Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Глава 27

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

25 день

 

Гжевик по молодости был без ума от своей жены, и когда та заявила, что не хочет быть просто «жинкой воеводской» да затребовала себе титул, мужик призадумался. Князем просто так не сделаешься, а вот присвоить ничего здесь не значащий, но такой заманчивый иноземный статус можно. Душеньку женскую потешить опять же, почему бы и нет? И Гжевик нарёк себя, да не абы как, а бароном! Что и говорить: жену мужик любил. Да только не долго.

Померла она в скорости от болезни, но осталась дочка-красавица, вся в мать. Характером, к несчастью, тоже в неё пошла. Своевольная и ветреная. Когда старый воевода сосватал её Епископу, то он и подумать не мог, что молодая пышущая здоровьем сумасбродка вскорости преставится. А вот теперь, поди ж ты! Стоит перед ним живая, взъерошенная, да еще и мужика с собой какого-то привела, как гулящая кошка, ей-богу. Если, конечно, это его Миланка, а не чудь какая…

Гжевик внимательно осмотрел ее со всех сторон, не говоря ни слова, затем так же сурьёзно оглядел наёмника, и остановился на начальнике городской стражи:

— Стоян?! Ты-то что с ними деешь?

Бравый стражник бодро отрапортовал всё, что с ними приключилось с момента встречи, воспользовавшись случаем, так же рассказал о своих планах по защите города. Гжевик доклад выслушал, удовлетворенно кивнул и отправил мужика за двери:

— Позже поговорим, не отходи далече.

Стоян глянул на прощанье на Милку, та стояла опустив голову, и вышел из зала, претворив за собой тяжелые дубовые двери. Бывшая служанка подняла испуганный взгляд на отца:

— Тятя, я верну…

Старый вояка махнул рукой, чтоб она замолчала:

— Стало быть Стоян всю правду сбаял? Ты просто убёгла, смерть свою разыграв?

Милка кивнула, шмыгнув носом. Барон сложил руки за спиной и принялся кружить возле девушки:

— Одно мне скажи: Ежна тут при делах?

Девушка покачала головой.

— Ясно, — пробормотал Гжевик и, развернувшись, грузно потопал к ближайшей лавке. Он тяжело опустился, отвернулся к столу. В зале стояла тишина, прерываемая Милкиными всхлипываниями. Седая голова хозяина замка устало склонилась ниже плеч, послышался прерывистый вздох, который тут же оборвался — мужик, опомнившись, взял себя в руки. Брест топтался на месте, не зная, что предпринять.

— Ещё мне ответь, — сдавленно прохрипел Гжевик себе в бороду, — за каким хреном ты сейчас-то вернулась?

— Тятя, я… Ну, не могла я жить в доме Епископа да ещё и четвертой женой! — воскликнула бывшая служанка в своё оправдание.

Отец, не оборачиваясь, некоторое время просто молчал. Он закрыл глаза ладонью, тяжело всхлипнул.

— Тятенька-а, — не выдержала Милка и бросилась к отцу в ноги.

Тот молча поднялся, отстранившись от рыдающей девушки, быстро смахнул выступившие слёзы:

— Зачем сейчас пришла? — повторил вопрос Гжевик.

— Чтобы не дать тебе совершить беду великую! Этот мужчина, — девушка указала на Бреста, — не крал твой рубин! Его подставила одна мерзавка. Мы уже добыли камень и собирались воротить назад, как она опять его украла!

Наёмник стоял красный как рак: виданное ли дело, девка его перед воеводой выгораживает. Брест вышел вперёд:

— Дозволь слово молвить, барон.

Гжевик сразу посуровел, только красные глаза, над седой бородой говорили о недавно пролитых слезах:

— Докладай.

— Рубин взаправду пропал, я пытался его воротить и имя свое очистить да провалился. И уж коли война тут зреет из-за камня, а я причастен к его утере, так может смогу как-то пособить?

Старый воевода призадумался: решение многих проблем само пришло в руки и, как бравый солдат, ждёт приказа. Грех не воспользоваться.

Гжевик почесал бороду:

— Добре, пособить сможешь. От чего же нет?

Он ещё что-то прикинул в уме, повертел мыслишку и так и сяк, наконец, крикнул в коридор:

— Стража!

Дверь распахнулась, в зал тут же вломились мужики с бердышами наперевес, следом неторопливо протиснулся Гостемил. Гжевик кивнул на Бреста:

— Вяжите этого! Да в темницу!

Милка подскочила как ужаленная, повиснув у отца на шее:

— Тятя! Что ты деешь?!

Гжевик стряхнул ревущую девку и кивнул управляющему:

— Гостемил, возьми двух ребят, баронессу в склепе ейном запри, пущай поразмыслит малость мозгами своими куриными. Да не выпускай дуру, покуда я лично приказа не отдам. Всё понял?



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги