Сын Республики

Размер шрифта: - +

6. Кабинет ветеранов

Кабину вертолета тряхнуло, стоило машине приземлиться на территории частного вертодрома. К транспорту тут же направился персонал из числа технической обслуги. Хасан отодвинул в сторону створку и выскочил из транспорта первым, за ним на площадке, освещенной посадочными огнями, оказался генерал аль-Бахрири. Генерал в сопровождении адъютанта направился к парковке, где их уже ждала машина. Вертодром являлся частью инфраструктуры загородного клуба, находившегося в ведении министерства внешней безопасности. Весь комплекс, включавший в себя вертолетную площадку, небольшую двухэтажную виллу, поле для гольфа, причал и фитнес клуб, располагался на Корсике. Клуб пользовался популярностью у представителей генштаба, гвардейцев и высшего офицерского корпуса вооруженных сил. Хасан открыл перед генералом дверцу машины, пропуская его вперед, сел следом и автомобиль поехал в сторону виллы.

Генерал много раз посещал это место, в сопровождении семьи или в одиночестве, чтобы вспомнить с сослуживцами отгремевшие сражения и выпить за потерянных в боях товарищей. Приезжал он в клуб и для участия в политических встречах, дебатах, заключении новых союзов и создании фракций. На этот раз возникла именно такая необходимость. Союз друзей армии, объединение ветеранов разных войн, продолжающих службу или ушедших с неё, созывался фамилией Федан. Негласными лидерами и основателями этого союза.

- Съезд Союза намечен на три часа дня, - докладывал Хасан, - но маршал просил вас приехать раньше, для участия в закрытой части заседания.

Аль-Бахрири кивнул, погружаясь в свои мысли; ему не были известны мотивы старика, но не надо было быть гением, чтобы догадаться о важном политическом заявлении, которое прозвучит на съезде. И это определенно будет связано с недавними событиями.

- Я знаю старого волка Федана, - прошептал генерал,- он решил действовать. Ударить по Пастоци и его министерству, используя их промах. Чтобы он не сказал, это будет либо первым ударом, либо первым шагом в подготовке этого удара.

Аль-Бахрири посмотрел на своего адъютанта, лицо генерала избороздили морщины тревоги и беспокойства по поводу грядущих событий.

- Что с моим сыном?

- Он пребудет в порт Александрии через несколько часов, в Каире его встретит наш человек и передаст все надлежащие инструкции. Если не возникнет осложнений в пути, молодой господин пребудет в расположение лояльных нашей фамилии частей через два дня.

- Если?

Хасан неопределенно пожал плечами, списывая неоднозначное «если» на непредсказуемость жизни и вселенной.

Машина остановилась, управляющий клуба лично принимал такого высокого и значимого гостя, как генерал аль-Бахрири.

- Господин аль-Бахрири, - голова управляющего склонилась в учтивом поклоне. – Позвольте лично проводить вас. Генерал ожидает.

Муджалид перекинулся с Хасаном удивленными взглядами и направился за управляющим.

Генерал, следуя за проводником по коридорам и галереям виллы, отметил отсутствие отдыхающих. «Неужели Федан определил весь клуб под нужды Союза?» - эта внезапная догадка заставила аль-Бахрири тщательнее продумывать свою стратегию во время съезда, который все больше переставал походить на рядовое собрание ветеранов. «Он точно сделает серьёзное политическое заявление, и я узнаю о нем прежде других».

Управляющий подвел их белой двери с изящной покрытой золотом ручкой и постучал, предупреждая, ожидающих внутри комнаты, об очередном госте. Хасан остался снаружи, его проводили в конференц-зал, где ожидали другие адъютанты, готовясь к намечающемуся съезду.

Муджалид вошел внутрь небольшой комнаты-бара, окна, ведущие во внутренний дворик, были раскрыты настежь, пропуская внутрь прохладу. Несколько высших офицерских чинов из генштаба распределились между столиками и барной стойкой, кто-то, отпивая небольшими глотками алкоголь из низких широких бокалов, кто-то, куря сигареты и стряхивая пепел в тяжелые пепельницы из малахита.

Аль-Бахрири знал всех присутствующих в комнате людей, членов ближнего круга, птенцов Малика Федана, своих собратьев по оружию. Аббас Басиль, успешный артиллерийский генерал, вел беседу с Данте Розетти представителем военной разведки. Умберто Амичи мрачной горой возвышался над всеми присутствующими, он всегда держался отдельно от остальных, избегая светских бесед. Всех их, бывших учеников великого солдата, жизнь разбросала по разным родам войск, несмотря на это они поддерживали связи, объединенные старой дружбой, верой в армию и своего лидера. Лидера, которого здесь не было; вместо Малика, курящего свою привычную сигарету, от которой исходил густой едкий дым, главенствующее место занял его младший сын. Амин Федан расположился за барной стойкой, играя роль хозяина, предлагая всем алкоголь. Аль-Бахрири направился в его сторону, проходя мимо друзей приветствующих его, словами, жестами, простым кивком или движением брови.

Амин, Аль-Бахрири помнил его, мелкий прохвост, тень своего старшего брата. Вахид был старше лишь на несколько минут, но эта разница определила отношения между близнецами: Амин во всем следовал за своим братом. Злые языки шутили, если Вахид разведется, Амин в тот же день объявит о помолвке на бывшей жене брата. Даже в их компании, к нему относились несерьёзно, как к талисману, веселому мальчишке пытающемуся походить на настоящего солдата, как будто они сами не были такими, в то время. Второй во всем, даже в глазах отца. Смерть внесла свои безжалостные корректировки, сделав наследником фамилии Федан, того, кто раньше был в тени; и не было на похоронах более скорбящей души, чем Амин. Теперь он был первым во всем, но ни один злой язык не осмелился заявить о возможном убийстве, боясь, что его отрежут.



Wylz

#3738 в Фантастика
#3130 в Разное
#192 в Боевик

В тексте есть: антиутопия, война

Отредактировано: 26.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги