Тишина

Размер шрифта: - +

1. Сотни ударов

 

1. Сотни ударов

Дело близилось к вечеру, но в офисе всё ещё кипела работа. Тихое гудение ламп на потолке напоминало о том, что никто из работников, пожалуй, ещё не лишился слуха от постоянно сохранявшейся тишины.

Знаете, если вам когда-либо приходило в голову, что в офисе может быть весело – добро пожаловать на обратную сторону ваших иллюзий. Редкий телефонный звонок, разрезающий густой, пропитанный работой воздух – это музыка. Периодическое покашливание одного из сотрудников – знак того, что тот ещё не стал объектом внимания сотен мух. "Ойши-Моши", по всей видимости, был самым тихим вкусовым брендом в мире. Даже несмотря на исключительную полезность и насыщенность витаминами.

Хоть за окном и стемнело, но часы ещё не пробили и восемнадцати. А последние минуты тянулись особенно долго. Атсуши Огава, знакомый сотрудникам исключительно как Огава-сан, напряжённо всматривался в линейку эскизов для новой серии флагмана: печенья в форме телефонных трубок. Его лицо уже давно ничего не выражало. Это была скорее мёртвая маска, державшаяся на ушах. Усталые глаза поблекли и не излучали жизненного блеска. Рабочий день неуклонно близился к концу, но спешить было некуда. По сути, его никто и не ждал: в свои двадцать четыре года Атсуши не спешил жениться или делить свои эмоции с кем-либо другим. Все силы он направлял исключительно на работу. И сидел бы здесь ночами напролёт, если бы компания могла себе это позволить.

Атсуши бросил мимолётный взгляд за окно. Мороз сковал улицы, а дороги кое-где покрылись ледяной коркой. Город оттаивал от зимы, хотя та ещё держалась на престоле из последних сил. При таких обстоятельствах усесться бы прямо здесь, в офисе, у окошка. Закутаться в тёплый плед и попивать себе кофе. Но во-первых, так не положено, а во-вторых, если не успеть на вечернюю электричку, то можно провести ночь в метро. В такую погоду – не самая радужная перспектива. Парень обернулся к мерцающему монитору и решительно нажал несколько комбинаций клавиш. Активные окна на мониторе скрылись, а компьютер, немного поколебавшись, затих.

Восемнадцать.

– До нового дня! – вставая с покосившегося кресла, произнёс Атсуши.

– До нового дня, Огава-сан! – послышались голоса с разных сторон небольшого офисного помещения.

– Я ухожу один, или..?

Ответа не последовало. Представив себе, что его просто не расслышали, Атсуши набросил пальто, укутался в шарф и вышел из помещения. Дальнейший путь он был в состоянии проделать даже с закрытыми глазами: несколько шагов до ближайшего лифта, несколько секунд стремительного полёта вниз, несколько метров до главных дверей. И – вот он, свежий ледяной воздух!

"Так... Совсем немного, и можно будет укрыться в метро", – подумал уставший работник компании, уткнувшись носом в колючий шарф. Мороз жадно кусал его за любой доступный участок кожи, поэтому руки за неимением перчаток пришлось укрыть в карманах.

Погружённый в омут мыслей о метро и тёплой кровати, Атсуши шагал по опостылевшему маршруту. Из его рта клубился пар, каждый раз, когда тот поднимал голову, чтобы оглядеться. Он старался даже не слушать окружающие звуки, поскольку в них не было ничего особенного. Кроме, пожалуй... Стоп. Что это такое?

Справа. Странная возня. Необычная. Неправильная.

Атсуши остановился на месте и, нахмурив обледеневшие брови, повёл взглядом в сторону узкой тёмной дорожки, проходившей меж двух соседних зданий. Что-то там не так. Шорохи, глухой стук, суета. Чей-то хриплый шёпот.

– Эй! Слышите меня? Вы в порядке? – наугад крикнул в темноту Атсуши. В ответ он получил тишину, к которой уже давно успел привыкнуть. В другой раз он бы пожал плечами и пошёл дальше, но не сегодня. Эта тишина не была полной раздражения или усталости. Она была другой.

Огава-сан поёжился и шагнул в темноту улочки, сверкнув небольшим фонариком. То, что он увидел, повергло его в короткое замешательство: свет упал на пару студентов, прижавших к стене молодую девушку с завязанным ртом. Та, находясь в очевидно проигрышном положении, боялась даже пискнуть.

Атсуши моментально вспомнил, как над ним годами напролёт издевались в школе, превратив в изгоя и тихоню. Сам он никогда в жизни ни за кого не заступался, да и не умел. Справедливости ради, за него тоже заступались единицы, да и то лишь по большим праздникам. Так Огава-сан и вырос тихим и неприметным молодым человеком. Не ощущая в себе ни сил, ни стремления обрести их. Этого было достаточно, чтобы просто развернуться, уйти и всю жизнь притворяться, что ничего не произошло. Но интуиция заставила его расставить ноги шире, набрать в грудь воздуха и громко пробасить:

– Что вы творите? А ну, пошли вон отсюда!

В груди яростно заклокотало сердце. Рука с фонариком задрожала. Он, пожалуй, впервые в жизни играл роль супергероя. Уверенности в благоприятном исходе ситуации не было, равно как и дороги назад. Теперь всё зависело от воли случая.



Максим Анаэль

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги