Танцы на стёклах

Размер шрифта: - +

Глава третья. Один во Вселенной

Только что пережитая смерть и потрясения были также реальны, как боль и страх, которые Вэн прочувствовал там, в деревне человеко-медведей. А он там пережил ещё досаду и злобу.

Прозрачный стол, прикреплённый к стене, засветился яркими полосами, всё больше возвращая незадачливого путешественника в реальность. Жёлтые огоньки пробежали и исчезли, высветив опции и информационную карту.

Над столом, на стене появился большой экран, на котором красовалось изображение белокурой девушки – электронной секретарши Вэна, на фоне экзотического побережья.

– Ты отсутствовал трое суток и четыре часа, – сказала секретарша.

– Что происходило за это время?

– Мы уже на орбите Шарка. Прибыли пять часов назад. Тэя передала просьбу, чтобы ты с ней связался, когда выйдешь из виржи. Твоя любимая недовольна.

– Мы уже на орбите? – Вэн никак не мог прийти в себя, перед глазами всё стояли человеко-медведи. Подошёл к столу, сел во вращающееся удобное кресло, прикреплённое к полу.

– Повторяю! Прибыли пять часов назад. И да, я – Ариадна, если ты вдруг забыл, – секретарша улыбнулась с экрана.

− Дай изображение системы, − Вэну не терпелось увидеть это новое солнце Голор и его планеты.

Появилось голограммное изображение  звёздной системы: красная звезда и семь планет. Шарк оказался второй. Три материка, окружённые водой, не оставляли сомнений, что именно на планете под акульим названием и зародилась жизнь.

Вэн смотрел на противоположную стену от двери. Там жёсткая ширма, когда она отодвигается, за ней на всю стену иллюминатор из крепчайшего известного стекла − пласто. Давно открыты многие  прозрачные металлы и сплавы, но они не идут ни в какое сравнение с этим стеклом.

Не во всех каютах есть такие иллюминаторы. Вэн открыл один раз это «окошко», когда звездолёт находился в искривлённом пространстве. Ощущение такое, что каюта просто обрывается, а дальше клубится какая-то матовая тьма. И там нет звёзд… ни одной. Стало страшно, ведь через метр от тебя что-то чуждое. Жутко от этой безграничности Вселенной, с её невообразимыми температурами, чёрными дырами и многомерными пространствами. А с другой стороны появляется гордость за величие разума: ведь родную Горану и Шарк разделяют тысяча восемьсот световых лет, а звездолёт одолел это расстояние за два месяца.

− Открой иллюминатор, − приказал Вэн, а сам ждал, что же там появится: звёздная система Голор или всё та же пугающая мгла. Хотя лёгкая вибрация, сопровождавшая весь полёт, исчезла. На корабле было непривычно тихо. Значит, в иллюминаторе он увидит звёзды.

Ширма медленно отъехала, и каюта заполнилась кровавым светом. Звезда Голор оказалась яркой, благо включились световые фильтры, иначе можно вмиг ослепнуть. Светило предстало во всём великолепии: красное, с багровой каёмкой по краю, которую создавала атмосфера из тяжёлых элементов. Казалось, что кто-то прибил слепящий красный шар на чёрную стену гвоздём.

− Закрывай, − сказал Вэн. − Соедини с Тэей.

На экране появилось изображение спортзала,  видимая стена была сплошь в выступах, походившая на скалу. У стены стояла «бронзовая» Тэя в белых спортивных штанах и лёгкой безрукавке. Её тёмные волосы спадали на плечи, а чёлка упрямо пыталась прикрыть потный лоб. Глаза её умиляли. Хоть немного узковаты, как у всех людей с планеты Тертур, но зрачки казались изумрудами.

− Привет, любимый! Как твой виржи, не надоел? Меня он уже достал… − многозначительно сказала Тэя.

Вэн всё ещё держал в руке мозентэр.

− Да как, помер я в нём. Я на эту компанию в суд подам, когда вернёмся на Горану. В загрузке использовали мощный гипноблок. Я даже не помнил ни тебя, ни то, что лечу в звездолёте.

− Погубит тебя виржи, это же второй реал, не забывай. Так недолго и до нервного срыва. − Она лукаво улыбнулась. − Не мог купить себе такой, чтобы там остров в океане личный был да гарем?

− Так драйва же хочется, − Вэн улыбнулся. − Ладно, пойду в душ схожу.

− Глянь распорядок, через два часа сбор и инструктаж. Завтра спуск на планету.

− Ты зайдёшь?

Тэя кивнула и улыбнулась одними глазами. Напоминала фею из одной сказки, увиденной в детстве, только без крыльев. Когда Вэн увидел её в звездолёте, то несколько дней не мог найти себе места, Потом решился, подошёл и сказал: − Привет. Как тебя зовут?

Он отключил связь и набрал на мнимой фосфоресцирующей клавиатуре адрес компании «Шанс». Затем выбрал «жалоба», ввёл код виртуальности, из которой только недавно выбрался.

На экране появился темноволосый мужчина лет тридцати, элегантного вида, сидящий за столом, словно диктор новостей. Стильный костюм и галстук не оставляли сомнений − перед вами добропорядочный гражданин.

− Адвокат корпорации «Шанс» к вашим услугам, − вежливо сказал мужчина.

− Я хочу подать жалобу. Вы подвергли опасности  мою психику. Есть у меня опасения, что от такого виржи можно подхватить какую-нибудь фобию.

− Мммм, − как бы вам сказать поточнее, − задумчиво пробормотал адвокат. И тут его лицо на долю секунды стало насмешливым, и Вэну показалось, что адвокат − этот образец этикета, показал ему, дразнясь, язык. Это произошло так быстро, что когда Вэн опомнился, адвокат опять был серьёзен и вежлив.

− Ты что… язык мне показал? − Вэн чувствовал себя идиотом.

− Да что вы… как можно… − адвокат был невозмутим.

И тут до Вэна дошло, что Горана находится сейчас от звездолёта за тысячу восемьсот лет, а значит, прямая связь невозможна. И Вэн сейчас разговаривает с обыкновенной программой, да ещё почему-то издевающейся над ним.



Михаил Троян

Отредактировано: 16.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги