Только не это!

Размер шрифта: - +

11 Глава. Только для твоих глаз.

 

Понедельник.

До двойного затмения осталось пять дней. Я неотступно думала об этом всё утро, а цифру "пять" рисовала карандашом на парте, потом стирала и всё по новой. Первым уроком стояла лекция по опасным магическим животным и способам обращения с ними. Большая половина студентов нашего курса предпочла проигнорировать эти два часа, и очень скоро стали понятны их мотивы. Сухенькая профессор Шализмандарау — столетняя дама из дивного народца, кажется, фэйри, ростом чуть меньше метра и глазами на пол-лица — самозабвенно, монотонно и крайне стереотипно рассказывала о химерах. Скука полнейшая. В Школе Аларика их проходят во втором классе, а в замке у Вечной Ведьмы четверо таких вместо охранных псов. Будучи детьми, мы устраивали на них скачки.

После вчерашнего "метеорологического сбоя" небо над Академией расчистилось, солнце вновь воссияло, и его лучи, преломляющиеся в мозаике оконного стекла, бликами играли в аудитории. Как же я хотела скучать по родным подземельям, холоду и запаху сырости, но ничего этого не было. Солнце действительно прекрасно!

Майло едва не дремал, уткнувшись носом в парту; Лёва играл сам с собой в крестики-нолики, а я... ну да, я всё ещё рисовала пятёрку, отчаянно борясь с зевотой.

— Химеры очень опасные существа, не способные чувствовать привязанность к тем, кто их вырастил, — монотонно бубнила преподаватель, стоя возле окна и вонзив взгляд в горные вершины, — поэтому не могут принести пользу человеку и должны быть изничтожены.

— Профессор Шальманзда-э-э, — Майло не потрудился поднять руку. — Вы ошибаетесь, химеры очень даже приручаемы.

— Разве в Стране Орз они водятся? — фэйри удивлённо обернулась на Халявщика. Губы поджаты, глаза нехорошо прищурены — верный признак того, что стоит заткнуться, но не всем дано понимать знаки.

— Нет, на наших землях их истребили четыреста лет тому назад, — Майло блеснул новенькими знаниями и переключился на старые: — Химеры прекрасно поддаются дрессировке, особенно, почувствовав альфу в своём хозяине. Их можно использовать, например, в сторожевых целях: львиная голова даёт им храбрость, козья — упрямство, а змеиная — ум.

Теперь не только профессор, но и студенты смотрели на Майло с неодобрением. Химеры порождения Тьмы, со светлыми они в таком же противостоянии, как вампиры с солнечным светом, о какой такой дрессировке может идти речь? Только, если ты сам тёмный. Я осторожно наступила другу на ногу и медленно сдавила, чтобы он понял, что сболтнул чего-то не то и догадался исправиться.

— Сам я лично этого не видел, я в учебнике прочитал.

— В учебнике для внеклассного чтения про быт тёмных, — добавила я, пока Майло не закопал нас оговорками. — В Стране Орз к тёмным относятся не так... категорично. Мы считаем, что это неправильно делать вид, будто они ушли в прошлое. Их историю тоже следует изучать.

Профессор Шализмандарау презрительно хмыкнула:

— Вы сейчас не у себя на родине, а в Арайском Королевстве, единственной державе на всём Восточном континенте, которая сумела положить конец кровавой тирании Чернокнижника, Разрушителя и Колдуна Чёт-Нечет. Мы не понаслышке знаем, что тёмные слуги страха, боли и смерти, их нельзя считать людьми. А ещё мы здесь поднимаем руку прежде, чем ответить. Затасски и Баранка, вам по нолю баллов за сегодняшний урок.

У меня едва в глазах не потемнело. Я получила неуд, кошмар! Какая разница, что это не Школа Аларика, меня вновь унизили перед всем классом, и это очень неприятно.

Тут же в воздух взметнулась рука Марлены. Мерзкая старушенция кивком дала ей слово.

— Профессор Шализмандарау, я считаю, что волшебники правы, и мы не должны пренебрегать историей тёмных. Тёмные важная противоположность, без которой мир перестанет существовать. Нет дня без ночи, неба без земли, тепла без холода... Да, через Тьму в мир приходят страшные вещи, но это не значит, что она сама плохая. Светлые ведь тоже ошибаются.

Если бы в Резервации кто-нибудь выступил с пропагандой светлых, его бы вздёрнули на тысячелетнем дубе, а тут терпят! Эта толерантность однажды их и погубит.

— Ты снова за своё, Марлена, — с раздражением ответила учительница. — Никого твои пламенные речи не вдохновляют. Смирись и выброси свои листовки. Если ректор Ливси не возражает против твоего хобби, то это не значит, что мы все последуем его примеру. А пока тебе ноль баллов за урок. Ну? Кто-нибудь ещё хочет высказаться не по химерам?

Аудитория молчала. А ты, фэйри, только что нажила себе троих врагов, и однажды ещё пожалеешь об этом, не будь я дочерью Силлага Чернокнижника!

Следующий урок проходил у декана Дарси. Уж её-то "превращения" никто не посмел проигнорировать. Задние ряды были оккупированы в мгновение ока, но мы не расстроились. Майло уселся рядом с Марленой за первой партой, а мы с Лёвой заняли места за их спинами. Проснулись даже наши звёзды — Ингрэй, Фелисити и Конан. Всех троих я бы предпочла не видеть.

Вчера перед сном у нас с блондиночкой вышел небольшой конфликт на почве праведной мести: я запустила в её кровать змей, она ответила крысами, и так заклятие за заклятием, пока девчонки из соседней комнаты не вызвали старосту, которая пообещала сдать нас декану.

Конан меня демонстративно не замечал, занят был восстановлением пораненной самооценки. Сегодня он выглядел как ожившая мечта девичьих грёз, и где-то в глубине моего чёрного сердца кольнула иголка сожаления по упущенной возможности изучить любовь.

— Эй, Жуана, хочешь сходить со мной на свидание? — Конан запустил туго свёрнутым бумажным комком в брюнетку с причудливой причёской, напоминающей пальму.

— Извиняй, другие планы, — ответила та, надув пузырь из жвачки и смачно лопнув его. Несколько девушек, сидящих неподалёку, обернулись на неё, изумлённо открыв рот, будто она самая тупая из всех представительниц женского пола.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги