Сын Республики

Размер шрифта: - +

8. Важный груз

Сны Катарины были беспокойными, страшными, наполненными зловещими смыслами. В этих снах она слушала речи Джузеппе, в их скрытой молельне, но не понимала, о чем он говорит, что, впрочем, было, порой, справедливо и для реальной жизни, особенно, когда священник начинал рассказывать о прошедших днях. Джузеппе говорил, но из его рот лишь двигался, не издавая ни единого звука. Катарина пыталась услышать слова, прочитать по губам, любым способом понять, что же ей хочет сказать слуга Всевышнего, когда за его спиной появились две тени; штатские, забравшие её из храма. Девушка попыталась предупредить священника, но так же не издала ни звука, хоть и кричала во все горло. Тот, из штатских, кого звали Аквилой, улыбнулся ей, самой мерзкой из улыбок, которые только возможны; они заломили Джузеппе руки, поставили его на колени, воздух прорезал крик боли, слышимый ярко и отчетливо в полной тишине. Штатские потащили священника к алтарю, на котором лежал тяжелый крест, составленный из, связанных толстыми тросами, деревянных балок. Катарина кричала на них, приказывала остановиться, говорила, что они подчиняются её семье, а значит и ей, но ни один звук не раздался, лишь крики боли, которые издавал священник, заполняли пространство. Штатские положили священника на крест, в их руках появились молоточки и гвозди, они стали неторопливо и методично вбивать эти гвозди в кисти рук Джузеппе. Катарина не могла выносить поднявшийся вой и крик, она не слышала ничего, кроме этого крика. Затем из уст Джузеппе вырвались слова обвинений в адрес девушки.

- За что?! Почему ты так жестоко наказала нас?! Что такого, мы тебе сделали?! Чем прогневили?!

Катарина упала на колени, сжалась в ужасе, прикрывая голову руками, стараясь не слышать обвинений, перекричать их мольбами о прощении.

 - Прошу, я не хотела этого! Это не я! Они! Они пришли за вами!

 - Но ведь никто не просил тебя ходить в эту молельню, день за днем.

Голос доносился сверху; Катарина подняла голову, она стояла у подножия холма, на вершине которого в землю был вбит крест, подобный тому, к которому прибили священника, но на кресте висел не Джузеппе. Это была мать Катарины. Девушка закричала от страха и кинулась к вершине холма, надеясь сорвать маму с креста, любой ценой. Но вершина лишь отдалялась, с каждым шагом и, к ужасу Катарины, на холме появлялся новый крест. На крестах были развешаны её родственники и прихожане Джузеппе, они кричали от боли, проклинали девушку, обвиняли в своей смерти, и вся эта какофония обрушилась на Катарину лавиной физической боли, заставляя проснуться. 

Стоило ей сбежать из-под власти кошмара, как Катарина понимала, что другой кошмар по-прежнему реален. Она услышала крик, женский, какую-то несчастную избивали этажом ниже, ощутила укусы клопов, покрывавшие все тело, почувствовала матрас под спиной и пластиковые хомутики на ногах и руках. Похитителя рядом не было, впрочем, недолго, прошло не менее получаса, прежде чем дверь квартиры открылась, и он вошел внутрь. В новой одежде с пакетом в руке. В пакете оказалась еда, дешевый фастфуд из ближайшей забегаловки, но её желудок призывно заурчал при первом намеке на еду. Действительно, она не поела перед мессой, вчера, когда ещё покидала дом, пусть и в страхе, что её раскроют, но уж точно без опасений, что её похитят. Похититель опустился на корточки и развязал хомутики на руках; он нисколько не боялся её. Катарина не возражала, она и сама бы себя не испугалась, в нынешнем состоянии.

- Ешь, - он указал головой в сторону еды. – Мы пробудем здесь ещё три дня. – Мужчина ухватил Катарину за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. – Не думай, что это закончится. Не думай, что тебя спасут. Мы пробудем здесь три дня, затем покинем город, и ты окажешься ещё дальше от своей фамилии, поняла. Так что ешь.

Его голос был наполнен силой и металлом, но самое страшное безразличием. Он не кричал на неё, не пытался избить, подобно той несчастной с верхнего этажа, просто заставлял смириться перед новой реальностью. И это ломало её сильнее, чем крики или побои.

- Они найдут меня, - сквозь слезы прошептала Катарина. – Перевернут весь город, но найдут.

- Да, они перевернут весь город, но, к тому времени, ты уже будешь далеко. Ешь. Через пять минут я отлучусь и перед уходом снова свяжу тебе руки: если не успеешь поесть, как человек, придется, есть как собаке.

Катарина набросилась на еду, презирая себя, за то, что все её попытки сопротивления воле похитителя, превращаются в рыдания и слезливые угрозы. Он ушел через пять минут, как и обещал, сцепил ей руки хомутиками и покинул квартиру, не побоявшись оставить девушку одну, а она, в свою очередь, просто завалилась на свой матрас, сотрясаясь в рыданиях.

Катарина потеряла счет времени, стресс в совокупности с отчаянием и страхом оставили её без сил, она не знала, когда вернулся похититель, но  лицо его было мрачнее обычного. В голове промелькнула надежда, может он заметил слежку, может, её местоположение уже вычислили и штурмовой отряд незаметно окружает здание? Глупые картинки проносились в голове, вот пуля снайпера убивает похитителя, прежде чем, тот успеет что-нибудь предпринять, дверь слетает с петель, и в квартиру врываются бойцы во главе с отцом или братьями, а она, вся в слезах, падает в их объятия. Нет, в следующую секунду ничего не происходило, похититель застыл посреди комнаты, и ему ничего не угрожало, а Катарину вновь накрывала волна отчаяния. Похититель подошел к ней, девушка инстинктивно отползла назад, прижимаясь спиной к стене.

- Кто ты, - озадаченно спросил он. Впервые за все время, после похищения. – Из какой фамилии?



Wylz

#3741 в Фантастика
#3107 в Разное
#189 в Боевик

В тексте есть: антиутопия, война

Отредактировано: 26.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги