Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 9

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

10 и 11 день

 

Темно. В лицо упирается что-то твёрдое и колючее. Разлепив глаза, обнаружила, что лежу, уткнувшись лицом в землю. Во рту металлический привкус. Я постаралась удержаться в сознании, припоминая, что сейчас будет больно. Очень. Так всегда бывает. Главное не издавать ни звука, не привлекать внимания. Я прислушалась, вокруг было тихо. Боль не заставила себя ждать. Словно разрастающийся пожар, она распространилась по телу. Сцепив зубы, я поднялась на дрожащих руках и огляделась. Рядом в кустах валялось тело всадника, чуть поодаль еще одно.

Я помотала головой, прогоняя черные мушки в глазах. В груди что-то мешалось — древко арбалетного болта в обрамлении бурого пятна запекшейся крови. О нет. Только не это. Если не вытащить эту дрянь, то мясо и ткани нарастут прямо на нее. Я попыталась сесть, но ноги ниже колен не слушались. Проклятье! Помню, что меня только подстрелили. Брест и служанка остались в живых, значит, эти извращенцы что-то со мной сделали. Так, спокойно, буду решать проблемы по мере их важности.

Я с трудом перевернулась. Подтащив себя к стволу дерева, оперлась на него своей здоровой половиной тела. Гудящая боль не покидала ни на минуту. Оглядевшись, я нашла рядом ветку потолще и, закусив ее, взялась за древко стрелы. Отломала стрелу — терпимо. Теперь её нужно вытащить. Хорошо, что болт зашёл под углом — есть шанс ухватиться за наконечник, торчащий из спины. Три сильных коротких выдоха. И я потянула дерево, что было сил. Рана уже начала зарастать, и древко болта обрывало свежую плоть. Я бесшумно вопила, почти раскусив упругую ветку. От дикой боли полились слезы. Если бы не кляп, мои крики оглашали бы все округу. Руки скользили по влажному от крови дереву, но стрела постепенно выходила. Не давая себе потерять сознание, из последних сил вытащила эту дрянь. Облегченно вздохнув, отбросила окровавленный кусок дерева и, позволила себе снова уйти в блаженное беспамятство.

 

Оклемавшись второй раз, глубоко вздохнула. Боли не было. Открыв глаза, осмотрела грудь: платье порвано и испачкано кровью, рана на груди зажила, остался только красный рубец, но скоро и его не будет. Пошевелив ногами, обнаружила, что и они в порядке. Я поднялась и нетвердой походкой вышла из-за деревьев на дорогу.

Земля была еще влажная, но следы борьбы размыло дождем. Солнце уже опустилось за горизонт — скоро начнет темнеть. Выходит я провалялась без сознания несколько часов. За это время наёмник ушёл уже далеко, тем паче он на коне. Хотя... Мне известно, куда он поскачет, а если добраться до ближайшей веси и подработать конокрадством, то есть шанс его догнать. Но отправляться в путь в этих лохмотьях и без оружия — чистое безумие.

Я забрела обратно в лесок осмотреть тела всадников. Мечей при них не было, у одного трупа нашелся кинжал, который оказался мне как раз по руке. Выбрав самого низкого и щуплого из покойников, сняла с него доспехи. Одевшись, немного походила, примеряясь: чуток великоваты, но все лучше, чем с голыми титьками. Нацепив капюшон с маской, огляделась по сторонам и прикинула, куда мне идти. Выйдя из леса еще на дрожащих ногах, я с каждым шагом всё увереннее зашагала по дороге на юг.

 

Через пару часов ходьбы по раскисшей грязи, наконец, добралась до ближайшей веси, где узнала, что двое всадников продали коней, закупили провизии — еды и огнива, и отправились дальше по единственной дороге, проходящей через село. Выходит, Брест взял служанку с собой? А этот мужик своего не упустит, я даже начала его немного уважать.

На улице смеркалось, а значит, они должны были остановиться где-то на ночлег: ехать ночью опасно, да и кони в темноте могут повредить копыта. Поблагодарив простодушных мужиков, я сделала вид, что направилась вслед за парочкой. Сама же, благополучно обогнув деревеньку с другой стороны, тихо вывела вороного коня из конюшни на окраине.

— Воры! — заверещал скрипучий голосок из темноты. На меня бежал волосатый человечек, — держи вора!

Я не стала ждать пока овинник переполошит всю округу и, вскочив на коня, как следует пришпорила беднягу. Мчась по главной улице у всех на виду, надолго зареклась красть коней — вслед мне летели ругань, камни, кто-то кинул даже вилы. Все-таки я была права: конокрадство — это не мое.

 

Проскакав пару верст, придержала коня. Мужики из деревни указали этот путь, стало быть, наёмнику со служанкой придется заночевать где-то в дороге. Может на каком постоялом дворе... Добро, там их и догоню, самой бы не пропасть.

Вокруг быстро темнело. Дорога под копытами уже не проглядывалась, и я ехала шагом, глядя по сторонам, в надежде найти временное пристанище. Странно, но за всё время пути мне не попался ни один подорожный, ни одна повозка. Да-а, не самая людная дорога. Она проходила через поле, колосья травы стояли стеной по обе стороны. И иногда сквозь мерный стук копыт до меня донеслось далёкое женское пение. Чутье подсказывало, что если кто и поет ночью в поле, то добра от него не жди, и я, не останавливаясь, потрусила дальше. Проехав еще версту, прищурилась: вдалеке горел огонь.

Пустив коня мелкой рысью и предвкушая скорый отдых, краем глаза заметила преследующую тень. Надо мной кружил огромный нетопырь, заслоняя широкими кожистыми крыльями и без того мрачное небо. От такого сопровождения я почувствовала себя очень... неуютно и на всякий случай вытащила кинжал из ножен. Тварь преследовала меня еще с пол версты, не отставая, но и не нападая.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги