Только вместе.

Размер шрифта: - +

7 глава.

Брэд опустил голову, подошел ко мне и сел напротив. Сперва он замялся, но спустя минуту он все таки заговорил:

— Я знал твой номер еще когда ты уезжала. Мне просто повезло, что ты не изменила его спустя столько лет, —ответил он и ухмыльнулся.

—Допустим, но зачем ты вообще звонил мне? Ты не особо был счастлив, когда я заявилась к тебе, но всё равно позволил мне остаться на ночь,—сказала я и сощурила взгляд на нем. Он что-то невнятно пробурчал, почесал голову. Такое чувство, что он сам не узнает себя.

—Подумаешь помог немного. Меня, знаешь ли, учили хорошим манерам, так что давай-ка уже переходи к делу,—сказал он злобно.

Он может хоть несколько секунд не быть злым?

—Ладно,—сказала я и выдохнула.«Я смогу. Я готова. У меня всё получится».—Мне нужны все документы, все данные десятилетней давности. Все колебания экономической активности, все инвестиции, все цифры, применяемые десять лет назад. Мне нужно узнать всё, чем занимались наши отцы до того, как всё пошло под откос,—сказала я и посмотрела на Брэда.

Сказать, что на его лице отразилось, наверное, с тысячу эмоций —это ничего не сказать. Сначала непонимание, потом шок, ну а за шоком снова его любимая злость. В глазах вспыхнула ярость, ненависть, отвращение, презрение. Как только его мозг не взорвался от такого напряжения? Я бы так не хотела видеть в его глазах негатив. Я очень хотела, чтобы в этих прекрасных глазах была любовь, но, увы, на меня он больше никогда не взглянет с нежностью, с которой смотрел, когда мы были так близки. Так, стоп. Сейчас нужно думать не об этом, сейчас нужно постараться каким-то образом за неделю спасти мою задницу и доказать Брэду, что наша семья невиновна.

—Да ты, должно быть, издеваешься!—прогремел его голос. Он поднялся и перегнулся через стол. Расстояние между нами сократилось настолько, что я могла чувствовать его горячее дыхание на своих губах. Он начал выплескивать на меня весь свой гнев:

—Зачем тебе это нужно? Что тебе это даст? Твой папаша итак много горя принес нашей семье, так тебе этого мало, хочешь всполошить старые воспоминания, старые чувства и боль?! Так пожалуйста! Дерзай! Только ответь, будь так любезна, на один простой вопрос: ЗАЧЕМ. ОНИ. ТЕБЕ?!—эти слова он буквально прорычал мне в лицо.

Руки вспотели, сердце забилось, словно я пробежала двухкилометровый кросс. От его близости в глазах все поплыло.«Просто держи себя в руках, давай же, ты сможешь», —сказала я про себя.

— Послушай, я понимаю, что ты меня ненавидишь. Отлично, я не заставляю тебя любезничать со мной, но, черт возьми, можешь ты перестать быть таким мудаком?

Я уже начала срываться на крик. Я знаю, что, по мнению Брэда, я его наихудший враг, но, черт, почему спустя десять лет он не может хотя бы смотреть мне в глаза, не показывая своего презрения? Я отошла подальше от него и его запаха, и продолжила свою тираду:

— Ты понятия не имеешь, через что я прохожу, так что не тебе говорить, что мой отец натворил! Ты думаешь, что я не думаю об этом? Ты думаешь, что я не вспоминаю каждый чертов день, как нам было прекрасно всем вместе, как мы были одной семьей и как всё это в одночасье разрушилось? Что ж, ты чертовски ошибаешься, потому что это первая мысль, с которой я ежедневно просыпаюсь, ясно!? Если уж на то пошло, то не только мой папа натворил дел. Я не могу тебе сказать всей правды сейчас, действительно не могу, но однажды я расскажу. Однако, одно я могу сказать сейчас тебе точно — ты не прав. Ты так сильно ошибаешься, и скоро я тебе это докажу.

Брэд смотрел на меня, словно на сумасшедшую. Он, видимо, не ожидал, что я решусь, наконец, высказать ему всё, что думаю. Он вышел из-за стойки и облокотился на нее. В его глазах всё так же пылала ярость, но было в них что-то еще... Жалость? Только не это. Только жалости мне не хватало. Несмотря на всё это, он всё еще пытался задеть меня своей злостью:

— Да как ты смеешь! Заявляешься в мой дом, чтобы сказать, что я не прав? Что мой отец — самый важный человек в моей жизни, который, если ты забыла, умер, виноват в чем-то? Спустя десять лет ты решила дать отпор, доказать невиновность своего отца? Хочешь показать, что ты не похожа на него? Что ты честная? Я не верю ни одному твоему слову! Дай мне более вескую причину передумать, — сказал он и посмотрел на меня с интересом во взгляде.

Как же я устала от этих пререканий.

— Мне осталось семь дней, — ответила я и на ненадолго воцарилась тишина. — Доволен? Семь гребанных дней жизни. Достаточно веская причина, не думаешь?

В глазах Брэда смешались шок и неопределенность, словно он не знает, накричать снова на меня или поддержать.

—Что? Я не понял. Как? Ты больна? — спросил он обеспокоенно. Вау, что-то новенькое. Уже не кричит.

—Нет. Это всё тот долг. Ты разве не знаешь? Десять лет назад мы не смогли отдать те деньги, но нам дали отсрочку на десять лет, и спустя эти годы вот она я: девушка, пытающаяся в одиночку разгребать хлам, который оставили за собой наши отцы. Мой папа тоже погиб. Он так и не набрал полной суммы. Впрочем, я не хочу об этом говорить.

И снова тишина. Будто он не мог осмыслить всю информацию, что я ему сейчас выдала. Будто он не знал, как хочет и как нужно поступить.

—Так ты мне будешь помогать или как? — нарушила я молчание.

—Но как? Как я могу это сделать? Как, скажи мне?! Как мне тебе помогать, вспоминая те счастливые моменты с тобой? Как мне тебе помогать, вспоминая предательство твоего отца? Ответь же мне!!!!!—прокричал он, от чего я вздрогнула и непроизвольно отступила на еще пару шагов от него.

—Просто дай мне все документы за тот промежуток времени и я сама со всем разберусь,— сказала я, стараясь, чтобы мой голос не дрогнул, однако я чертовски провалилась, ведь голос задрожал, из-за чего в нём легко можно было услышать обиду и усталость, что накопилась во мне. Он, будто почувствовав это, спокойно ответил:



Gertruda

Отредактировано: 10.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги