Сын Республики

Размер шрифта: - +

9. Смерть. Скорбь. Долг. Честь.

- Смерть, - Аскар старался выглядеть спокойно, даже хладнокровно, - верная спутница каждого солдата. Я не надеюсь, что эта запись дойдет до вас прежде, чем вы узнаете, что Франческо Гуэрра, младший лейтенант Республиканской Гвардии, погиб в своем первом столкновении с противником. Даже на долю мгновения, я не смогу представить боль которую вы испытываете, и все же, мадонна, я приношу свои искренние соболезнования вашей утрате. Мне пришлось пережить потерю, товарища, верного друга и союзника, вам – родного брата. Вместе с соболезнованиями, позвольте надеяться, что вы примите и мольбу о прощении: я должен был оберегать Франческо, как своего друга, но, после объявления о нашей помолвке, ещё больше я должен был оберегать его, как своего брата. В бою меня не было рядом с друзьями, можно придумать множество оправданий подобной беспечности, но их не будет. Надеюсь на скорое возвращение и возможность увидеть вас снова, любовь моя. С выражением скорби надеждой на лучшее, Аскар ибн Муджалид аль Бахрири, Египет, Каир.

Ева вновь отмотала до начала короткого послания от своего будущего супруга. Аскар не знал, что его сообщение достигло семьи Гуэрра прежде визита маршала, решившего лично сообщить отцу семейства о гибели его сына. Скорбный крик боли, раздавшийся из комнаты дочери, служил роковым предзнаменованием вечернему звонку в дверь. Маршал Федан, появившийся на пороге их дома, увидел, что опоздал, по лицу матери, потерявшему тот цветущий вид, охваченному мертвенной бледностью. Эту часть своей работы старик ненавидел очень давно, но никогда не пытался уклониться от долга. Что он мог им сказать? Только то, что их сын умер во имя Республики, исполняя свой долг. Долг? Мальчишка умер по дороге к месторасположению своего подразделения. Ему и оружия то собственного не успели вручить. Тем не менее, он произнес эти слова, как произносил их сотни и сотни раз до этого, глядя в другие заплаканные и бледные лица. Он мог быть лейтенантом, майором или маршалом, одно было неизменно, Малик всегда сообщал семье своих подчиненных весть о смерти родственника. И почти каждый раз, странная фраза, - «Он умер во имя Республики», - давала облегчение, пусть и частичное, сглаживала печаль на лицах, легким оттенком гордости.

Ева снова просмотрела запись, не для того, чтобы вновь услышать голос Аскара или рассмотреть подлинную скорбь и вину в его глазах, каким бы хладнокровным он не пытался казаться. Она готовилась к предстоящему интервью, настраивала струны своих чувств на нужную игру, необходимый образ. Девушка сидела за туалетным столиком, где наносила макияж. Решив, что настроилась на нужный лад, Ева отложила в сторону планшет и  направилась на первый этаж в гостевую комнату, где её ждала репортер.

Джанна бинт Мавруз бен Хосни, стройная и эффектная брюнетка в строгом костюме сидела за журнальным столиком, пролистывая что-то в своем телефоне и делая небольшие пометки в блокноте. Эта девушка, которая прямо сейчас грациозно склонилась над экраном телефона, считалась звездой профессиональной светской журналистики, журналы и новостные каналы яростно сражались за право напечатать её текст или показать в прямом эфире. Интервью, для главного глянцевого женского журнала Республики «Первая Матрона» было назначено несколько дней назад, Ева не сомневалась, что речь пойдет о её союзе с Аскаром, но раз так совпали события, она не видела ничего плохого, чтобы немного изменить тональность разговора.

- Джанна, - Ева поцеловала девушку в щеку, - хабиби! – Девушка придала своему голосу жизнерадостный тон, но в конце нарочито сорвалась, позволив, на секунду, промелькнуть ноткам сдерживаемой скорби.

- Хабиби, Ева, - Джанна коснулась лица девушки, проведя по щеке, на которой образовалась тонкая линия растекшейся туши. – Что с вами, моя милая?

Ева сделал вид, что удивлена и раздосадована случившейся оплошностью, девушки сели на диван, Джанна включила специальный диктофон и подготовила блокнот, но Гуэрра не сомневалась, что и приветствие и все те «промахи, которые она допустила, войдут в преамбулу интервью.

- Прошу прощения за эту неловкость, - Ева виновато улыбнулась, - будучи лицом фамилии, я должна лучше следить за своим поведением, но эти мужчины так стремятся на свидание со смертью, что даже не думают о нас. – Ева сдержала нахлынувшие рыдания.

- Неужели, - Джанна успокаивающе прикоснулась к руке Евы, - что-то случилось с молодым аль Бахрири? Он заставил вас волноваться?

- Нет, нет, Аскар в порядке, но, - Ева запнулась, глубоко вздохнула, - мой брат. Моя семья ещё не сделала официального заявления, но вчера Франческо погиб во время нападения на колонну гвардейцев, в центре Каира.          - Это ужасно, - сочувственно прошептала Джанна, - примите мои соболезнования. Без преувеличения, вся Республика будет скорбеть по нему, но почему эту информацию не предоставило министерство внешней безопасности?

- У них свои причины, но не надо их винить. Маршал лично сообщил нашей семье об этом печальном происшествии. Уверена он оповестил всех, кто потерял близких в той атаке. Даже не представляю, насколько тяжелым выдался его день.

Джанна понимающе кивнула, записывая комментарий блокнот.

- Но это все равно не сравниться с тем, что переживает ваша семья, как вы справляетесь? – как можно мягче спросила репортер.

- Моего брата уже не вернуть, в это тяжело поверить. Не хочется верить, но реальность жестока. Верь, не верь, но больше он не перейдет порог нашего дома. Мать убита горем, отец – все ещё не собрался с силами, чтобы объявить об этом на собрании акционеров его компании. Им сейчас очень тяжело, - Джанна всем своим видом показывала, как сопереживает утрате, семьи Гуэрра. – Но есть одна вещь, которая позволяет всем держаться. Франческо умер героем, он не разбился в автокатастрофе, не ушел от нас в результате несчастного случая, а вы ведь помните, каким непоседливым он был.



Wylz

#3800 в Фантастика
#3181 в Разное
#196 в Боевик

В тексте есть: антиутопия, война

Отредактировано: 26.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги