Tавоо

Размер шрифта: - +

TABOO

Мой друг очень много курит. Под вечер он уже дымит последнюю сигарету из пачки. Мы стоим на крыше офиса, любуясь на ночной город и темное небо, усыпанное множеством звезд. 

Мой друг говорит: 
— Сигареты — бич общества. Все беды от курения. 

— Почему же? — спрашиваю я. Он вглядывается в полную луну, держа минутную паузу, чтобы затянуться еще раз под гул автомобилей.

—Потому что курение — самая большая человеческая зависимость. Если все остальное можно чем-то заменить, то сигареты ты ни едой, ни бегом не заменишь, — он снова делает затяжку и выдыхает дым в холодный осенний воздух. 

Мой друг всегда говорит «нужные» вещи: 
— Никогда не кури, понял? 


В этой жизни очень легко раздавать кому-то советы, которые не имеют смысла, но, безусловно, очень полезные. Люди вообще очень любят делать одно, а советовать совершенно другое. 

Считаешь, эгоизм и лицемерие с их стороны? Нет, ничего подобного, просто они так думают, у них так принято. 

Заканчиваешь институт и получаешь ту самую заветную корочку, с которой тебя хоть в начальники, хоть в грузчики возьмут. Выбор большой. 

— Наконец-то я вырос! — заявляешь ты. — Здравствуй, новый мир. 

И, кажется, что теперь все можно, родители больше не заставляют делать то, что им хочется. Ты, несомненно, самый свободный человек в этом мире. 

— Чего расшумелся? Молчи, — вдруг большая рука тебе затыкает рот. Это самый главный запрет у людей — говорить свое мнение. Не важно, правильное оно или нет, нужно не выбиваться из толпы, поддерживать одну и ту же тему. Чем правда ярче, тем тише надо ее произносить. Это факт. 

На улице могут осудить не только за слова, но и за внешний вид. Вон та женщина овальной формы с большими сумками явно понимает в том, как надо правильно одеваться. 

—Что это за футболка такая яркая? 

Мужчины такую одежду не носят. И штаны не того кроя, да и пальто слишком вычурное. Мужчину делают не поступки, а цвет его рубашки. Так надо, так верно. 

И вот ты переодеваешься, а аттестат зрелости, что ты принес домой, уже не так радует как раньше. 

Но ты не бойся, это только начало. 

Вон твой коллега по работе обязательно отчитает тебя за татуировку на плече, может высмеять всей бригадой твои тоннели. Так настоящие мужики не ходят, только люди с мест не столь отдаленных делают подобные вещи. 

Работу ты вроде нашел, хоть с коллективом не очень дружен. А тут особо выбора нет: либо ты им киваешь, либо они тебя сожрут. 

Какого это вечно прогибаться под кем-то? 

Ну, не переживай, привыкнешь. 

Вчера сидел в баре, познакомился с парнем. Гуляли, общались, понравились друг другу. И не объяснишь хозяйке квартиры, что ты можешь и с девчонкам, и с мальчишками встречаться. Какая разница какой там у человека пол, если он хороший, и у него душа светлая? 

Но люди за душу не судят, не придумывай. Это ты тут такой «особенный» нарисовался. Скорее у тебя с головой проблемы, раз ты с мужчинами встречаешься. 

И кто узнает об этом, тот тут же сунет нос к тебе, будто у них проблем в своей жизни не хватает. Но нельзя же просто стоять в стороне и не проучить такого нерадивого мальца, как ты:
— Это плохо.

И не суть важно, что ты прекрасный работник, талантливый врач, художник, певец, пожарник, строитель. Ты плохой. 

Девушку нашел, но снова все не так. «Друзья» будут тыкать пальцем, что она некрасивая, долго смеяться и обсуждать тебя, что ты дурак и должен был найти себе девку с вот такой грудью и с определенным слоем штукатурки. Почему? Потому что женщина должна быть вычурной и красивой. 

Да прекрати там лепетать про красоту внутри! Сказано тебе, судить надо за внешние качества. 

И вот вы сошлись с этой не умной, истеричной барышней. Зато все рады, все твой выбор одобрили. Можно и свадьбу играть.

Невеста требует огромный зал, гостей штук так двести только с ее стороны, лимузин побольше и стол побогаче. Не важно, что деньги откладываешь на что-то свое, свадьба — дело особенное, если и играть, то тратить все до копейки, не важно, что через год разведетесь. 

Потом она требует детей. И ты может их не любишь, а, может, просто умный, говоришь, что надо подготовиться, набрать те же деньги... 

— Дал Бог зайку, даст и лужайку. 

И попробуй поспорь с этим. Только «зайки» уже две, а квартира как была съемной, так и осталась. 

И в Бога ты не особо веришь. Но если ляпнешь, то найдутся отчаянные защитники, которые кулаками объяснят кто такой Бог. Именно этому религия и учит, на насилие и уповает. 

И вот к тридцати у тебя короткие волосы, шрам от сведенной татуировки, серая одежда, развод, алименты. И все настолько душит, что ты начинаешь задыхаться прямо на улице. Но все вокруг счастливы, главное, что родня, друзья и соседи одобряют. Ведь так важно их мнение. Без него ты одиночка, который живет сам по себе. А человек один жить не может, ему нужны контакты, общение. Какое тут общение, когда никто понять тебя не хочет?! 

—А вдруг, — говоришь ты, лежа в луже тех проблем, что у тебя образовались за все это время, — они правы во всем, и это я «бракованный"?

Так в этот день и в этот час умирает некогда живой человек с большими и светлыми планами. Последняя яркая мысль пробегает по каналу в мозге и затухает где-то в самых недрах. Так хочется всем угодить, чтобы никто не трогал, не задевал, не высмеивал, не тыкал пальцем. Вроде на дворе двадцать первый век, а, кажется, что сейчас твое оставшееся мнение сжигают на костре как рыжеволосую ведьму. 

И сил уже нет. Хочется каждого прибить, но менять что-то поздно. Да и ты — не ты больше. Часть толпы, тебя потерять сейчас очень легко. 

Щелк! 
Вот и захлопнулся замок на главном поводке. Добро пожаловать в новый мир! 


—Нет, сигареты — зло, никогда не кури, — мой друг зависим от них. Он думает, что табак — великое несчастье человечества, которое разрушает его. — Самая сильная зависимость. 

Я отбираю у него маленький окурок и долго рассматриваю. Как может такое крошечное нечто навредить человеку, заставить его желать себя с новой силой каждый раз? 

— А разве не люди самая сильная зависимость? 

Мой друг смотрит на меня в упор: 
— Любовь, что ли? 

— Нет, —мотаю головой и кидаю с крыши окурок. Мы смотрим пару секунд на то, как он летит вниз. Потом он исчезает из нашего вида. — Их мнение.



Себастьян Карайланиди

Отредактировано: 19.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться