Танцы на стёклах

Размер шрифта: - +

Глава пятая. Ныра

Фиолетовое небо, пересекаемое тёмными облаками – такое часто увидишь на Шарке. Карминово-красное солнце со временем стало уже привычно, ведь жёлтое, родное − невообразимо далеко.

Когда в непогоду небо загораживают массивные тучи,  нависая над головой, кажется, что они из меди: медные небеса.

По утрам всё вокруг застилает густой туман: перед глазами словно встаёт стена из молока, а когда восходит солнце по имени Голор, туман становится красным. Это действует на людей завораживающе. Несколько часов стоит непроглядное «красноватое молоко».

Необычные запахи, и ощущение первозданного мира переполняли людей. Не планета, а настоящий Эдем. Вот только ходить по этому раю свободно нельзя.

Оказалось, что фауна Шарка, как, в принципе и флора, по сравнению с известной людям – долго живущая. От старости тут редко кто умирал – животные жили триста-четыреста лет. Поэтому было множество хищников – им тут жилось вольготно. Становилось понятно, почему косморазведчики назвали планету именем самого кровожадного хищника древней Земли.

Разнообразие жизни тут не меньше чем на прародине-Земле, не то, что на Горане. Там скудная фауна и флора. Многие виды земных животных не прижились. Да и люди живут нелегко. А на Шарке живности вдоволь, и желудки хищников-аборигенов легко переваривали любые кости, шерсть и рога, как и утробы гиен и анаконд.

Ещё здесь адаптирующий укол надо принимать три месяца ежедневно. Затем раз в неделю. Если возникает недомогание, инъектором вливать в себя спасительную жидкость. Разные планеты − это разные бактерии. Впрочем, всё проходило удачно. Человек победил свои болезни давно. Ну, если не считать область головы. Ведь мозгам не всегда помогает лекарство.

Прошло два месяца со дня высадки. Научная работа на базе шла полным ходом. Вэн уже полтора месяца не отлучался с базы. Конечно, можно изучать строение местных организмов, но они чаще всего были похожи на земные экземпляры, вплоть до позвоночника. Но были и другие животные, у которых вместо рёбер и позвонков был цельный костяной панцирь под кожей. А изучать поведение, психологию колесунов и других обитателей Шарка – как это можно сделать, сидя на базе?

Вэн, после многих неудачных попыток войти в контакт, едва не погиб. Не хотели колесуны общаться с людьми. Вэн имел неосторожность близко подойти к аборигену. Шестилапый схватил его. Двое страховавших солдат начали стрелять из станнеров, чтобы обездвижить хищника. Колесун успел развернуть Вэна в их сторону, расстреляли обоих. Ох, как неприятно на себе испытать действие парализатора. Очень болезненная штука.

Неудачного контактёра еле откачали в лазарете. Результат: вывихнутая рука, травмированная шея и глубокий шрам на пол спины. После этого полковник Доро запретил все попытки установления контакта.

Безделье с каждым днём все больше раздражало Вэна, только Тэя  скрашивала яркими красками ночи. Днём она занята работой и Вэн, скучая, иногда просто болтался по базе, а временами смотрел по интеру развлекательные шоу и фильмы. Нет, временами он присутствовал в лаборатории, но что изучать колесуна в изолированной камере… Они смотрели на людей враждебно, на этом исследования психологии и заканчивались.

Проснувшись сегодня, он глянул на время − девять тридцать. Это  раннее утро, ведь сутки на Шарке составляли тридцать восемь часов.

В воздухе появилась  голограмма Тэи:

− «Любимый, сегодня по плану серьёзный эксперимент. Не скучай. После обеда встретимся», − произнесла фантомная Тэя, губы послали воздушный поцелуй. Видение медленно растаяло.

Вэн оделся, прошёл по затемнённому коридору и вышел на свежий воздух. Тело приятно обдало прохладой, а в сыром воздухе улавливались необычные запахи. Небо уже заволакивало туманом, звёзды мигали редкими точками. Боевой синтет - тарантул, охранявший периметр базы, на миг вздрогнул и замер. Паукообразное чудище обладает искином – самообучающимся искусственным интеллектом.

В принципе, в чём секрет человеческого мозга? Долго не могли его разгадать. Но как всё оказалось просто, до смешного. Два полушария совещаются между собой – вот и получается интеллект.

Вэн вдохнул всей грудью влажный, пряный воздух и, глядя на звёзды,  подумал с тоской: "Где-то там Горана, мои родители, друзья.  Далеко мы забрались. Тысячу восемьсот лет свет летит сквозь пространство к нашей планете. Можно ли представить это расстояние? Окинуть его взглядом? Все ли вернёмся домой?"

Но всё-таки на Шарке лучше, чем в звездолёте, который летит в искривлённом пространстве, непонятно с какой скоростью. А вдруг серьёзная авария? И никто тебе не сможет помочь, нет вокруг людей − только враждебный, холодный вакуум. А здесь вполне можно жить. Как-то приспособиться к окружающему миру, который, конечно опасен, но близок к людской нише существования.

Надышавшись свежим, прохладным воздухом, Вэн вернулся в комнату и активировал интер.

− Включи, какой-нибудь новый фильм, − обратился к возникшей Ариадне.

− Жанр, какой? − развела голограмма руками.

− Фантастика.

Вэн надел очки-проектор. Появилось объемное изображение какой-то планеты. Затем возник город, казалось, он вырос  вокруг. Ритмичная музыка, и название: падающие с неба буквы вбивались в развалины города: "Жестокая галактика". Смотришь вправо, влево. Ты находишься там, среди событий. Кучи империй и инопланетян воюют между собой, плетут дворцовые интриги и предают друг друга в самые каверзные  моменты. Апогеем мысли творцов стало происшествие, случившееся с главным героем. Он, одетый в скафандр, попал в здание, в которое влетела термическая бомба. Тело сгорело, осталась одна голова. Но скафандр поддерживал жизнь в голове, пока её не нашли друзья героя. Они отвезли голову на родную планету, там поместили в специальную камеру, где отрастили новое тело.



Михаил Троян

Отредактировано: 16.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги