Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

5 день

 

— Слыхал? Барону-то сегодня камень привезут, — высокий мужик почесал в затылке, придерживая падающий бердыш.

Два стражника, облачённые в плотные стёганые доспехи, прислонились к каменной стене и скучающе наблюдали за пустым коридором. Им бы совершить обход в этой части замка да повернуть назад, но служивые задержались неподалеку от кухни, в надежде урвать кусок чего-нибудь съестного. Всё верно: подальше от командования, поближе к котелку.

Второй стражник широко зевнул. Лениво почесал щетину на впалых щеках и звонко сморкнул на каменный пол.

— Да и пёс с ним, — мужик вытер грязные пальцы о штаны.

— Это с кем? — уточнил его соратник.

— Камень-барон... Плевать на обоих, сдалися они мне оба как прошлогодний снег.

Стражник вдруг насторожился, рука сжала древко бердыша — рядом послышались шаги, и в коридор завернули две служанки с полными корзинами белья. Заприметив мужиков, девки задорно рассмеялись, бросив томные взгляды, а служивые облегченно выдохнули. Если не управляющий и не барон, то можно и дальше караулить стряпух или рубиться в карты на щелбаны. Стражники расслабленно растеклись у стены, звонко шлепнули проходящих девиц по задницам. Служанки, весело взвизгнув, шутливо погрозили им кулаками и умчались дальше по коридору, оставив за собой только запах мыльного корня.

— Эх... — вздохнул низкий мужик, снова возвращаясь к бдительной службе. 

Второй от скуки принялся ковырять носком сапога щербину в полу:

— Бают, что камень-то проклят. Олька, которая хозяйские палаты убирает, сказывала, что барон-де велел камень отдельно от остального добра стеречь.

— Пошто так?

— А леший его разберёт, — он пожал плечами, отмахнувшись от летающей перед носом мухи.

Пустая беседа была единственным развлечением в сегодняшнем карауле, так что служивые лениво перекидывались словами, как барыни из знати воланом.

— И кого охранять поставють?

— А вроде Павка да Рябой бахвалились, мол, им доверят.

Низкий стражник скривился:

— От дурни. Вечно поперёк батьки в пекло лезут, выслужиться хотят. Чаво им на заднице ровно не сидится?

— Дык молодые ещё. Да и не ведают, видно, что камень собираются в западном крыле хранить.

Мужики сплюнули себе под ноги, постучали по дереву, отгоняя лихо, ведь про западное крыло замка ходили разные слухи. Недобрые.

— Я б туда ни за какие пряники не сунулся. Говорят баронова дочка там упырицей ходит. Как думашь, бабьи сказки?

— Сказки — не сказки, а вой привида там своими ушами слышал, — долговязый почесал кончик носа и крикнул в конец коридора, — Эй, девка! Подь сюды. Новенькая что ль? — поинтересовался он у друга.

Тот пожал плечами, разглядывая сидящую на корточках согнутую фигуру. В углу натирала пол незнакомая холопка. Хотя её лицо вроде примелькалось в замке, но имени мужики не знали. Тёмная коса, убранная под косынку, да худые лопатки, выпирающие под рубахой — всё, что бросалось в глаза. Взгляд скользил по ней, не задерживаясь. Обычная она была. Как все. То ли дело Олька баронская — вот где ладная девка! Подержаться есть за что, да и сама хороша...

 

***

 

Я усиленно натирала пол, прикидываясь ветошью. Пальцы саднило от холодной воды, колени свело от напряжения, но не пропустила ни слова стражников, хотя все сказанное уже знала и без них. Мне нужны были новые сведения. Где, святые яйца Трех, будет храниться камень?

От досады повела плечами, убрала прилипшую ко лбу прядь волос. Сзади раздалось недовольное сопение: мужики все еще ждали ответа.

Я повернулась: 

— Чаво надобно?

— Чаво-чаво, давай дуй-ка на кухню, воды нам принеси что ль, — оживился один из мужиков.

— Не могу отлучиться. Гостемил велел коридор оттереть начисто, да еще и комнату подготовить для охраны камня, — я отложила тряпку и поднялась с колен, вытирая руки о передник, — а там больно много мыть, боюсь не управлюсь.

— Это в старой оружейной-то? — удивился долговязый, — да там зал — мышь перепрыгнет. Давай-давай, не отлынивай. Дуй к стряпухам, да поболе кружку тащи от них. Скажешься еще Ульке — это добрая такая деваха, — стражник помахал перед грудью руками, словно нёс два арбуза, — что для нас-де. Глядишь ещё булку какую из печи даст, дык мы уж тебя не обидим.

Скрыв улыбку улыбку, я молча кивнула. Значит, старая оружейная, да? Отлично.

Довольная собой, подхватила ведро с мутной водой и тряпку:



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги