Танцы на стёклах

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. Исход

Что для тебя один день, когда ты прожил их миллионы? Тысячи жизней, поменял тысячи тел. Мы барсаи. И мы бессмертны. Если не наступит смерть внезапная, когда тело, в котором находится «я» прекращает жить, а вокруг нет носителей, в которые можно переселиться.

А тело этого двуногого оказалось очень комфортным. Им легко управлять, легко подавлять на первых порах волю сознания, которое постепенно угасает, отдавая тело в полное владение новому хозяину. Но здания у этих людей какие-то тусклые, словно сидишь в большой коробке. Казарма примитивная, а потолок ровный, на который смотреть − одна тоска.

Какие-то странные, новые желания ощущает сознание. Таких Аихаи ещё не испытывал ни в одном носителе. Ему нравился этот временный дом для его сознания. Но пока с этим типом вновь открытых носителей приходится считаться. Их оружие опасно. По крайней мере, люди одним взрывом уничтожили звездолёт.

Для начала нужно сообщить о них на одну из освоенных планет. Аихаи уже активировал передатчик, который заставляет пульсировать ядро планеты. Чтобы добраться за три сотни световых лет, где находится ближайшая колония – планета Атес, сигналу нужно эти триста световых лет. А на корабле это можно сделать быстро. Хотя, Аихаи спешить некуда, носителей на этой планете  хватает.

Прибывшие двуногие оказались третьим видом на этой планете, в котором барсаи могут жить. Но из-за поломки корабля Аихаи с сородичами заперт на этой планете уже сто сорок местных лет. Механизмы звездолёта приходят в негодность, а чинить их всё труднее. Здесь нет цивилизации и поэтому неимоверно скучно. А что такое жить сотни лет без цивилизации? Это скучно. Скучно!

Акинос тоже тут, на базе двуногих, в теле сильного человека. Но у него задача попасть на звездолёт чужаков. А задача Аихаи ускорить тот момент, когда люди уберутся на свой корабль. С ними попадёт и Акинос.

В суматохе, царившей на базе, Аихаи вселился в тело солдата Керса. Пока все бегали по базе в панике, этот носитель остался один в дежурной комнате. Это хорошо, что память двуногого носителя остаётся. Она стирается со временем, да и память барсаи тоже постепенно теряется. Аихаи не мог припомнить, что происходило с ним три-четыре столетия назад.

Захватив тело Керса, Аихаи удивился, что тот оказался рабом вредной привычки. А если конкретнее, то Керс оказался никотинозависимым, что не нравилось Аихаи. Но он пока ничего с этим не мог поделать: приходилось курить, когда организм начинал беспокоить сознание.

С самого начала Аихаи стал себя называть Керс, чтобы не выдать себя в разговоре с  другими двуногими. Они, на поверку, казались глупыми.

Освоившись, Керс сразу задался целью: как ускорить отлёт людей на свою планету. Так Акинос, или они вдвоём, смогут попасть на корабль, а там  уже действовать по обстоятельствам: либо захватить тело навигатора, либо подчинить его своей воле, чтобы добраться на родную планету Зарани.

Цель… Нужно сделать что-то такое, чтобы люди в панике бежали с планеты. И это что-то нужно сотворить изнутри базы, потому что снаружи она неприступна. Как только была просканирована память носителя, новоиспечённый Керс сразу понял, что нужно делать. Задача, конечно непростая, но выполнимая: самое лучшее − это выпустить пленных колесунов. Вот они-то пусть и «наведут» порядок на базе. То, что это будет выполнено, Керс не сомневался. Если его убьют, то колесунов откроет Барт или какой-нибудь Шмарт, в которого вселится Аихаи. Но он своего всё равно добьётся. Тем более Керс, при, так сказать, своей прошлой жизни был отряжен помогать учёным, доставлять колесунов в боксы.  И ему очень, очень хотелось посмотреть на эту расправу хищников над людьми, потому что из-за стычки с двуногими умерло два барсаи, которые считали себя бессмертными. И от этого Керсу становилось страшно. Ведь он тоже тут, на этой планете может умереть. Эти люди глупы и пока не подчиняются хозяевам Галактики.

Даже если он не увидит расправы хищников над людьми, само представление этой картины доставляло ему удовольствие. Долго люди не забудут его, будут со страхом рассказывать другим. Это самая изощренная месть людям.

Сегодня как раз такой момент. Люди расслабились. Они спят без задних ног, упившись бомуто, которое оказалось в конечном итоге неплохим снотворным. Тарантулов  уничтожили во время массового нападения.  На крыше базы дежурят два снайпера. И то, наверное, спят.

Керс тихо встал с койки, прошёл по казарме. Вокруг  тихое сопение, иногда прорывался храп.

Керс вышел из казармы и пошёл в дежурную комнату. Зайдя туда, увидел, что рядовой  Алнар дремал в кресле, а сержант Никол сидел за столом и наблюдал за голограммой уменьшенного периметра и близ лежащих окрестностей.

− Сержант, что туда смотришь, там же искин контролирует. − Керс оглядывал комнату. − Не угостишь сигареткой?

− На, − Никол достал и протянул сигарету. − А что у тебя с глазами, Керс? Как-то бегают они странно, да и сам ты, словно на иголках.

На боку у дежурного висел шаробой. У Алнара тоже.

Опасность!

Керс ещё пока не тот, чтобы через полчаса лишиться тела. Ему нужно больше времени, хотя бы ещё час-два.

− Спасибо, буду должен, − Керс  взял сигарету и, выходя в коридор, добавил: − А глаза… Нервы что-то ни к чёрту. Этот череп из дыма…

Он нервно покурил в коридоре, затем пошёл в умывальник и взял заранее заготовленную металлическую ножку от кресла. Запихнул её за пояс штанов, за спину.

Когда вернулся в дежурную комнату, сержант Никол на мгновение повернулся. Увидев, кто вошёл, он опять вперил взгляд на периметр.

Керс резко выхватил ножку и со всего маху врезал Никола по затылку. Тот даже не среагировал – глухо стукнулся лбом в стол. Но  его голова  лишь коснулась стола, а ножка уже припечаталась к шее рядового, затем опустилась на макушку.



Михаил Троян

Отредактировано: 16.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги