Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Глава 12

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

12 день

 

Выехав по заре со злополучного подворья, мы некоторое время скакали молча. Брест морщился, но терпел, стиснув зубы. Милка пристроилась сбоку от него. Накинув капюшон, она сидела в седле, словно влитая. Неплохо для бывшей крестьянки. Я же ехала позади них и могла наблюдать за парочкой, не таясь.

Солнце поднялось уже высоко, а по небу плыли косматые облака, которые начали сбиваться в стада. Небо куксилось, готовилось разрыдаться. Я лишний раз порадовалась доспехам, снятым с охотников за головами. Маска плаща надежно прикрывала нос со ртом, защищая от пыли, летящей из-под копыт впередиидущих. Сама броня была лёгкая и прочная, а надвинутый по самые брови капюшон скрывал лицо так, что никто бы не сказал, что перед ним баба. Это меня определенно радовало — не люблю юбки.

 

К вечеру того дня мы добрались до развилки, где сходились четыре дороги. Я глазам своим не поверила: на перекрёстке стоял камень с мой рост.

— Налево пойдёшь — женатым будешь, прямо пойдёшь — коня потеряешь, направо пойдёшь — жизни лишишься, — прочитала Милка, слезая с коня, — и ведь не брешут, только оттуда чудом ушли.

— Что-то ты больно грамотная для простой служанки, — заметила я, подъезжая к камню.

Милка пожала плечами:

— Говорю же, подорожний один у нас останавливался, который еще про диковинки рассказывал да про приключения свои, он же и азбуке меня научил.

Служанка запрыгнула в седло, я проводила её подозрительным взглядом.

Брест слезать не стал:

— Не ищем мы легких путей, а? Слава богам, что живыми оттуда ушли. Поехали дальше, иначе я поседею раньше, чем мы до мага доберемся.

Он развернул коня и тронул его пятками. Через мгновение на том месте осталось только облако пыли, Милка поспешила следом. Я, в последний раз взглянув на реликтовый камень, всё больше погрузилась в сомнения на счёт внезапной попутчицы. Какого рожна она вообще прибилась к незнакомому мужику? «Глаз с неё не спущу», — размышляла я, догоняя пару.

 

 

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

17 день

 

Тряска в сёдлах продолжалась уже несколько дней. Под дождём, ветром, иногда зноем. Брест позволял коням отдохнуть только ночью. И, сдаётся мне, что их он жалел больше, чем двух девок. Мы останавливались в лесках около дороги, иногда в полях, предусмотрительно очертившись кругом — от людей, конечно, не защитит, но от нечисти — самое оно. Пару раз заезжали в придорожные таверны, пополняли припасы. Один раз у коня Бреста слетела подкова, пришлось сидеть и ждать, пока кузнецы подкуют.

Милка держалась ближе к наёмнику, я же особняком. Иной раз ловила на себе его изучающий взгляд, но тогда он просто отворачивался, ничего не говоря. В такие моменты служанка места себе не находила и огрызалась на меня пуще обычного. Ишь ты, ревнует… Смешно.

От кузни отъехали только вечером, и я поблагодарила бога, что жара к тому времени спала. В чёрных кожаных доспехах моя задница просто прикипела бы к седлу. Солнце закатилось за горизонт — ехать пришлось неторопливой рысью в поисках места для ночлега.

Мы растянулись уже привычной колонной: Брест впереди, за ним служанка, я в арьергарде. Внезапно наёмника вырвало из седла. Он полетел прямо на меня — еле успела отвернуть жеребца. Брест ударился о землю, но сгруппировавшись, откатился в сторону. Милка ехала следом, но и она не успела среагировать. Её конь проскочил дальше, а служанку, как и наёмника, вышвырнуло и бросило на дорогу.

— Сука! — выругался Брест. Он выхватил меч, хромая, добежал до служанки. Та лежала на земле и хватала ртом воздух как выброшенная на берег рыба. Я остановила жеребца, вытащила кинжал из ножен, озираясь по сторонам.

— Ну и кто тут у нас? — раздался хриплый голос с обочины.

Мы оглянулись. Из канавы поднимались грязные, оборванные, но чертовски хорошо вооружённые мужики. Три тяжёлых арбалета смотрели в упор, у каждого головореза по длинному мечу, один с акинаком. Разбойников было много, достаточно, чтобы просто закидать нас башмаками.

— Не глупите, мужики, — подхватил высокий с самострелом, направляя его на Бреста, — бросайте свои ножики, а то еще порежетесь ненароком.

Двое отделились от толпы и отловили коней.

— Эй, парень, слезай давай, — крикнул мне один из разбойников.

Я молча сидела, крепко сжав рукоять кинжала и удерживая поводья.

— Слезай, а то сам сыму, — высокий навёл на меня арбалет.

Не убирая оружия, соскочила на землю. Лохматый мужик с акинаком, скалясь, отвёл моего коня в сторону к остальным. Нас окружили, словно слепни корову в жаркий день.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги