Тайны Вечного города. Термы Нерона

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвертая. Решение Тигеллина

Помещение оказалось просторным, светлым, но ужасно захламленным. Кругом, на полу, низкой кушетке, маленьком столике и диванах валялась куча мятой одежды и множество разнообразных, непонятных на первый взгляд предметов. Тигеллин закрыл дверь и уселся на ближайший к нему тюфяк, предварительно скинув с него вещи.

- Теперь говорите, – он обвел друзей ясным, немигающим взглядом.

Фабий почувствовал, как по спине пробежал холодок.

“Убивать вроде не собирается, – успокоил он себя. – По крайней мере, не прямо сейчас”.

- Следует торопиться, – заявил Фабий, ощущая себя весьма неуютно под пронизывающим буквально насквозь взором начальника гвардейцев. – Убийство императора запланировано на сегодня.

Тигеллин вскинул вверх брови, в остальном ничуть не изменившись в лице.

- Откуда информация? Где и кем готовится нападение?

- Слышал собственными ушами в доме Флавия Сцевина.

- Сцевин, значит? – Тигеллин пожевал губами. – Где?

- Во время скачек в цирке.

- Время выходит еще есть, император дворец пока не покидал… Еще имена знаешь?

- Антоний Натал, Фений Руф, Кокцей Нерва. Насчет последнего до конца неуверен.

И Фабий принялся рассказывать. Про приключившееся с отцом несчастье, про собственное расследование и про события сегодняшнего утра. Тигеллин слушал молча, морщил лоб, разглядывал ухоженные руки, а в конце, после того, как Фабий умолк, тихим голосом произнес:

- Благодарю за сознательность, но твоя история больше смахивает на выдумку. Ты не привел никаких доказательств. Все сводится к твоему слову против слов Сцевина, Руфа и как там зовут третьего?..

- Антоний Натал, – мрачнея, напомнил Фабий.

- Без внимания я, разумеется, все это не оставлю, но и арестовывать никого сейчас не могу.

- Они же убьют императора, – воскликнула Туллия.

- Вы с ними заодно? – простонал Феликс, вскакивая с дивана, на край которого присел в самом начале рассказа Фабия.

- За меньшее оскорбление языки отрывал, – процедил Тиггелин сквозь сжатые зубы. – Следи за словами мальчик, либо они могут оказаться последними.

Брат моментально побледнел и, словно подкошенный, рухнул обратно на диван.

- А мой папа? – уже без всякой надежды спросил Фабий. – Его осудили и собираются казнить.

- Я не судья и всего не знаю, – временщик развел руками. – Право миловать находится исключительно в руках Божественного Цезаря. Я лишь его слуга и как и ты могу только молить его о снисхождении.

Фабий встал, тяжело дыша и сжимая кулаки.

- Вы мне не верите?

- Мы говорим правду! – становясь рядом с ним, вскричала Туллия.

- Отчего не верю? Верю. Пошлю нужных людей, они все проверят. Просто, детки, поймите… Знаете, сколько таких приходят и, надеясь на награду, плетут разные небылицы. Бывает, и правду говорят. Хотя чаще врут.

“Неужели все кончено?” – Фабий отказывался верить в происходящее. Непохоже, что префект участвовал в заговоре, но бросаться его искоренять он явно не спешил.

На ватных ногах он медленно поплелся к двери.

- Вы пожалеете, – прошипел он, не глядя на Тигеллина.

Раздался громкий, настойчивый стук. В начале Фабий решил, что помешался рассудком и слышит отголоски метавшихся в мозгу мыслей, но звук казался настолько реальным, что он начал к нему прислушиваться.

- Войдите, – крикнул начальник гвардейцев и дверь сразу открылась. На пороге стоял высокий, молодой преторианец. – Чего тебе? – Холодно поинтересовался Тигеллин.

- Один раб с раннего утра желает вас видеть, говорит очень срочно.

- Гони прочь. Еще чего не хватало. С такой ерундой ко мне соваться.

- Я так и сделал… – солдат замялся.

- Что еще? – сверкнул глазами Тигеллин.        

- Он постоянно плетет, про какую-то опасность, но нам говорить отказывается. Хочет сообщить лично вам. Вначале думали пьяный, оказывается, трезв, как утренняя роса.

- Утренняя роса? – скривился начальник преторианцев. – Ладно, давай его сюда.

“Заговорщик? – напрягся Фабий, слушая разговор. – А что если вместе с Нероном принято решение устранить и одного из начальников гвардейцев. Тогда останется только Фений Руф, а он участник заговора”.

Солдат быстрым шагом исчез в коридоре. Фабий повернулся к Тигеллину. Не испытывая к нему никакой симпатии, он все же произнес:

- Вам может грозить опасность.

- Теперь уже и мне?

Проглотив обиду, Фабий продолжил:

- Мне кажется подозрительным, что пришедший так настойчиво добивается встречи с вами. Вдруг вас хотят убить?

Тигеллин прищурился и положил ногу на ногу.

- Благодарствую, – сухо бросил он. – Как-нибудь разберусь…

Разозлившись, Фабий, больше не слова не говоря, вышел в коридор.

“И что теперь? Все кончено? Надежды никакой нет? Отца казнят? – горестно размышлял он. – Про заговор слушать не хотят и даже если все же предпримут меры, никто после не вспомнит тех, кто сообщил о нем. И в благодарность папу не помилуют…”

Впереди показалось двое преторианцев, за ними семенил пожилой человек, с испугом озираясь по сторонам. В руках он держал большой платок, ежесекундно прикладывая его ко лбу.

“Не очень похож на убийцу. Или весьма искусно претворяется”.

Фабий пригляделся и узнал в посетителе Милиха.

“Юпитер Милостивый, спасибо тебе”.

Слуга Сцевина, завидев Фабия, изобразил на лице сдержанную улыбку, больше похожую на гримасу отчаяния.

“Все же пришел. Не обманул”.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 04.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги