Танцы на осколках

Размер шрифта: - +

Эпилог

380 год от наступления Тьмы

месяц Жарогон

13 день

 

Гера задумчиво рассматривал старый фолиант, что-то прикидывая в уме и иногда бормоча себе под нос. На востоке только занялась заря, и большие окна, появившиеся с приходом нового хозяина, освещали большой зал розовым светом. Дверь за спиной Прежнего распахнулась, и в комнату завалился сонный Брест в портках, зевая во весь рот. Бывший наёмник почесал волосы на груди и уселся за длинный обеденный стол, усеянный свитками.

— Опять что ли всю ночь не спал? — спросил он, подцепив пальцем кувшин с квасом и щедро плеснув себе в кубок.

— Нет, — пробурчал Гера, не отрываясь от пожелтевших страниц, — можно подумать, ты быстро уснул.

Брест пожал плечами и, пододвинув соседний стул, сложил на него ноги. Прежний, наконец, аккуратно захлопнул книгу, потёр глаза:

— Всё равно ничего не соображаю.

Он подошёл к большому зеркалу в резной золочёной раме и принялся пристально разглядывать своё отражение.

— Что-то не так, — пробурчал про себя парень.

Наёмник не придал этому значения:

— Ты мне лучше поведай, как ты Верховным чародеем стал? И как тебе на новой службе?

Гера, не отвлекаясь от созерцания отраженной комнаты, бросил через плечо:

— Брест, ты же знаешь, что мне эта должность поперёк горла стоит! На последнем шабаше кто-то подсунул отравленное вино, покушения чуть ли не через день.

Воин пожал плечами:

— А это по-первости. Проверяют они тебя на вшивость, как власть удержать сможешь. А ты сделай, как баба Ежна советовала: пообломай рога всем неугодным. Не зря же она тебя на своё место определила. Кстати, как там боевая ворожея?

— Где-то на юге, кости греет. Пока вестей от нее не было.

Брест опять широко зевнул:

— А ты Катерину часом не видел? А то я проснулся, а её след простыл.

Гера покачал головой:

— Нет, сегодня еще не встречал.

Как по заказу дверь с грохотом распахнулась, и в зал ввалилась довольная Прежняя, неся в руках лукошко с малиной и холодный запотевший кувшин, сзади топал местный домовой и материл девку почём-зря:

— …оставь, тебе гуторят! Из чего я на зиму варенье варить буду!

— Ты какой-то неправильный домовик: тут же кухарки есть, на кой ляд тебе самому-то у печи стоять, — отмахнулась Катерина и водрузила свою поклажу на стол.

— Ты зубы мне не заговаривай, тоже мне баба-шептуха. Верни ягоды! — маленький человечек упёр руки в бока.

Брест, с улыбкой наблюдая за картиной, кивнул Гере:

— Вспомнишь кикимору к обеду, а?

Он тут же получил тычок под ребра. Брест притворно скрючился от боли, а когда Прежняя оказалась рядом, поймал и усадил жену себе на колени. Та посопротивлялась для виду, а потом блаженно растеклась, устраиваясь поудобнее. Довольный наёмник тут же зарылся лицом в копну тёмных волос.

— Малину с молоком? — предложила она мужу.

Тот что-то пробурчал в ответ. Домовик, в ужасе глядя, как исчезают запасы ягод, сплюнул и раздосадовано поплёлся из зала.

— Я тебе еще насобираю, — клятвенно пообещала Катерина в сутулую спину.

Расстроенный старичок только махнул рукой и исчез. Прежняя кивнула Гере:

— Будешь?

Тот покачал головой. Парень отошел от зеркала и устало опустился на стул. Девушка не послушала его, от всей щедрости насыпала ароматных ягод и залила их молоком. Прежний, не споря, взял ложку, принялся молча есть. На измученном лице застыло напряжение. Катерина цепляла ягоды по одной:

— Ты мне лучше скажи, как ты Верховным чародеем стал? И как тебе на новой службе?

— Только вот Бресту рассказывал. Он слово в слово спросил. Не хотел я этой… — парень осёкся, глядя на хитрые лица парочки. Они ухмылялись, еле сдерживаясь, чтобы не захохотать в голос.

— Ах, вы морды упыриные! Да вы все знаете! Еще до утра сговорились?

— Самую малость, — подтвердила Катерина

— Чутка, — Брест свёл два пальца вместе.

Он неотрывно смотрел в красное лицо Прежнего, но не выдержал и расхохотался, Прежнюю порвало следом. Они смеялись в голос, хлопая ладонями по столу и вытирая выступившие слезы. Гера, глядя на хохочущую парочку, сплюнул:

— От идиоты.

— Может и так, но такую историю нарочно не придумаешь, а? Верховный чародей? После той ночи все ведьмы о тебе, надь-то, во снах грезят, — ржал Брест.



Юлия Пасынкова

Отредактировано: 06.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги