Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Глава 28

375 год от наступления Тьмы

месяц Хлеборост

26 день

 

— Мы ещё не закончили! — гаркнул на троицу Гжевик и выскочил в дверь. От очередного взрыва та распахнулась, обдав людей жаром: во дворе полыхал пожар.

Ведьма вскочила, опрокинув лавку:

— Гера, за мной, девка, спасай наёмника и Милку, а мы пока продержим замок сколько сможем под защитой, чтобы нас заживо тут не спалили.

Она, взмахнув полами длинной юбки, понеслась, прихрамывая, во двор. Прежний кинул беспокойный взгляд на подругу и последовал за бабулей, Катерина, не теряя времени, рванула из зала в коридор. В замке творился хаос, местные не ожидали, что церковники приведут катапульты: откуда-бы им взяться? Челядь в панике бегала по коридорам, кто-то кричал. Внутрь стали заносить первых раненых. Пока было место, их укладывали на лавки в главном зале. Изувеченные, истекающие кровью стражники, еле сдерживаясь, стонали от боли. Вместо доспехов — покорёженный металл, что въелся в плоть. Среди прохладного камня крепости потёк железный запах крови. Катерина, стараясь не наскочить на раненых или носильщиков, лавировала между людьми, лавками и телами — кто-то, не вынеся агонии, отошёл в иной мир. Один раз её схватил за руку мужик с обгорелым лицом:

— Помоги… — прохрипел он, — больно, мочи нет.

Воровка с усилием разжала его пальцы и остановила пробегающую мимо служанку с корзиной тряпья:

— Ему помощь нужна.

— Да ты оглядись вокруг: тут всем помощь треба! — огрызнулась девка, но всё же склонилась над стонущим мужиком.

Катерина скривилась от вида ожога, нахмурила брови: не надо быть ворожеей, чтобы понять, что бедолаге недолго осталось. Она отвернулась, стараясь выкинуть из головы страшную рану. Надо сосредоточиться: куда могли упрятать Бреста? Воровка сорвалась с места, по памяти сворачивая из одного коридора в другой, вихрем пробегая мимо знакомых палат. Сперва стоило проверить темницы. На неё никто не обращал внимания, разве что иногда просили помощи — общая паника и неразбериха послужили хорошим прикрытием.

Ещё один поворот. За ним лестница вниз. Катерина выскочила в подземелье, где в редких держателях горели несколько факелов. Несмотря на войну снаружи здесь по-прежнему сидел стражник: приказов барона боялись ослушаться. Девушка, не успев спрятаться, по инерции пролетела прямо на свет. Мужик в латах, увидев незнакомую фигуру, поднялся, обнажив меч:

— Кто такая?

— У меня… Эта… — пыталась отдышаться Прежняя, — приказ от барина. Всех наверх созывают, там битва идёт, каждый воин треба.

Стражник подозрительно сощурился:

— И они прислали пришлую девку? Я тебя тут раньше не видал.

— Кого поймали по дороге, того и послали, — огрызнулась воровка, — велели всех собрать, кого найду. Ну? Чаво расселси-то? Давай ужо наверх.

Катерина развернулась на лестнице, всем своим видом показывая, что спешит, а нерадивый стражник только тормозит её архиважную задачу. Мужик недоверчиво рассматривал девку, не трогаясь с места. Он бросил один короткий взгляд на крепкую деревянную дверь, ничем не отличающуюся от трёх других. В камере было тихо. Стражник вновь обратился к девушке:

— У меня приказ не покидать поста, и я никуда отседова не сдвинуся.

— Как знаешь, — пожала плечами девка, — токмо имя мне своё скажи, чтобы барину доложить.

Мужик нахмурил лоб:

— Погоди ты с именем-то. Что и вправду там бои идут?

— Я что же тебе врать буду? Да с меня же потом башку сымут! Идёшь или нет? Коли нет, то и не тяни кота за яйца, говори, как тебя бают, да побегла я.

Катерина помялась немного для виду и скрылась за поворотом, только черный плащ мелькнул.

— А, пёс с тобой! — поднялся охранник, — куды велели прибыть-то?

Из-за угла высунулась недовольная физиономия:

— В главный зал, там усех собирают.

Воровка быстро поднялась по лестнице, притаилась за поворотом. Рядом послышались тяжёлые шаги и нервное бормотание:

— То сиди, то не сиди. А коли не пойдёшь, барон потом к лошади привяжет, да по всей округе прокатит…

Мужик торопливо поднимался, продолжая бурчать себе под нос. Он не заметил в темном углу неподвижную фигуру и благополучно прошёл дальше в коридор. Девушка подождала ещё немного, пока шаги стихнут, и побежала вниз. Оказавшись у нужной камеры, она негромко позвала:

— Брест.

В ответ донесся тихий шелест, и в зарешеченном окошке появилось знакомое, но уставшее лицо.

— Ты? — недоверчиво протянул наёмник.

— У нас мало времени, — торопилась воровка, вытащив отмычки из-за пазухи.

Катерина присмотрелась к замку и, облегченно выдохнув, открыла его в два счета. Брест вышел наружу, чуть сощурившись: даже неяркий свет факелов резал глаза после полной темноты камеры. Девушка суетилась, бегала по подвалу в поисках оружия. Наёмник, привыкнув к свету, никуда не торопился. Он прислонился к косяку, сложив руки на груди, не сводя глаз с воровки. Прищур превратился в злое, пристальное наблюдение. Прежняя суетливо сновала по темнице, избегая тяжёлого взгляда. Брест молча рассматривал знакомую фигуру, облачённую в кожанный доспех. Ноздри наёмника раздувались от охватившей его ярости, а рот скривился в презрительном ядовитом оскале. Катерина, наконец, отыскала отобранный стражниками меч, отнесла его наёмнику. Тот с красным лицом еле сдерживался, чтобы не открыть рот и не высказать, всё что думает, а то и сотворить чего похуже. Руки пришлось крепче сжать: в гневе и зашибить можно дуру.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги