Тайны Вечного города. Термы Нерона

Размер шрифта: - +

Глава двадцать седьмая. Допрос призраков

- И где мы? – с трудом переводя дыхание, поинтересовался Феликс, когда они, наконец, смогли позволить себе остановиться.

Звуки погони слышны не были, поэтому друзья немного успокоились и, пытаясь отдышаться, принялись оглядывать место, в котором оказались. Скрытое темнотой ночи, оно не сильно отличалось от тех, по которым они только что бежали. Перекресток, маленький фонтанчик посередине с тихо журчащей из него водой, расходящиеся в четыре разные стороны кривые улочки, стоящие вдоль них высокие дома. В стене одного из них виднеется углубление, в нем алтарь неизвестному божеству.

- Не знаю, – Туллия вытерла взмокший лоб. – Я первый раз тут.

В верхних окнах тускло горело несколько окон, слабый свет шел и из приоткрытой двери, расположенной на первом этаже. Оттуда же доносились приглушенные голоса, пронесся непродолжительный смех, сменившийся заунывной песней.

- Придется пойти и спросить дорогу, – проговорила Туллия. – Хотя мне и не очень хочется.

- С ума сошла? – изумился Феликс. – Мне от их пения плохо становится, в дрожь бросает. Руку даю на отсечение, там собрались сектанты. Причем запрещенные. Нормальные таких звуков издавать не могут. Еще в жертву принесут. С таких станется. И не смотрите на меня так, словно я сумасшедший или придумываю. Мне отец рассказывал.

- Без помощи посторонних мы не выберемся отсюда, – возразил Фабий. – Пока станем бродить по Субуре, Диодот успеет убежать и папу тогда казнят.

- Не знаю, не знаю, – не соглашался Феликс. – Я бы не стал так рисковать. Ты не знаешь, что ожидать от сектантов. А от них можно ожидать всякого.

- Голосуем, – предложил Фабий.

- Хитрый какой… – сдался брат. – Что голосовать, если ты с Туллией заодно? Глупые вы, зря меня не слушаете.

Осторожно подошли к двери и, стараясь не шуметь, заглянули в узкую щель. В тесном помещении, на земляном полу сидело несколько десятков людей, раскачиваясь в такт заунывному пению. Слов было не разобрать, но Фабию показалось, что это не латынь, а какой-то другой, незнакомый язык.

- Не стоит им мешать, – попросил Феликс и попытался закрыть дверь. – Вдруг они так до утра собирались время провести? А мы все испортим?

- Кто вы такие? – на плечо Фабия легла чья-то крепкая рука.

Брат от неожиданности подпрыгнул и затворил дверь. Сделалось совсем темно и мрак ночи своим покровом скрыл лицо незнакомца.

- Шпионите? – угрожающе повторил голос и пальцы с силой впились, вызвав болезненные ощущения.

 - Мы потерялись, сбились с дороги, – честно признался Фабий, за что получил от Феликса награду – тот больно наступил подошвой башмака ему на ногу.

- Мы ищем гостиницу “Приют на ночь”, – добавила Туллия. – Не знаете, как к ней пройти?

 Скрипнув, дверь медленно раскрылась. Державший Фабия человек свободной рукой потянул ее на себя.

- Дайте я вас получше рассмотрю…

В хлынувшем потоке света Фабий увидел пожилого мужчину с пышной бородой и длинными усами. Цепкий взгляд въедливых, пронизывающих насквозь глаз буквально вцепился в друзей, внимательно рассмотрев каждого из них.

- Не очень вы похожи на соглядатаев, – признал он, наконец, но руки с плеча не убрал. – Молоды слишком и перепачканные в чем-то. Те чистые и в основном ходят поодиночке. Хотя, чего не придумают, чтобы нас поймать.

- Значит, все же секта, – тихо проговорил Феликс, отступая на шаг. – Я был прав.

Бородатый, однако, услышал и нисколько не обиделся и даже не разозлился.

- Мы последователи Митры, бога Солнца, – с достоинством произнес он.

Фабий слышал о таком культе, он был особенно распространен на Востоке, частично в Египте, а сейчас набирал силу в Греции. Приверженцами божества Небесного света становились в основном купцы, а также люди, чья профессия требует постоянного движения и перемещения с одного места империи в другое. Теперь стал понятен и язык пения – персидский. Ведь согласно преданию Митра родился в пещерах далекой Персии. Только Фабию никак не удавалось вспомнить запрещен сей культ или все же разрешен. Судя по поведению почитателей бога Огня, справлявших свои обряды в ночи и скрывавшихся от посторонних глаз, ответ напрашивался сам собой. Тогда возникал еще один, озвученный Феликсом. Вдруг почитатели Митры все же практикуют человеческие жертвы?

- А что вы прячетесь? – спросил он, видя, что бородатый, по крайней мере, пока, настроен миролюбиво.

- Приходится… – вздохнул тот. – Не все нас понимают. Многие боятся, некоторые откровенно недолюбливают. Так сложилось, ничего не поделать…

- Может, из-за человеческих жертв? – неожиданно брякнул Феликс.

Фабий покрылся испариной.

“Зачем такое спрашивать? В голову только, как пришло?”

Он, напрягся, глядя на последователя Митры, ожидая, что тот скажет или как себя поведет. Бородатый нахмурился.

- Слышал такое… Неправда это… Хула недоброжелателей и обвинения врагов.

- Я так и думала, – наигранно веселым голосом обрадовалась Туллия. – Рады с вами познакомиться, но все же, вы не знаете, где находится гостиница “Приют на ночь”?

- Знаю. Недалеко отсюда. Вам вон по той улочке, – он указал рукой вправо. – Увидите такой же фонтан. – Бородатый ткнул пальцем в сторону перекрестка. – Свернете влево. Пойдете до конца улицы, затем вправо и выйдете прямо к ней. А теперь прошу меня извинить, следует заняться делом и поменять масло в светильниках.

И, кивнув, прошел в помещение, закрыв за собой дверь. Друзья, несколько секунд постояв, двинулись указанной им дорогой. Нужная гостиница отыскалась легко. Она находилась в старом, обветшалом трехэтажном здании с ярко освещаемой вывеской над входом. Вокруг в мутных лужах валялись кучи мусора, бродили тощие, подозрительно поглядывающие на них, собаки. На покосившейся от времени и отсутствия желания ее отремонтировать крыше сидел и громко орал ободранный кот, чем приводил в неописуемую ярость находившихся внизу псов. Если бы не острая необходимость, Фабий никогда не стал входить внутрь такого заведения.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 04.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги