Тихая гавань

Размер шрифта: - +

Глава 2. Образ из прошлого.

Тяжелый паровой омнибус с грохотом остановился возле воздушного порта Рапиндо. Из салона вышло человек десять, все с увесистым багажом и неизменным ворчанием. Последним вышел высокий и худощавый Рауль, придерживая висящую на плече кожаную сумку. Настроение у него было приподнятое, и теперь он насвистывал шуточную песенку воздушных пиратов.

Здание воздушного порта всегда было гордостью города— владельца. В отличие от величественных и мощных зданий железнодорожных вокзалов, они были легки на глаз и сверкали металлом и полированным деревом. Воздушный порт в Рапиндо был длинным и узким зданием в виде дуги, если смотреть сверху, и профилем как у высокого железнодорожного рельса. На нижних этажах были билетные кассы, залы ожидания и хранилища багажа, на верхнем — широкая пристань для стремительных дирижаблей. Чуть поодаль от здания порта стояли громады эллингов, где хранились и ремонтировались воздушные суда, склады угля и спирта, масла и механизмов. Бригады в сотни человек обслуживали это масштабное сооружение, и даже повсеместные паровые двигатели, хоть и бросали мощно в небо клубы дыма, все же не могли заменить их полностью. К примеру, когда дирижабль выводили из эллинга — три паровых машины тянули его лебедками вперед, а еще тридцать человек направляли его в стороны. Для стороннего наблюдателя это было захватывающее зрелище.

Вот и сейчас к небесной пристани пришвартовался дирижабль — лайнер рейсом в Женавилль, и три десятка пассажиров начали садиться на борт. Ловкие лакеи забирали у них тяжелую поклажу и быстро относили в багажное отделение. Капитан вместе со своим помощником наблюдал за погрузкой из рубки, слегка щурясь от блеска заходящего солнца.

Рауль предъявил билет и зашел по легкому трапу в салон. Внутри было уютно и светло — легкие, обтянутые тканью кресла стояли в два ряда по двое. Место журналиста оказалось возле иллюминатора, так что можно было наблюдать за полетом.

— Я тебе говорила, что боюсь полетов! — вглубь салона проходила изящно одетая леди, в узком наряде и с пышной шляпкой на голове. Вслед за ней шел одетый в темный костюм мужчина с короткой бородкой. — Мне стоит только взглянуть туда — и уже голова кружится!

— Успокойся, милая, я сяду у окошка. А ты садись ближе к проходу.

— Но я ведь все равно буду смотреть! — не унималась она. — Мне ведь будет дурно!

— Тоже самое ты ведь говорила, когда мы ехали на поезде. Все будет хорошо.

— Никогда ты меня не поддержишь! — с обидой в голосе сказала девушка и отвернулась. — А вы что на меня смотрите? — раздраженно сказала она, обращаясь на этот раз сидящему с той стороны Раулю.

Журналист улыбнулся и отвернулся к окну. Спустя несколько минут рабочие отвязали швартовы, дирижабль загудел и медленно отошел от темного причала.

Ноэль собрала саквояж и присела за стол. В голове крутился целый рой беспокойных мыслей, жужжащих в голове словно растревоженные осы. Правильно ли она поступает? Стоило ли искать встречи с человеком, которого она отвергла столько лет назад? Ноэль тяжело вздохнула и собралась с духом. Нет, если она не поедет — ее совесть будет не чиста. А муки совести страшнее любых испытаний.

Добравшись на быстрой, запряженной парой резвых лошадей кибитке до вокзала, она медленно пошла к перрону, стараясь поймать взглядом того самого человека из газеты. Правда, его лица она не запомнила, зато могла узнать голос.

Это было непросто. Вокзал Миготта был на равных с таким в Рапиндо — шесть посадочных платформ могли принимать сразу одиннадцать рейсов во все уголки континента. Однако женщина поступила разумно — узнав, на какую платформу прибывает поезд в Женавилль, она отправилась на поиски своего неуловимого попутчика именно туда.

Над рядами вагонов висели целые облака паровозного пара. Поезд на Женавилль уже ожидал на нужном пути, поблескивая красной лакированной обшивкой и начищенной медью. Возле входа в вагоны лениво переминались с ноги на ногу скучающие кондуктора.

Ноэль взглянула на часы — до отправления поезда оставалось около семи минут. Сердце стучало все более взволнованно.

"Где же тебя носит?" — немой вопрос возник в голове женщины сам собой. Вокзал ответил лишь гулом пассажиров и шипением огромных локомотивов. Шесть минут. Пять...

— Линсингтон! Мадам Линсингтон!

Ноэль вздрогнула и осмотрелась вокруг. По перрону шли пассажиры, голос шел откуда-то за ними. Наконец она увидела суетливую фигуру мужчины, который быстро приближался. Ноэль махнула ему рукой.

— Ох, вы здесь! — сбивчиво сказал Муэлье, пытаясь отдышаться. — А я вас ждал внутри здания вокзала. Пойдёмте в вагон, нам скоро отправляться!

Линсингтон не стала спорить и быстрым шагом направилась ко входу в вагон. Спустя несколько минут он уже набирал скорость по стальному пути в столицу континента Женавилль.

***

Погода эти дни была настроена сурово — постоянно бросался дождь и небо заволакивали свинцовые тучи. На море поднимались мрачные пенистые волны, гонимые жестким ветром. Из иллюминатора дирижабля это было хорошо видно. И не только видно — громада воздушного корабля жалобно скрипела ребрами каркаса, салон едва заметно качало. У некоторых пассажиров начался приступ морской болезни, свидетелем которого невольно становился и Рауль Маршанд. Особенно это ощущалось по его разнеженной, вечно недовольной попутчице, которую безуспешно пытался успокоить сидящий рядом муж.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги