Сын Республики

Размер шрифта: - +

2. Восстание

16:00 по местному времени. Неаполь. Нижний город.  

Все началось с нескольких сотен разъяренных мужчин сбившихся в толпу перед обветшалым зданием старого храма. Людей разгорячили речи проповедника, вещавшего со старых ступеней, из которых были выбиты куски камней.

- Ваши дети и жены голодают, пока вы гнете спины ради пары десятков динар! – Толпа загудела гигантским насекомым, поддавшись вперед. – Спросите себя, голодает ли лис Пастоци! Голодают ли Винчи! Может, сын аль-Бахрири мечется в болезненной лихорадке, без нужных ему лекарств!

- Нет, - скандировала толпа.

Народу собиралось все больше, новые мужчины вливались в массу тел. Простые прохожие останавливались, заинтересованные призывами безумца бросающего, в своих речах, вызов правителям Республики.

- Вы не знаете, как выжить на ваши скудные средства, но вряд ли это волнует наших властителей! Нет! Они предпочитают пировать, пока окружающие голодают, пить и веселиться, пока матери оплакивают своих детей! Ни это самое страшное! Хуже всего, что они и не думают скрывать свои пороки от страждущих! Узрите эту мерзость! Пир во время чумы!

Загорелся экран, установленный над заколоченными и давно уже сгнившими воротами. Среди людей пронесся вой и злые крики при виде молодых гвардейцев преклоняющих колени, для принятия присяги. Камера крупным планом показала гостей, одетых в свои лучшие наряды, поражающие роскошью убранства. Яростный гул возмущения нарастал с каждой секундой.

Проповедник устало опустился на ступени и, будто в отчаянии, прикрыл голову руками.

- Эвли, - раздался голос в толпе, - скажи, что нам делать?!

Эвли. Эвли. Толпа скандировала имя своего героя, того, кто не боялся сказать правду, и, даже объявись здесь сам аль-Бахрири или Малик Федан, он не боясь возмездия, обличил бы их пороки перед людьми.

- Эвли, мы ждем, - прокричал другой голос. – Скажи, что нам делать?!

Проповедник медленно оглядел толпу и тихо, боясь, что его услышат, произнес: - Разве можно терпеть подобное и считать себя людьми?

Эти слова, произнесенные с оттенком печали и скорби, передавались из уст в уста. Специальные люди повторяли их в толпе, передавая от тех, кто стоял впереди, до задних рядов. Вскоре, в нарастающем рокоте возмущения, стали раздаваться и другие слова: - Смерть! Позор! Не люди! Животные!

- Бунт! – донеслось из людской массы. – Восстание!

Среди мужчин сразу выделились лидеры, призывающие остальных к расправе, кто-то принёс черные баулы; их тут же расчехлили, замелькало оружие, передаваемое из рук в руки. Несколько человек вели съемку на телефоны, планшеты или камеры.

Толпа разделилась на несколько потоков и двинулась по узким улочкам, в направлении, которое указывали лидеры этого стихийного бунта. По пути набирали новых добровольцев или просто избивали старых врагов, да и просто случайных прохожих.

16:24

Первыми целенаправленными жертвами бунтовщиков стали пункты раздачи гуманитарной помощи, в особенности их сотрудники. Оружие, по большей части гладкоствольные ружья и дробовики, пистолеты малого калибра, простые дубинки или биты, заполучили, самые жестокие или более опытные участники происходящего. Многие из них были вышедшими на свободу или скрывающимися от полиции уголовниками, кто-то отслужил в армии, простым рядовым. Атаки были жестокими, лишенные возможности защищаться, сотрудники пунктов раздачи пытались торговаться за свою жизнь. Бесполезно. Толпа жаждала крови, и это желание возросло, когда выяснилось, что гуманитарные грузы не поставлялись в пункты несколько месяцев.

- Смерть Лису! Смерть Пастоци! – скандировали люди.

Зазывалы уводили людей от пунктов, прочь из чрева Трущоб, и немногие замечали, как организованные группы быстро зачищают склады с гуманитарной помощью.     

Масса людей распространялась по улочкам Нижнего города, бурной лавиной гнева, её сопровождали грабежи и разбой, пока ещё лишенные массового характера, ведь у толпы была цель. Вырваться за пределы трущоб и нищеты, добраться до более зажиточных кварталов, вдоволь, поживиться и добраться с трофеями до родных районов целыми. Если повезет.

В нескольких точках Нижнего города загорелись дома, к небу потянулись столбики дыма, по крайней мере, один пожар случился в результате взрыва.

17:00 Менфи-Ново. Административный район Египет. Нильская особая зона.

Трущобы Менфи-Ново были объяты огнем. Выступления в этом городе, начались одновременно с Неаполем. Здесь речь Эвли звучала из динамиков и колонок, установленных на специальных фургончиках, курсирующих по улицам. Запись людей идущих по улицам Неаполя с оружием в руках распространялась в темной сети, той части интернета, куда не доходила правительственная цензура. Специальные провокаторы направляли толпу в сторону административного центра города, где расположились здания правительственной администрации. Пожары загорались один за другим в результате целенаправленных поджогов и подрывов зданий. Огонь быстро перекидывался на расположенные рядом дома; из-за тесной и неконтролируемой застройки, когда дома примыкали вплотную, и, иногда, наслаивались друг на друга, трущобы вспыхнули в одно мгновение. Черный дым заполнил небо, узкие улицы тонули в белесой дымке. В толпу бунтующих стали вливаться испуганные люди, бежавшие от огня. Страх смешался с гневом. Толпа ускорила свое продвижение вперед. Людей начали давить в общей толчее.

О происходящем в городе доложили главе чрезвычайной администрации Луиджи Бонавентуро. С его стороны был отдан четкий приказ не заходить в трущобы, полиция должна была поставить оцепление и встречать бунтовщиков на входе в правительственный квартал.

- Стрелять на поражение. Подавить бунт любой ценой.  

17:12 Неаполь.

Произошли первые столкновения между бунтовщиками и полицейскими патрулями, несмотря на это, ни руководство столичной полиции, ни министерство внутренних дел не отреагировали на происходящее в трущобах. Аналитические записки падали на служебную почту министра Пастоци ежесекундно, но он решил занять выжидательную позицию, надеясь, что происходящее не выйдет за пределы Нижнего города. Тем временем толпа разделилась, кто-то продолжал громить пункты раздачи гуманитарки, другие продолжили путь в сторону более спокойных районов. По улицам бродили банды объявившие охоту на патрули. Звуки выстрелов, погромов, людских криков и плача слились в единую какофонию.



Wylz

#3733 в Фантастика
#3114 в Разное
#190 в Боевик

В тексте есть: антиутопия, война

Отредактировано: 26.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги