Только не это!

Размер шрифта: - +

14 Глава. Поймай меня, если сможешь.

 

Силлаг Чернокнижник проклял целое королевство. Разрушитель стёр под основание четыре города и десяток деревень. Вечная Ведьма своими чарами сгубила сотни мужчин. Но я утверждаю, и моя сила мне свидетель, что светлая магия куда как разрушительнее чёрной! Я говорю сейчас вовсе не о её физическом воздействии, я о её способности разрушать человека изнутри. Любовь, не дай Император ещё и истинная, способна разбить все убеждения, что раньше считались такими важными. Она проникает своими щупальцами в душу, меняя то, к чему прикоснётся. Она предлагает другой путь... даже там, где его нет.

Как давно я влюбилась в Ингрэя? Сейчас я не могла ответить на этот вопрос. Вчера он предлагал бороться за то, чего я хочу на самом деле, но он светлый. Идеалист, которому трудно понять, что тёмные терпеть не могут слова "компромисс". Наши родители никогда не примут условия, в которых им не пообещают всеобщей власти, а молодое поколение просто не знает другой правды. Это не им, а мне, Майло и Лёве выпала возможность лично познакомиться с врагами, узнать, как лживы оказались все страшилки на ночь.

Так ли я теперь хочу разбить артефакт?

Почувствовав безмерную безысходность, включила кран с холодной водой и сунула голову под струю. Может, так станет чуточку легче. С одной стороны собственная жизнь и жизни моих друзей, единственных, кто мне по-настоящему дорог, а с другой жизни половины светлых, в числе которых тот, за кого я бы сама умерла. Это тупик.

Шепнула короткое заклятие, одновременно высушивая волосы и проверяя степень восстановления магического резерва. Силы вернулись полностью. Хоть что-то порадовало!

Завтрак начался минут двадцать тому назад, поэтому коридоры факультетской башни пустовали. Друзья встретили меня на выходе из комнаты. Сидели на подоконнике и бездумно разглядывали покрытое серыми тучами небо. Гроза вчера днём была знатная! Молнии едва не спалили почтовую башню, а дождь не мог успокоиться до самой ночи, заставляя Фелисити беспокойно ворочаться во сне, мешая мне спать.

— Что новенького?

На лицах друзей проглядывались отголоски вчерашней тревоги за меня (они заходили узнать, чем закончилась моя история с призраком), но я без труда уловила блеск паники в глубине жёлтых глаз Майло и непонятную нервозность Лёвы.

— Иви, у нас фиговые новости.

— Только не говорите, что зеркала в кладовке завхоза не оказалось...

Вчера я едва доползла до комнаты, рухнула на кровать и отключилась. Друзьям хватило совести заняться обыском кладовки завхоза самостоятельно. Как выяснилось, их поход всё равно оказался напрасным — никаких зеркал там не было и в помине. Начинаю сомневаться, что артефакт вообще существует. Таким образом выход из моего морального тупика нашёлся сам собой, но от этого легче не стало. Вот ни капельки!

— Призрак надул нас! — Майло в бессилии ударил кулаком по укреплённому антивандальными заклятиями стеклу. — Как так-то? Он не мог, сделки же священны.

— Уже без разницы, как, — я махнула рукой, с трудом признавая поражение. Переоценила свои силы, думая, что мне хватит умения контролировать потустороннюю силу, и в результате мы впустую потеряли столько дней! — Уж лучше бы подняли пару умертвий.

— Кто знает, что бы из них получилось? Нас не готовили ни к чему похожему. Козёл Варлоу, да утопись он в масле, бросил нас в самое пекло, как на убой. Получится у нас разбить артефакт — заберёт всю славу себе, не знаете что ли? А потерпим фиаско — сложит всю вину на нас, как всегда делал.

Точно такие же мысли и меня посещали. Как же приятно было винить во всём директора Варлоу! Справедливости ради, он это заслужил.

— И что теперь? Возвращаться в Резервацию без зеркала отдаёт самоубийством.

— А давайте тогда не будем возвращаться? — внезапно предложил Лёва, ковыряя носком туфли цветастый ковёр.

Мы с Майло в удивлении уставились на друга. Хотели ответить, да лишились дара речи. Наш наивный друг озвучил самый худший вариант из всех возможных. Куда мы пойдём? В леса? Так мы не приспособлены к дикой жизни, даже более того: очень скоро станем добычей многочисленных диких народцев. В селениях Королевства затеряться не сумеем хотя бы потому, что с трудом ориентируемся в мире светлых, а если всё-таки сумеем, то что это будет за жизнь? Мы тёмные и гордимся тем, кто мы есть. Лучше смерть, чем жалость светлых, если они вообще нас примут. Так же не стоит забывать о Варлоу. Директор запросто пожертвует ещё одним кусочком души, чтобы отыскать нас и уничтожить всех, кто нам поможет. Про то, что на наших родителей падёт позор, даже упоминать не стоит. Дети-перебежчики — жуть какая!

В общем, побег — это лишь мучительная отсрочка неизбежного.

— Ладно, идём на завтрак, — я обхватила друзей за плечи и направила к столовой. — У нас есть ещё полтора дня, что-нибудь придумаем. Кстати, что сегодня по "официальному" плану?

— Алхимия, — Майло высунул язык в карикатурном отвращении.

— Алхимия и финальная игра! — поправил Лёва. Впервые за утро его глаза радостно блеснули.

— Тихо!

Возле выхода из гостиной Халявщик вскинул ладонь вверх, призывая нас замолчать и остановиться. Приложил палец к губам и кивнул на двери. Что же его там заинтересовало? Я поднялась на носочки и тихонько подкралась ближе; я не оборотень, со своего места ничего не могу услышать. В нескольких метрах от двери стояли двое — парень и девушка. Ничего необычного, мы бы прошли мимо, но они шептались, как пара заговорщиков, упомянув при этом Тадеуша! Вряд ли в Академии есть ещё кто-то с таким же странным именем.

— Я не уверен...

— Брось. Всем будет весело.

Голос парня не был знаком, а вот девушкой оказалась Фелисити.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги