Только не это!

Размер шрифта: - +

8 Глава. Области Тьмы.

 

В больничном крыле царила суматоха. Глядя на толпы в коридоре, создавалось впечатление, что все студенты Академии Света разом заболели. Почти все ребята неловко кутались в простыни, часть из них прятала лица под вуалями и накидками, девушки рыдали навзрыд, а парни мерзко хихикали. По всей видимости, недуг у них один и тот же. Между больными от одного к другому сновали санитары и неравнодушные волонтёры из числа студентов почти всех факультетов, но в основном, конечно же, Лечебной магии.

Нам не сразу удалось понять, что случилось, и если бы не плачевное состояние Лёвы, мы бы предпочли тут же уйти отсюда.

— Вот фигня, — Майло озвучил и мои мысли тоже. — Иви, как думаешь: мы не заразимся?

— Иммунитет тёмных сильнее, — я пожала плечами. — Но на всякий случай дыши через раз.

Устав теряться в догадках, Халявщик переложил всю тяжесть полуобморочного тела Лёвы на мои плечи и схватил за грудки спешащего мимо парня. Простынка с него соскользнула, и нашему взору открылась покрытая бородавками и неестественно увеличенная в размерах рука, как будто её заменили на троллью.

— Фии-гняа! — Майло отскочил назад, как будто странный недуг тут же перескочит на него. Я брезгливо поморщилась.

— Ага, — подтвердил парень, ничуть не обидевшись. — Тут у всех такое. Мне повезло, рука вот досталась, кому-то ноги. У большинства девчонок носы и уши увеличились, а вон того чувака видите? — он указал на смеющегося старшекурсника, пристающего к закрытым вуалями девушкам. — У него это самое... хозяйство выросло.

Завистливо хохотнув, парень накинул простынь на руку и пошёл к себе на место, дожидаться, когда у врача — мистрис Солрин — найдётся время и на него тоже.

— Ребята?

Пока мы решали, куда приткнуться, к нам подошла одна из девушек-волонтёров в белом халате с красной повязкой на левом предплечье. Мы с трудом узнали в ней Марлену. С трудом, потому что теперь она не казалась серой мышью. Прилизанная косичка растрепалась, на бледном личике проступил румянец, глаза блестят, в движениях живость — она действительно любит то, чем занимается в лечебнице. Не удивлюсь, если на факультете Защитной магии она оказалась только потому, что у ректора было смешливое настроение.

— Почему вы здесь? О боги, Лёва тоже пострадал?

— Нет, у него всего лишь нервный срыв... А что случилось со всеми?

— На обед подали отравленные булочки. Никто не знает, как такое произошло, но это точно не яд. После случая десятилетней давности, когда какой-то шутник с алхимического неизвестным зельем отравил всех профессоров, на кухне ввели контроль за наличием отравляющих веществ в пище. Скорее всего, в тесто для булочек было подмешено тёмное заклятие, — в конце предложения её голос звучал очень тихо. — Причём стихийное. Но никому не говорите, ладно? Мистрис Солрин ещё сама не уверена.

Заверили её, что будем молчать, как мёртвые рыбы.

Слава Тёмному Императору, что обед мы пропустили! Здесь можно даже не сомневаться, кто виноват. Архитектор массового отравления сейчас стоит рядом с нами, опустив глаза в пол, чтобы мы не заметили отсутствие в них какого-либо раскаяния.

Марлена провела нас в просторный процедурный кабинет без очереди, иначе мы бы тут до темноты сидели. На фоне преподавательского состава Академии, мистрис Солрин выделялась относительной молодостью — лет сорок с небольшим, худенькая и очень подвижная. Рыжие волосы завиты мелкими кудряшками и торчат в стороны, как одуванчик, а личико строгое и исполненное вдохновения, как у мучеников на старинных гравюрах. Едва глянув на Лёву, она подозвала двух санитаров и велела им уложить нашего друга в стационар, а сама принялась искать нужные таблетки.

— Боюсь, дорогой, тебе придётся задержаться тут на ночь, — голос у мистрис оказался ласковым, но обманываться нельзя. Ещё на подходе к процедурной мы слышали, как она орала на криворукую помощницу едва ли не яростнее, чем Варлоу на свою секретаршу.

— Я не... я не хочу, — бормотал Лёва, пытаясь вырваться из рук санитаров. — Выпустите меня... Я никому не расскажу...

Солрин щёлкнула пальцами. Один из санитаров запихнул в рот Лёве горсть таблеток и заставил их проглотить, а второй уложил его на первую попавшуюся койку возле выхода. Не смотря на засилье больных в коридоре, почти все кровати в стационаре были свободны. Отравление булочками выглядит жутко, но лечится быстро.

— Мы заберём тебя утром. — Майло взял с соседней кровати ещё одну подушку и подложил Лёве.

— Обещаем, — я кивнула. — Чтоб нам не оправдать надежд родителей, если не заберём!

Только теперь Лёва расслабился и закрыл глаза. Врач, решившая, что это таблетки подействовали, разрешила нам остаться с другом только на двадцать минут и убежала к другим пациентам. Ага, подействовали её лекарства, как же! Наш Неженка притворяется, чтобы она наконец-то сгинула с глаз. В Школе Аларика детей с первого класса травят небольшими дозами самых распространённых транквилизаторов из арсенала светлых. Мы смеялись над этим, а вот и пригодилось... правда не в той ситуации, что была задумана.

— Что произошло на стрелке? — Марлена быстро поняла, откуда растут ноги у нервного срыва. Она села рядом с нами, скромно сложив ручки на коленях.

— Ингрэй развёл Лёву, как последнего ло...

— Майло, она поняла, как кого! — я успела цыкнуть на друга, пока он снова не ругнулся.

Не будет вреда, если мы расскажем ей. Пари никоим образом не касается поисков зеркала, да и вряд ли у Марлены найдётся с кем посплетничать. Лёва всё ещё делал вид, что спит, значит, не возражает. Халявщик бездумно разлохматил волосы за ухом и уже в подчёркнуто культурных выражениях обрисовал сложившуюся ситуацию.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги