Тайны Вечного города. Термы Нерона

Размер шрифта: - +

Глава двадцать восьмая. Еще одна тайна

- Ты чего ждал? – набросилась на Варрона Туллия. – Что так долго тянул? Он же мог убить меня!

Ее лицо скорчилось в гримасе страдания и из глаз брызнули слезы.

- Ты что? – Фабий, пытаясь оттолкнуть Феликса, бросился к ней. – Все закончилось.

Добежать не успел, информатор, стоявший совсем рядом с ней, прижал Туллию к своей груди и та разразилась громкими рыданиями.

- Ты что? – только и смог повторить Фабий.

А Феликс, выглядевший невероятно смущенным, прибавил:

- Все же закончилось…

- У вас закончилось… – Туллия всхлипнула. – Благополучно. А вот с моим папой ясности нет. Вдруг он мертв?

- Если хотели убить, – возразил Фабий, пытаясь ее подбодрить, хотя сам не очень верил своим словам, – то зачем отвезли на виллу Сцевина? Почему сразу не убили? И Полимена заговорщики оставили в живых. Просто перевели в другое место.

- Молодцы ребята, – Варрон выпустил Туллию из объятий и, присев на корточки, принялся связывать Диодота. – Классно вы придумали с призраками. Пока глядел на ваше приставление у меня по коже мурашки бегали.

- Странно все это, – она вытерла слезы.

- О чем ты? – поинтересовался Феликс, вновь принявший беззаботный вид, увидев, что дочка адвоката перестала плакать.

- Нас убить пытались, а вот Полимена нет… Не находите?

- Скорее всего, – высказал предположение Фабий, – решали и отдавали приказания разные люди. В нашем случае – Фений Руф. В случае Полимена и Цинны – Сцевнин. Поэтому надежда, что твой отец еще жив, достаточно велика.

 - Помогите, – крякнув, обратился к мальчишкам Варрон, закончив связывать Диодота. – Давайте спустим его вниз. Там у меня повозка. Пока окончательно не взошло солнце надо успеть доставить убийцу Марку.

- Э-э, нет, – возразил Фабий. – Мы так недоговаривались. Везем во дворец и сдаем Тигеллину.

Варрон насупился.

- Извините, у меня уговор с сенатором, контракт.

- Ты что? – Туллия шутя ударила информатора кулаком в плечо. – Мы все уже обсудили. Без нас тебе никогда не удалось бы закончить работу. Поэтому не упрямься. К тому же сейчас такая ситуация, что Нерва может целыми днями находиться во дворце.

Варрон задумался, что-то прикидывая. Пожевал губами, хмуря брови. Фабий напрягся, поглядывая на видневшийся на полу длинный нож, выроненный Диодотом.

- Хорошо, – наконец, согласился тот. – Уговор есть уговор.

 Втроем они стащили сирийца вниз. Тот начал потихоньку приходить в себя, вырываться и произносить грязные слова на незнакомом языке. Пришлось вставить ему в рот кляп. Немного помычав, наемник успокоился.

На первом этаже царило спокойствие, последние посетители закрывшегося кабака давно отправились спать. Одинокие столы стояли сдвинутыми к стене, возле входной двери дремал здоровенный детина. Заслышав приближающиеся шаги, он открыл глаза, но, увидев Варрона, приветливо улыбнулся и пропустил их на улицу.

Предрассветная Субура встретила прохладой, тишиной и густым туманом. Усадив Диодота в повозку, Фабий с друзьями расположились рядом. Информатор устроился впереди, зычно цокнул и маленький, но упитанный конек резво потрусил в сторону дворца.

- Мне тут не дает покоя одно обстоятельство, – принялся Фабий размышлять вслух. – Странно все это…

- Ты о чем? – оживился Феликс, уставший сидеть без дела и начавший изводиться, буквально после первого поворота.

- Диодот должен был утром отплывать из Остии. Но в том виде, в каком мы его застали, он ни за что не смог бы попасть в порт. И, сдается мне, он туда не собирался.

Туллия вдруг закашляла и отвернулась, делая вид, что с интересом разглядывает очень глубокую яму, видневшуюся возле правого переднего колеса телеги.

- Ты ничего не хочешь нам сказать? – наклоняясь к дочке адвоката, сурово поинтересовался Фабий.

- Что? Прости, я не слышала, о чем вы говорили.

- Правда?

- Хорошо. Я чуть-чуть приврала. Он ведь хотел сбежать из Рима, разве не так?

- Мы это не знаем. А вот, что я знаю наверняка, тебя могли убить. Что мешало подождать до утра?

- Мой отец, – глухо отозвалась Туллия. – Я места себе не находила. Просто не хотела нагнетать обстановку. Вы бы стали меня жалеть и утешать, а я ненавижу, когда со мной так обращаются, словно я маленькая, ни на что не способная девочка. Вот я и выдумала про корабль и Остию. Все же вышло замечательно. Мы ведь схватили убийцу.

Она обворожительно улыбнулась, невинно захлопав ресницами, но мальчишки, буркнув нечто нечленораздельное, отвернулись, скорчив недовольные физиономии. 

Резиденция императора несмотря на раннее утро не спала. Ярко освещенная горевшими повсюду факелами и светильниками она кишила преторианцами, стражниками и наемными солдатами, в основном германцами. По коридорам с сосредоточенными, испуганными лицами сновали встревоженные придворные, мелькали сенаторские тоги, изрядно измятые и отчасти лишенные своей белизны. Бесшумно ступая, буквально сливаясь со стенами, носились слуги. Ко многим из них с подобострастным видом, озираясь и пряча глаза, подходили еще вчера надменные вельможи. Многие, волнуясь за свою судьбу, тщетно пытались узнать последние новости. Рабы, скалясь, проскальзывали мимо, оставляя их в смятении и страхе.

По дороге они встретили Марка Нерву. Он с усталым видом вышел со стороны лестницы ведущей в подвал. Видимо, проведя последние часы за допросом. Усталые глаза смотрели настороженно, темные круги под ними делали выражение их мрачным и угрюмым. Варрон, увидев его, обрадовался и принялся подталкивать упиравшегося Диодота к своему работодателю.

- Это он? – сенатор уставился на сирийца. – Зачем привел сюда? Договаривались ко мне домой.



Андрей Дерендяев

Отредактировано: 04.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги