Танцы на быках

Размер шрифта: - +

Глава VIII

И этот день наступил. Бранвен показалось, что она только смежила веки, а ее уже тормошили в четыре руки.

Тигриша и Киарана во главе молоденьких дочерей соседских джентри уже хозяйничали в спальне невесты. Веселые голоса звучали все громче, и Бранвен села в постели, протирая глаза.

- Что за шум? Еще птицы спят, - пробормотала она зевая.

- Птицы спят, а невеста спать не должна! – заливалась соловьем Тигриша, прихлопывая ладонями и стуча каблуками в ритме джиги. – Будь я невестой, не сомкнула бы глаз до утра, а моя сестричка спит-поспит!

Девушки засуетились вокруг Бранвен, и слуги внесли ванну с горячей водой, в которую щедрой рукой насыпали сухих душистых цветов. Аромат лета наполнил комнату и спать совсем расхотелось. Девицы стащили с Бранвен ночную рубашку и разорвали ее в клочья. Считалось, что рубашка невесты приносит счастье и быстрое замужество, поэтому каждая забрала себе по лоскутку, мечтая, чтобы ее свадьба была такой же богатой, как и свадьба леди Бранвен.

Принимая ванну, невеста перебрасывалась шутками с подругами и совсем забыла об Эфриэле. Он сидел в углу, и было ему не весело. Он смотрел на Бранвен так пристально, что и каменная стена бы почувствовала, но Бранвен  и глазами в его сторону не повела, и это еще раз напомнило сиду, что для нее он – привидение, фантом, сказка. И если она была к нему добра или млела в его объятиях – это ничего не значит. Ее настоящее – вот оно. Смеющиеся подруги, жених у алтаря. Если бы можно было, Эфриэл исчез прямо сейчас. Но эта пигалица держала его при себе, как собачонку на поводке. Оставалось лишь скрипеть зубами и наблюдать.

После купания, когда убрали ванну и подтерли пролитую воду, пол застелили полотном и внесли – держа в восемь рук в перчатках, чтобы не запачкать – венчальное платье. Девицы испустили такой вопль восторга, что испугали бы и дракона, вздумай тому восстать из мертвых и пролететь над Роренброком. Бранвен стояла перед зеркалом в короткой распашонке, шелковых пышных штанишках, обшитых кружевом, в тончайших чулках с золотой нитью и в подвязках, украшенных сапфирами и жемчугом. На невесту надели белоснежную рубашку с пышными рукавами, завязали тесьму на запястьях, и осторожно, поддерживая крючьями, опустили платье. Венчальный наряд был чудом портновского искусства – нежно-голубая ткань уложена каскадами и походила на волны, омывающие белую шейку невесты и белый шелк рубашки. Тонкую талию перетянули кушаком синего цвета, один конец перебросили через плечо, закрепив брошкой, а другой оставили свободно спадать. Невесте полагалась самая простая прическа, поэтому волосы оставили распущенными, завив концы на раскаленный прут, и надели топазовую диадему, закрепив дюжиной шпилек. Камни, оправленные в серебро, были похожи на синие льдинки и особенно подходили к нежному облику невесты. На шею ей надели жемчужное ожерелье в три ряда – невиданная  роскошь! Центральные жемчужины были величиной с голубиное яйцо и отливали розовым.

- Ты самая красивая на свете! – завопила Тигриша и бросилась обнимать сестру. Киарана держалась спокойнее и коротко поцеловала Бранвен, пожелав ей счастья. Потом посыпались поздравления и пожелания от подруг, потом Матильда рыдала, не смея подойти ближе, чтобы не помять платье. Бранвен обняла ее и расцеловала в обе щеки.

- Не плачь, Тильда, нянюшка! Сегодня такой счастливый день, а ты плачешь!

- Это от радости, миледи, от радости, - объяснила старушка и заревела, уткнувшись в передник. 

  Появилась леди Роренброк, великолепная в темно-красном платье из камки. Госпожа графиня надела генин такой высоты, что проходя в двери приходилось наклонять голову.

Бранвен приблизилась и поцеловала матери руку. Присмиревшие близнецы, а с ними и девицы почтительно поклонились и чинно вышли вон, оставив мать и дочь наедине, если не считать Эфриэла.

- Дитя мое, - леди Роренброк погладила Бранвен по щеке, любуясь юной красотой. – Сейчас я должна сказать тебе то, что говорят все матери своим дочерям, выходящим замуж.

- Я слушаю вас внимательно, матушка, - прошептала Бранвен.

- Ты выйдешь отсюда девицей Роренброк, а вернешься госпожой Аллемада. Твой муж уже не юн, он наверняка знает, как обращаться с девушкой, но я все же дам тебе пару советов.

Бранвен начала безудержно краснеть. Слова матери напомнили ей об Эфриэле, и она быстро оглянулась, ища его взглядом. Он сидел на полу, подперев голову, и смотрел на женщин с усмешкой.

- Слушай, слушай, что говорит твоя уважаемая матушка, - посоветовал он. – Сейчас она расскажет кучу нелепостей, вспомнит про божественное оплодотворение и закончит тем, что в нужный момент природа возьмет свое. Сдается мне, это ты могла бы раздавать бесплатные советы юным невестам.

Бранвен поджала губы и обиженно отвернулась.

Но сид оказался прав. Леди Роренброк говорила много, витиевато и так таинственно, что Бранвен и половины не понимала. Зато она краснела с завидным упорством и кивала головой столь усердно, что шея заболела. «Бедная мама, - думала Бранвен, сгорая со стыда. – Ты даже не знаешь, что твоя доченька – самое грешное существо на этой земле. И что твои наставления запоздали».

- Ну-ну, не умирай, - подал голос Эфриэл. – Кое-чего ты и вправду не знаешь, но это уже такая малость по сравнению с полученными знаниями…

- Замолчи!.. – прошипела Бранвен сквозь зубы.

- Что ты сказала, моя девочка? – леди Роренброк вскинула брови.

- Н-ничего, - солгала Бранвен. – Просто булавка расстегнулась и уколола меня. Вот и все.

- Булавка? Какой ужас! Я сейчас же позову портниху. Пусть приведет платье в порядок.

- Не надо, мама! Я уже вытащила булавку.

- Вытащила? Хорошо, - леди графиня была слишком захвачена миссией просвещения дочери. Когда с напутственной речью было покончено, подругам и сестрам, ждавшим за порогам, был дан знак вернуться. Они взялись за шлейф платья, чтобы помочь невесте спуститься по лестнице.



Артур Сунгуров

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги