Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Часть 3. Глава 18

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

20 день

 

Четыре тёмные фигуры стояли на смотровой площадке башни. Три из них ёжились, пытаясь укрыться от нарастающего ветра, четвертая, казалось, ничего не замечала, вглядываясь куда-то вдаль. Истомир послюнявил палец, проверил направление ветра и продолжил ждать чего-то, не обращая внимания на остальных.

Брест стоял мрачнее тучи, он поправил перевязь меча, не сводя глаз с чародея. Милка поплотнее закуталась в тёмный плащ, иногда смачно позёвывала. Прежняя проверила походный мешок и, сморщившись, ухватилась за живот. Эта ночь не прошла для нее бесследно: под глазами пролегли тени, а бледная кожа просвечивала насквозь, обнажая даже мелкие венки.

На востоке уже показались первые лучи, но небо ещё не сменило звездное полотно на утреннюю голубизну. Истомир вытащил из-за пазухи роскошного камзола аккуратно сложенный пергамент и протянул Катерине:

— Это карта. Там указано, где схрон с эликсиром. Карта старая, твоего времени. Разберёшься что-куда. Я закину вас в середину города, оттуда уже сами топайте. Назад, как и сговорились, добирайтесь своим ходом. Так… Вроде бы что-то ещё хотел смолвить… — маг задумчиво потрогал свою бородку и махнул рукой, — а, не помню. Готовы? И еще не высовывайтесь за стенки кокона.

— Что-за кокон? — насторожился Брест.

Истомир только шикнул в ответ, повернулся к ним спиной и воздел руки в пробуждающееся небо. Ветер усилился, окутывая плотной стеной трёх путников. Вихрь принёс пыль, обломанные ветки. Он закручивался по спирали вокруг людей, отделяя троицу от чародея. Маг, не опуская рук, что-то бормотал. Его спина напряжённо изогнулась, полы сюртука мотало из стороны в сторону, а некогда аккуратно прилизанные волосы разметало на ветру. Брест подгрёб к себе девок и крикнул через силу:

— Держитесь…

Голос утонул в диком рёве вихря. Вокруг образовалась сплошная стена сжатого и постоянно меняющегося воздуха, в которой иногда мелькал всякий мусор. Путники инстинктивно повернулись лицом в центр и зажмурились, силясь вдохнуть поглубже. Внезапно наёмник почувствовал, как его ноги отрываются от камня. В страхе он ухватился и прижал к себе девок. Те, не открывая глаз, лишь молча вцепились друг в друга: твёрдая крыша башни ушла из-под ног. Прав был Истомир: высунься они из воздушного кокона сейчас, лететь вниз пришлось бы долго.

Брест не знал, сколько прошло времени, но про себя молился, чтобы полёт в бешено вращающемся ветряном яйце поскорей закончился. Как оказалось, летать он не любил больше, чем всех ворожей вместе взятых. Руки наёмника уже онемели от неподвижности и напряжения, когда, наконец, плотная стена подвижного воздуха разорвалась, и троица с силой ударилась о твёрдую поверхность. Они кубарем покатились по земле. Брест, не разжимая стальной хватки, оказался верхом на девках.

— Отпусти, — прохрипела бледная воровка.

Милка только промычала, её рот был забит волосами Прежней. Наёмник еле расцепил медвежьи объятия: от перенапряжения и страха руки плохо слушались. Диковинный клубок человеческих тел, наконец, распался, а Катерина, откатившись в сторону, простонала:

— Сочувствую тебе, Милка, если он и в постели так обнимает.

Воровка перевернулась на спину и тяжело дышала, служанке было не лучше. Наёмник хотел было что-то ответить, но передумал, он лишь хмыкнул и молча поднялся на дрожащих ногах, оглядывая место, в которое их занесло.

— Надеюсь, ты не потеряла карту, а то, чувствую, худо нам придётся, — хмуро заметил он.

Прежняя не спеша поднялась. Её ещё покачивало от пережитого полёта, но с каждой минутой девушка чувствовала себя всё лучше. Катерина доковыляла до Бреста:

— Добро пожаловать в мой мир, — криво улыбнулась она, поправляя заплечный мешок.

 

Путников выбросило на проплешины старой асфальтной дороги, от которой осталось одно название. Этот кусок серого крошева каким-то чудом не зарос, как всё остальное. Всюду, куда ни кинь взгляд, колыхалось зелёное море. Камень был надежно укрыть под толстым слоем высокой травы и мха. Кустарники разрослись в целые рощицы, а деревья, доломав остатки старой цивилизации, стали подлинными хозяевами. Троица оказалась в центре дикого леса, изредка размежёванного домами старого мира. Кругом стояла тишина. Не доносилось ни криков птиц, ни даже жужжания гнуса. Утреннее небо закрывали высокие шпили странных коробок с пустыми глазницами. Как оскаленные черепа, старые дома молча наблюдали за неожиданными гостями. Брест потрясённо закинул голову, разглядывая верхушки многоэтажек.

— Не нравится мне тут, — поёжилась служанка.

— Мне тоже, — протянула воровка, к чему-то прислушиваясь. Она молча вытащила свой кинжал из ножен и втянула воздух, принюхиваясь.

Наёмник отвлёкся от созерцания былой мощи, покосился на Катерину. Уж в чём-в чём, а в том, что касается прежнего, он ей доверял.

— Что-то не так?

— Слишком тихо, — пробормотала она, — и город почти не разрушен, только сильно зарос. Что-то тут нечисто. Напомните, потрясть этого чародея как следует за шкирку. Сдаётся мне, этот паскудник о чем-то умолчал. И давайте-ка уже убираться отсюда, а то мы тут заметные как Милкина задница.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги