Темный эльф

Размер шрифта: - +

Глава 1 - Тропа судьбы

Цветной калейдоскоп вспышек и звездочек сменился сначала глубоким сном без сновидений, а потом мутным туманом в голове. Мегалькарвен с трудом разлепила тяжелые веки. Из утреннего прохладного воздуха на нее смотрела женщина. Простое платье без украшений, но чистое и тщательно выглаженное. Она явно не была ни крестьянкой ни дворянкой, скорее женой какого-нибудь купца или ремесленника. Широкое лицо с крупными чертами лица и мягкие руки, сложенные на коленях. Женщина улыбалась.

- Очнулась, моя деточка. Сейчас Летисия принесет тебе поесть. Ты так исхудала, что душа еле держится. Сейчас покушаешь бульончику, и все будет хорошо…

Густой голос женщины наполнил комнату. Она рассказывала про хорошую погоду на улице, про то, что Мегалькарвен обязательно должна поправиться и еще и еще. Больная голова эльфийки едва поспевала за ней и, отчаявшись, что-либо понять из разговора она начала рассматривать комнату.

Светлая, просторная, с глиняным потолком и стенами, и с большим окном во всю стену, откуда в комнату проникал свет. Ставни окна почему-то открывались вовнутрь, а на подоконнике стоял горшок с цветком. Мебель в комнате была такая же крепкая, как и ее хозяйка, а на соседней кровати под ворохом одеял лежал человек. Мегалькарвен, превозмогая тошноту села в кровати, чтобы получше его рассмотреть.

- Простите, а кто это там?

Женщина заботливо поправила ее подушки и ответила:

- Ты наверное, совсем ничего не помнишь, маленькая. Вас нашли утром солдаты. Этот храбрый молодой человек, весь израненный, тащил тебя через мост. Питер и Седрик сразу послали за помощью и вас перенесли сюда. Это дом коменданта Роматы, а я его жена, Сильвия. Сейчас ты позавтракаешь…

Но Мегалькарвен уже не слушала ее. Она спасена. Она в безаопасности. Лаурелинад жив. Ее глаза закрылись и она снова заснула.

 

Под бдительной опекой и заботой Сильвии и ее полной, розовощекой дочери Литисии, эльфийка и правда быстро поправлялась. Она уже могла ходить по комнате, но тело все еще очень плохо ее слушалось, отзываясь мучительной болью на каждое движение. Лаурелинад почти все время спал, только изредка просыпаясь, чтобы проглотить две-три ложки бульона. А бульон у мадам Сильвии был отменный. Наваристый, темно-золотой, казалось, он быка способен поднять на ноги. Но двум эльфам могло помочь только исцеляющее зелье.

Через неделю после того, как их нашли солдаты, в комнату на втором этаже поднялся комендант Ромата. Вместе с ним в дверь вошел мальчик. Точнее не вошел, а проскользнул, облизав телом косяк. Возраст мальчика было трудно определить. Что-то среднее между четырнадцатью и пятнадцатью годами. Одет он был в просторную мешковатую одежду и обязательный для всех магов колпак с эмблемой ордена, а руках его была плохо выструганная, но тщательно отполированная деревянная палка. Но самое примечательное в нем были его глаза. Они занимали большую часть узкого лица, но при этом их нельзя было назвать рыбьими, скорее глубоко посаженными и чуть раскосыми. Это тщедушное существо скромно разместилось на маленькой табуреточке под окном.

- В каком чине вы служили в войсках досточтимого Аарнума Первого, - обратился комендант к Мегалькарвен.

- Младший Мичман, второе крыло седьмой кагорты северного легиона, на удивление бодро оттараторила эльфийка.

- Я набираю Вас для валорианского подразделения. Отныне вы будете служить принцу Валору, который сражается на юге против орков. Я дам вам рекомендательное письмо для сержанта Тревиля, коменданта гарнизона Порто Валлума в южном пограничном районе. Этот юноша, - Ромата кивком голову указал на мальчика, - поступает под ваше командование.

Сдержанный смех донесся со стороны кровати Лаурелинада.

- Вы хотите сказать, что отправляете девушку с ребенком на южные рубежи биться против орков? Вы думаете оркам понадобится много времени, чтобы попробовать их внутренности на вкус?

Ромата медленно повернулся к темному эльфу. Его изрезанное морщинами лицо стало сумрачным.

- Этот ребенок – боевой маг ордена Штерненталь, - при этих словах «боевой маг» еще сильнее вжался в свой стульчик, - к тому же мичман отправится на юг не одна, а во главе небольшого отряда из пяти человек…

- Я очень сожалею, человек, зовущийся Роматой, но бегущая в лесах будет путешествовать только вместе со мной.

- Мичман Мегалькарвен подданная Анкарии и обязана подчинятся приказам…

Эльфийка не выдержала и поднялась:

- Я хочу прекратить этот бессмысленный спор. Лаурелинад, мой друг, могу ли я просить тебя сопровождать меня в этом задании?

Лаурелинад посмотрел на Мегалькарвен с непонятной тоской в глазах, потом задумчиво потер подбородок и тихо промолвил:

- Беспризорен и изгнан я теперь, но я смеюсь над этими шутками богини. Я спас тебя, моя смелая бегунья и теперь в ответе за твою жизнь, - потом, уже громче, обратился к Ромате, - в эти трудные времена Анкарии нужны смелые войны, принимаете ли вы меня в свой гарнизон?

Комендант прокашлялся и ответил:

- Пара лишних рук, умеющих держать оружие никогда не повредит, я набираю вас.

На лице Мегалькарвен вспыхнула улыбка и тут же погасла. Ромата пожелал им скорейшего выздоровления и твердым шагом вышел из комнаты. Только теперь два эльфа обратили внимание на сгорбленного мальчика в углу.

- Сколько тебе лет? – Лаурелинад не скрывал недоверия и презрения в своем голосе.

- Через месяц исполнится пятнадцать, - голос паренька напоминал звенящую трель лесных птиц.

- Как же замок Штернентал выпустил из своего гнезда столь желторотого птенца?

На «птенца» паренек явно обиделся. Его по-детски округленное лицо от обиды раздулось еще сильнее, но он старался держаться прямо и смотреть темному эльфу прямо в глаза. Мегалькарвен почему-то подумала о маленькой сойке, безуспешно пытающейся защитить свое гнездо от варга.



Евгений Васильев

Отредактировано: 19.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги