бы это помогло выйти из ситуации, не получив при этом нож в спину.
      — Полагаю, что всё разъяснилось, и мы можем рассчитывать на временное перемирие?
      — Хорошо, — протянул «ангел». — Вы приводите меня к тому, кто заварил эту кашу, а я оставляю вас в живых. Но у меня будет условие.
      — Какое же? — деловито осведомился граф.
      — В качестве приятного трофея я прихвачу с собой девчонку.
      — Однозначно нет! — тут же отказал Иллабис и ревностно заслонил Молли спиной.
      Элат усмехнулся жалким попыткам мальчишки защитить человеческую девушку. Будто эти слова что-то изменят. Она уже в его руках. А вот оставлять ли в живых этих двоих — вопрос.
      — Вы не в том положении, чтобы отказываться. — Глаза люцена пронзила вспышка света.
      Повисла тишина.
      Молли в ужасе вцепилась в Иллабиса. Неужели они собираются отдать её ему?
      Взмах огромных крыльев заставил вздрогнуть от неожиданности всю троицу, а потом «ангел» молча устремился в ночное небо.

       Это было слишком. Это с самого начала было слишком, но после всего увиденного, тело Молли сотрясала нервная дрожь. Иллабис, который только что перенёс её с места кровавых событий домой, невозмутимо стоял в углу комнаты, наблюдая за девушкой, метающейся из стороны в сторону.
      — Меня в качестве трофея! — вдруг выкрикнула Молли, не веря своим словам. Она снова содрогнулась, вспомнив, как была почти уверена, что они отдадут её на растерзание этому варвару. — Я ведь не какая-нибудь вещь! И, о боже, ты видел, что там творилось? — её голос дрогнул. — Я словно в кошмаре, из которого не могу проснуться.
      Иллабис нахмурился. Ему показалось, он услышал всхлипы. Она плакала? Девушка, которая не останавливалась не перед каким трудностями и храбро лезла, мягко говоря, не в своё дело вдруг плакала? Неужели она наконец поняла, насколько ужасен и опасен для неё его мир? Насколько ужасен и опасен он.
      — Что ж, я, пожалуй, пойду. Не высовывайся из дома. И будь внимательна. Люценам не страшен дневной свет.
      — Что? Нет! — Молли повернулась к парню, и по её щеке скатилась слеза. Она упрямо смахнула её, стараясь делать вид, что этого не было.
      — Молли, я не только видел, что там творилось, но и участвовал в этом. Мне неприятно видеть твои слёзы и страх, но я рад, что ты наконец поняла, с чем имеешь дело.
      — Нет! — снова сказала Молли с надрывом. В горле стоял ком, казалось, кроме «нет» она не могла сказать больше ничего. От мысли, что она останется одна в квартире, паника накатывала с новой силой. — Не уходи, — проговорила она.
      Парень открыл рот, но тут же закрыл его. Он не мог понять, почему Молли до сих пор не оставляет его в покое. Где-то в глубине своей чёрной души он даже был этому рад.
      — Ты уверена? — спросил он.
      — Конечно, я уверена! — закричала она, всплеснув руками. — Илл, ты единственный, кого я здесь знаю. И… единственный, кто может меня защитить. — Молли снова начала плакать, осознавая своё одиночество. А парень, которого она хотела видеть сейчас рядом, считал её занозой в заднице. От этой мысли она заплакала навзрыд.
      — Эй, Молли, малышка… — Иллабис запнулся, поняв, что только что переступил черту. Однако он надеялся, что когда девушка придёт в себя, она об этом не вспомнит или хотя бы не предаст значения. — Не плачь. — Он подошёл к Молли и осторожно, словно она была хрупкой стеклянной статуэткой, обнял её. Он чувствовал, как под его руками сотрясаются её плечи, а его кофта постепенно становится мокрой. — Упокойся, я никуда не уйду.
      Молли ещё сильней прижалась к Иллабису и обняла его в ответ. Чувствуя его тепло и заботу, она начала успокаиваться.
      — Вот так, — проговорил парень, поглаживая её по волосам. — А теперь тебе нужно поспать. — Он взял её за плечи и отстранил от себя.
      — Нет, — снова сказала она. Голос был вялым и истощённым. — Как только я усну, ты уйдёшь. Я тебя знаю.
      Иллабис улыбнулся. Вообще-то он и правда планировал убедиться, что Молли крепко спит целая и невредимая, и уйти.
      — Разве не в этом смысл? — спросил он. — Чтобы я побыл рядом, пока ты не уснёшь.
      Молли застыла, глядя в глаза Илла. Вмиг мир прояснился. Время от времени она продолжала всхлипывать после грандиозной истерики, но ясность вернулась к ней.
      — Да, конечно, — промямлила она. Она едва не предложила ему переспать с ней. Разумеется, не в том смысле этого слова, но даже это чересчур, учитывая их натянутое общение. — Просто, я… я перенервничала. Теперь всё хорошо. — Она сделала шаг назад от парня. Вытирая тыльной стороной ладони мокрые щёки. — Не обязательно оставаться со мной. Можешь идти, если хочешь.
      Иллабис наклонил голову набок, с интересом изучая девушку. Она храбрилась. Снова. Делала вид, что всё хорошо, когда ещё минуту назад цеплялась в него мёртвой хваткой.
      — С твоего позволения, я останусь, — всё же заявил парень. — Но только если ты ляжешь спать.
      Молли уже хотела запротестовать, сказать, что ей нужно сходить в душ или хотя бы снять с себя испачканную в лесной земле одежду. Но сейчас ей казалось это таким трудным и требующим непосильных усилий, что она просто кивнула и прилегла на застеленную кровать. Свет погас, и уже в следующее мгновение Молли ощутила рядом с собой тело, тёплое и крепкое. Длинные руки Иллабиса осторожно обвились вокруг её талии, а грудь прижалась к её спине. Она собиралась возразить. Первые две секунды. Но затем его успокаивающее тепло окутало её. Она расслабилась в его руках, чувствуя, как сладкий сон медленно подкрадывается к ней.
      — А ты не шутил, когда сказал, что мы успеем согреть постель… — сонно пробормотала Молли.
      — Я всегда шучу серьёзно, — ответил он, но девушка уже не слышала его.



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги