Только не это!

Размер шрифта: - +

6 Глава. Каждому своё наказание.

 

Ужин подошёл к концу, но не наши заботы. По большому счёту, они-то только начинались. На сон можно даже не рассчитывать — позволим себе слабину сегодня и через неделю выспимся сном вечным. Со "светлой" частью прикрытия покончено, теперь на дело выходят тёмные!

Декан Дарси, наконец-то, определилась, где нас поселить. В Арайской Академии студенты проживали в комнате по двое (какая, всё-таки, роскошь! Я бы обзавидовалась, не будь они светлыми). Майло и Лёве повезло, для них нашлись свободные апартаменты, а в женском крыле все комнаты оказались заняты. Меня подселили в единственную оставшуюся, где жила одна девушка. Угадайте, кому доступно удовольствие жить без соседки? Профессорской любимице, конечно же! И почему из всех шести курсов ей оказалась именно Фелисити?

А вот теперь её удовольствие кончилось.

— Ты? — Блондинка с удивлением вытаращила на меня зелёные глаза. В суете рабочего дня декан забыла предупредить её о соседке.

— Думаю, вы поладите, девочки, — улыбнулась Дарси, не мне улыбнулась, кстати, и закрыла дверь с другой стороны.

Фелисити поджала губы, по своей раздражающей привычке вздёрнула подбородок и подошла к зеркальному трюмо. Не знай я, что она меня терпеть не может (из-за Конана, кого же ещё?), я бы решила, что ей всё равно.

— М-да, — я огляделась, тщательно сохраняя бесстрастное выражение на лице.

В такой комнате даже впятером будет просторно! Окно во всю стену с пола до потолка выводит на юг, сквозь него виднеются серые массивы гор с зелёными островками. Можно смотреть вечно. Интерьер комнаты выполнен в аквамариновом и деревянном цветах, на полу мягкий ковёр, пропитанный магией очищения, две кровати с резными спинками, к ним два шкафа и по тумбочке, одно трюмо с зеркалом. Ректор Ливси выделенные средства куда положено вкладывает... но у них и бюджет на порядок-два выше!

Мой розовый с сердечками чемодан сиротливо стоял возле стеночки. Слава Тёмному Императору, уже не терпится скинуть ученическую форму!

Обернулась к Фелисити. Блондинка резче, чем необходимо, расчёсывала волосы и делала вид, будто меня нет. Готовилась ко сну. Светлые рано укладываются, чтобы встать в шесть утра с хорошим настроением и, разумеется, петь.

— Я счастлива жить вместе не больше твоего, — нужно сразу прояснить ситуацию. — Так что давай обойдёмся без полагающихся в таком случае выражений недовольства, идёт? Сэкономим время.

В ответ красотка фыркнула:

— Запомни, милочка: может, ты у себя в Орзе и была принцессой, но тут принцесса я, и всё здесь моё, включая Конана. — Фелисити бросила гребешок на столик точнёхонько во флаконы с ароматной водой и скрылась в ванной. Один пузырёк опрокинулся, и духи тонкой струйкой потекли на ковёр, распространяя густой запах сладкой сирени.

Я медленно выдохнула. Уж лучше спать в башенке тролля-привратника, чем с этой феей, да только ректор точно заподозрит неладное. Потерплю, но однажды она у меня в кровати со змеями проснётся, не будь я дочерью Силлага.

Среди вещей настоящей Имани не нашлось ни брюк, ни какой-либо спортивной формы, пришлось одевать очередное платье. Выбрала самое неприметное — шоколадного окраса под горло, чуть ниже колен и с белым поясом. К этому целомудренному "великолепию" прилагалась тряпичная сумочка, расшитая бисером. За неимением карманов, сгодится, хоть карту положу. Фелисити не права — в Стране Орз "я" была не принцессой, а монашкой! Захлопнула чемодан и бросила его в шкаф. На всякий случай запечатала дверцы защитной руной. Среди светлых никому нельзя доверять.

С друзьями встретилась в факультетской гостиной минут через десять. За окнами начинало темнеть, но староста не стал зажигать светильники, поэтому зала тонула в уютном полумраке, нарушаемом только светом пламени огромного старинного камина. На таких раньше быков поджаривали. Парни тоже переоделись, а так как "модельер", то есть, хозяин чемодана у них один, то напоминали они двух братьев. Старшего и младшего... надевших шмотки среднего.

— Ни слова, — предупредил Майло, упреждающе выставив ладонь вперёд. — Мне хватило Лёвы, но если в него кидаться колючими искорками бесчеловечно, то тебя я не пощажу.

Понятливо кивнула.

Верхняя половина пуговичек на рубашке Майло не застёгивалась, обнажая грудь. В сочетании с узкими брюками, это делало Халявщика похожим на модного пижона. Бабулин амулет — платиновую фигурку повешенного волка — он перевернул себе за спину. То, что Майло отчасти оборотень, ни для кого не сюрприз, достаточно посмотреть в его ярко-жёлтые глаза, но афишировать название клана не стоит. Большая часть оборотней служили Тёмному Императору. До сих пор служит.

Щупленькому Лёве повезло больше — рубашка на выпуск и подвёрнутые до локтей рукава прекрасно скрывали неправильный размер вещи.

— Готовы? — спросила я, не став присаживаться. — Тогда, вперёд.

Пока друзья будут отбывать наказания, старательно обыскивая кабинеты профессоров алхимии и боевой магии, я загляну в гостиные оставшихся шести факультетов и в Зал Славы. Это не музей, хотя, я не вижу особой разницы: что здесь, что там находятся малопонятные экспонаты, награды и грамоты. Зачем было разделять?

До холла, являющегося центром Академии, откуда можно попасть в любую её часть, мы дошли вместе. Здесь было тихо и пусто. Двери, ведущие "на волю", уже были заперты, карги-провожатой не видно, но она вполне может прятаться за одной из колонн.

— Удачи нам, — пожелал недовольный Майло, сворачивая в сторону оранжерей. Сперва Горни будет зол его опозданием, а потом и скромными познаниями в алхимии.

Лёва же шел к профессору практической боевой магии почти навеселе. Наказания он мог не опасаться, про дуэль с Ингрэем благополучно забыл, жизнь прекрасна.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги