Тихая гавань

Размер шрифта: - +

Глава 8. Самюэль.

Место, куда выходил короткий тоннель, больше всего походило как раз-таки на одну из мастерских. В полутьме стояло оборудование и рабочие столы. Дым и запах здесь становились совсем уж нестерпимыми. Взгляд буквально сразу же обнаружил движение — возле одного из столов стоял механизм— автоматон. Его размер был куда крупнее предыдущих, встреченных в подземелье. Автоматон был явно занят делом, но каким — трудно было сказать из-за плохого обзора. Внутренний голос вопил — нужно уходить. Рауль уперся рукой в стену — и неожиданно для него от нее отвалился небольшой кусок треснувшего камня и с громким стуком упал на пол. Автоматон вздрогнул и быстро развернулся в сторону шума.

Маршанд в мгновение ощутил холод ужаса по всему телу — это был Самюэль! «Но как? — промелькнуло в голове. — Я ведь четко помню — он не мог слышать звуков!» Ответ пришел буквально через секунду — огромная механическая фигура вышло на освещенное пространство, поблескивая хрустальной оптикой «зрения». Фигура была хорошо знакома — все те же мощные механические конечности, загрузочный механизм для топливо, пара коротких труб, выбрасывающих дым работающей паровой машины — лишь благодаря добротной вентиляции подземного комплекса он не заполнил помещение и журналист мог кое-как дышать. Но главное — автоматон «оброс» дополнительными механизмами, словно старое дерево мхом. Среди прочих были и пневматические «уши», такие же как и на незнакомых автоматонах. Впрочем, времени на передышку не было — «Самюэль» был явно настроен на плохой исход встречи. В одной из его «рук» была огромная самодельная дубина из металлических прутьев и обрезков труб, которую автоматон с некоторым усилием и ужасным скрежетом волочил за собой. И тем не менее — огромные шаги позволяли ему очень быстро догнать напуганного Рауля. Тот в страхе выбежал в тоннель, спотыкаясь и едва не падая. Спустя минуту они оба оказались в зале с проваленной крышей. Здесь было больше места для маневра, но отступать было уже некуда.

— Чего ты хочешь? — прокричал журналист автоматону-Самюэлю. Тот ответил протяжным гудком и мощно описал впереди себя полукруг дубиной. Окажись в его радиусе Маршанд — и как минимум с ногами пришлось бы попрощаться. Но за мгновение до этого, тот тяжело отпрыгнул в сторону, прерывисто дыша. Неравный бой продолжался.

Журналист удачно вспомнил про свой револьвер за поясом — от растерянности поначалу он просто вылетел из головы. Схватив его, он сделал быстрый выстрел по автоматону не целясь. Пуля срикошетила о металлическую конечность и ударила в каменный свод, отколов несколько осколков. Рауль выстрелил еще раз — теперь пуля пробила обшивку, но все же не нанесла ощутимого вреда. Зато автоматон смог нанести удар по касательной, так что Рауль отлетел в сторону, постанывая от боли. Лишь чудом он избежал следующего удара — отчаянным рывком поднявшись на ноги, подвывая от резкой боли, он вновь бросился в противоположную сторону зала, отбрасывая за собой хлам под ногами. Автоматон вновь начал движение, оставляя за собой темный и едкий дым. Журналист устало обернулся на бегу для очередного выстрела и заметил позади Самюэля Ноэль, которая с трудом держалась на ногах. Рукой она держалась за ушибленную голову.

— Самюэль?! — раздался женский голос. Огромная механическая фигура замерла, а затем резво развернулась на источник шума. Ноэль вскрикнула, но не сошла с места. Автоматон огромными шагами угрожающе приближался к женщине.

Внезапно звук, издаваемый «человеком», заметно изменился. Вой механических конечностей и сотен шестерен стал более напряженным, появился едва слышный новый гул. Автоматон замер в нерешительности перед хрупкой замученной женщиной. Та с отчаянием и слезами смотрела на него, не проронив ни слова. Самюэль наклонился ниже своим огромным металлическим корпусом и опустил конечности. Внутри застрекотали маленькие шестеренки механического разума.

— Неужели это ты…— со слезами на покрасневших глазах сказала Ноэль. Она протянула руку и коснулась холодного металла. Повисшая тишина превратила момент в вечность.

Рауль поднялся на ноги, тяжело откашливаясь. В глазах немного двоилось от удара, но он все увидел. Пораженный зрелищем, он замер невольным зрителем в десятке шагов в стороне.

Самюэль, хоть и был теперь настоящей машиной и олицетворением своей заветной мечты, имел и нечто живое. Это было сердце, которое ученый попросил Рауля вырезать и вложить в новое «тело». Самюэль Донсон считал, что это даст его творению умение чувствовать и ощущать эмоции — и оказался прав. Автоматон обрел все это в дополнение к прекрасному искусственному интеллекту, механическому мозгу — творению лучшего друга Самюэля Томаса. Но главное — он непостижимым образом сохранил в живой плоти человеческое сознание и развил интуицию. Потому его можно было назвать личностью.

Рауль подошел ближе. Автоматон угрожающе загудел, но Ноэль сделала останавливающий жест рукой, и тот остановился. Вместо этого он выпрямился и неторопливо направился назад в лабораторию. Линсингтон и Маршанд последовали за ним, пытаясь понять его действия.

Оказавшись повторно в мастерской, Рауль смог наконец ее осмотреть. Неизвестно, чем занимались ее обитатели тогда, но сейчас все было определенно — здесь хозяйничал умный автоматон. Из деталей он собирал новые устройства, и даже улучшал себя — журналист заметил на корпусе автоматона немало прикрученных блоков шестерен, пружин, дополнительных рычажков и вовсе непонятных вещей. А возможно, он лишь пользовался когда-то созданными здесь изобретениями?



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги