Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Глава 16

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

18 и 19 день

 

Мы вышли на развилку к чародейской башне спустя час, как и предсказывала бабка. Из головы никак не выходили Герины слова, и я периодически разглядывала Бреста, сосредоточенно вышагивающего впереди. Милка как всегда держалась рядом с ним.

Когда старуха прямым текстом предрекла девке, что наёмник ей не достанется, служанка словно решила доказать ворожее, а заодно и всему миру, что чихать она хотела на все предсказания. Весь её внешний вид говорил, что «он будет моим»: она еще покорно, но уже по-хозяйски посматривала на Бреста, старалась во всем ему угодить. Девушка заступалась за него в спорах и смешно пыталась пресечь наши попытки обсудить разные вещи, к примеру: «кто пойдёт за сушняком», «передай мне огниво» и «спорим, я громче рыгну». Мне было её немного жаль, поэтому вопреки Гериной просьбе старалась держаться от Бреста подальше, дабы лишний раз не тревожить ревнивое девичье сердце.

В раздумьях я не заметила, как наткнулась на служанку, резко остановившуюся передо мной. Та зашипела как маленький рассерженный хомяк. Я подняла руки в примирительном жесте, отошла в сторону.

— Ну-с, как и говорила твоя бабка, вон башня на горизонте, — указал Брест на темный силуэт, выписанный на фоне вечернего неба.

Дорога, по которой мы шли, дальше пролегала через открытое раскинувшееся поле. Широкая и утрамбованная она намекала, что по ней постоянно проезжают целые обозы, груженные караваны, а толпы бродяг уже стерли не одно поколение лаптей.

— Как-то подозрительно просто, — я заключила мысли в слова.

— Будто с языка сняла, — подтвердил наёмник, — старуха вроде говорила про какие-то топи, а здесь прям благодать… Ладно, доверимся ворожее.

Брест вытащил из заплечного мешка клубок ниток, бросил его оземь, тот мягко отскочил от земли и, прокатившись пару локтей, замер. Мы стояли и смотрели на клубок как стадо баранов на новые ворота, а эта мохнатая сволочь и не думала ничего делать: он просто лежал в дорожной пыли.

— И что? — я не выдержала первой.

— Тьфу ты! — сплюнул Брест, — ведьма поломанную приблуду подсунула! — он со злостью замахнулся ногой.

Маленький гад, видимо, почувствовал, что его собираются отправить в дальний полёт, тут же сдвинулся с места и замер, словно приглашая идти за ним. Мы переглянулись. Поправив мешки, бодро зашагали вслед катящемуся клубку.

Картина вокруг нас не менялась: башня по-прежнему маячила на горизонте, а мы шли по утоптанному пути. По обе стороны дороги возвышались жёлтые колосья еще не налитые семенем, но уже достаточно высокие, а пыль, поднимавшаяся небольшими облачками, оседала на наших сапогах. Не прошло и четверти часа, как чародейный компас вдруг резко вильнул в сторону, заставив нас ткнуться друг другу в спину. Я налетела на Милку, та вписалась в широкую спину Бреста, а Брест, в свою очередь, просто исчез. Раздался звучный шлепок и громкое бульканье. Я изумлённо вытаращила глаза, а служанка, упав на колени, принялась шарить рукой на месте наёмника, словно искала оброненную монетку.

— Бре-ест, — жалобно завопила она.

Девка сунулась было вперед, но я удержала её:

— Слушай.

Где-то рядом доносилось шлёпанье, но мы никак не могли понять где: кругом была сухая плотная почва. Внезапно рядом с Милкой показалась рука, по локоть облепленная тиной. Она возникла прямо из воздуха и обрывалась в паре шагов от нас. Через мгновение вслед за рукой вылез мокрый и злой как стадо упырей Брест. На нем висела болотная ряска, лицо было перемазано в склизкой жиже, а на щеке прилипла пиявка. Он с отвращением подцепил её, бросил на сухой и тёплый песок.

— Ёж вашу медь! Бабы! — прорычал наёмник, — шары разуйте, а не хлебалом зевайте! Следующая, кто в меня воткнется, туда отправится, — он показал пальцем в сторону.

Злобно пыхтя, он уселся мокрой задницей прямо на землю, снял сапог и вылил из него вонючую болотную жижу. Второй башмак постигла та же учесть.

— Что произошло? — поинтересовалась я.

Милка испуганно отпрянула от злого наёмника и, пропустив меня вперед, изобразила самый внимательный вид.

— Тут кругом болото, — отчеканил Брест, с силой натягивая обувку, — всё это, — он обвел рукой, — волшба, какой-то морок. Как оказалось, мы уже давно идём по топи. А меня выкинуло с тропки прямо в воду. Повезло, что не глубоко было да жидко, иначе не выбрался бы. Так что, женщины! Глядите в оба, — грозно закончил он, резко поправляя грязный мешок.

Наёмник развернулся и, печатая шаг, потопал дальше за клубком, оставляя после себя мокрые следы. Я огляделась по сторонам: золотистые колосья чуть колыхались на тёплом вечернем ветру, а солнышко уже клонилось к закату, освещая розовыми лучами подвижное золотое море и такую плотную землю.

Теперь понятно, почему до Истомира не добрались тринники. Верно последние пытавшиеся сейчас гниют где-то на дне. Я поспешила догнать Бреста, тем более, что сзади уже раздалось Милкино раздражённое сопение.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги