Только не это!

Размер шрифта: - +

3 Глава. Не очень правдивая ложь.

 

 

К воротам Академии подошли только на рассвете. Намеренно не спешили, тренируясь по дороге быть светлыми. Почти все свои знания о них мы почерпнули из страшилок на ночь, но прекрасно понимали, что на самом деле всё вовсе не так мрачно... правда, легче от этого не становилось. Перво-наперво улыбка! В общении важно, чтобы собеседник не решил, будто мысленно мы разделываем его на мелкие кусочки.

— Улыбка у светлых наиглавнейшая эмоция, — раздражённо говорила я, наставляя друзей, патологически не желающих учиться, даже под угрозой директорской расправы. — В ней нет злорадства и она не напоминает оскал. Она вообще ничего не напоминает, просто тупо растянутые к ушам губы. Представьте, что вас стукнули по голове мешком с мукой.

— Это больно, — с сомнением в голосе протянул Лёва. — После такого только дураку захочется улыбаться.

— А ты вообрази, что тебя прокляли и превратили в светлого. Так лучше?

— Тогда я пойду и утоплюсь, пока мама не узнала.

— Если она узнает, то сама утопится. — Майло, нагруженный всеми тремя чемоданами, равнодушно пинал камушки, попадающиеся на пути. — Утопится, и ты сможешь делать, что хочешь.

— Она ж сначала меня…

Р-р-р! Щаз я их утоплю в первой же попавшейся луже! Не выдержав, резко сжала кулаки, высвобождая непроизвольное заклятие чёрной магии, от которого повяла трава в радиусе трёх метров.

— Расслабься, Иви, — фыркнул Халявщик, наконец-то заметив, как я начинаю закипать. — Скажем, что в Стране Орз не принято улыбаться незнакомцам. Вот и нет проблем.

— Может, ещё скажем, что у нас и петь не принято?

Надо успокоиться, да получалось с трудом. Всему виной вечная жажда держать происходящее под контролем и невозможность её утолить.

— Нас заставят петь? — испугался Лёва. — О цветочках, солнышке и любви?

Я сбилась с шага. У Лёвы очень живое и яркое воображение, но тут он, конечно, преувеличил — кому в голову придёт петь о такой дури? Выдохнула и призналась:

— Это же светлые, они всегда поют. Наверняка не знаю, но мне мама рассказывала на ночь страшилки о принцессах, которые чуть что — сразу в пляс.

— А те ребята из страшного дома не пели...

— Ну же, парни, такое впечатление, что наказание за провал меня одну ждёт! Соберитесь и старайтесь лучше.

Друзья пристыжено притихли, и часть пути мы проделали в молчании и мыслях. Как мы собираемся незаметно влиться в студенческую среду Академии, если не способны даже на такую малость, как улыбка?

— А давайте представлять, что мы топим Варлоу в кипящем масле? — предложил Майло.

— Хм, а это идея. Визуализация аллегории…

Хороший совет всегда сработает! На наших лицах засияли самые настоящие "улыбки светлых" — незамутнённое счастье сбывшейся мечты. Надо запомнить это состояние, но теперь возвращаемся в реальность. Ещё столько вещей нужно рассказать, а ворота всё ближе и ближе.

В серой предрассветной дымке тумана старинный замок возвышался незыблемой скалой. В отличие от Школы Аларика Заклинателя, представляющей из себя простенькую пятиугольную коробку с башенками по краям, Арайская Академия Света могла похвастаться огромными размерами, богатством архитектуры и роскошным внешним видом. А ещё окнами. Полноценными такими, кое где даже витражными, а не узкими бойницами, закрытыми мутным синим стеклом. И, конечно, тот факт, что стоит она на месте древнего замка сильнейших магов, делает её весьма и весьма интересной.

Но мы не на экскурсии, так что не отвлекаемся.

У резной решётки ворот, защищённой мощным заклятием, стояла маленькая башенка привратника, на крыльце которой мирно дремал тролль, громогласно похрапывая на всю округу. Неожиданно встретить его здесь. Эти трёхметровые уродливые существа с каменными мышцами не живут на открытых местах и вне общины, а к светлым они изначально враждебно настроены. Такова история. С самого сотворения мира тролли входили в разнообразные союзы с тёмными, и пусть, что те времена давно прошли, память всё так же жива.

Здешний тролль отступник, не иначе. Какими бы ни были причины, толкнувшие его к светлым, но на роль привратника он подходит идеально — похвальная исполнительность, высокая сопротивляемость любому виду магии и недюжинная физическая сила.

Не успели мы подойти ближе, как храп прекратился.

— Эй, отроцы, на вы взираю! — Тролль окликнул нас раскатистым рыком. — Что суть творите днесь у сия врат?

— Хао, — я вежливо поздоровалась на его родном языке, прижав левую руку к груди, а правую подняла ладонью наружу. Лёва и Майло сделали тоже самое.

Тролль оценил жест своего народа, стряхнув остатки сна, быстро вскочил на ноги и легонько поклонился в знак признательности. Должно быть, не легко ему живётся тут. Светлые не питают тёплых чувств или хотя бы уважения к тёмным созданиям, к коим он относится точно так же, как и мы.

— Зрют очи моя — иноземцы вы суть оные. Иррог наречено имя мне, я дверник при сем градеце. Аз не скушать вас.

— Не переживай, приятель, — ответил Майло. — Мы не боимся тебя.

— Видели троллей не раз, — подтвердил Лёва. — "Ещё бы не видели! Вся дворовая прислуга в замке мамочки тролли, дворецкий лич, а горничные сестрички-вампирши."

— Он любит пошутить. — Я поспешно протянула Иррогу документы, пока в его каменной башке не зашевелились шестерёнки ненужных мыслей. — Мы студенты по обмену из Страны Орз, вот наши удостоверяющие грамоты. Проводишь внутрь?

Прежде, чем ответить, тролль внимательно изучал магические печати почти пять минут. С виду он глуповатый, но дело своё знает, иначе не стоял бы здесь. Мы не волновались; директор мастер подделывать слепки аур. Поговаривают, впервые он продал душу именно за это умение, чтобы безпалевно обворовывать губернатора какого-то мелкого городка на границе ещё до того, как грянула война.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги