Трон Знания. Книга 3 (16+)

Размер шрифта: - +

Пролог. Часть 01 (20.04.2016)

 

Моим дочерям посвящается

Пролог

Землю потрясали природные катаклизмы. В морской пучине тонула суша. Землетрясения и извержение вулканов выталкивали со дна океанов новые материки. Исчезали и появлялись целые народности. Лишь Краеугольные Земли и Лунная Твердь – два континента, разделенные Тайным морем, – сохраняли свою историю, меняя очертания и приспосабливаясь к капризному климату.

Миновали тысячелетия, дикость человечества и грубость нравов отошли в прошлое. Цивилизация перенесла детские болезни и достигла очередной стадии развития. Страны одного материка вновь принялись делить территории и спорить, чья религия древнее и главнее. Второй материк в это время превращался в монолит: здесь Бог один и вера одна, и государства одно за другим становились частями целого.

И тогда правитель Тезара – сверхдержавы Краеугольных Земель – собрал за столом переговоров страны континента. «Войны затерялись в истории, наука развивается на благо мира, благосостояние народа растет, и нам стало скучно, – сказал Моган Великий. – Мы перечерчиваем карту мира, сталкиваем верующих лбами. Мы теряем господство над своими низшими побуждениями. Скоро мы решим, что холодное оружие устарело, военизируем науку и промышленность, возомним себя богами и уничтожим всё, чего достигли. Я предлагаю пойти по новому пути – пути нравственной чистоты и справедливости. Давайте займемся развитием духовной стороны общества. Давайте построим мир без насилия, где будут главенствовать законы, а не сила: запретим оружие и отменим смертную казнь. А чтобы лучше понимать друг друга, давайте говорить на одном языке – слоте. И тогда мы станем тверже тверди, а Лунная Твердь будет всего лишь заморской землей».

К «Миру без насилия» примкнули сорок три державы. Остальные семнадцать не поддержали идею Могана и получили эпитет «отвергнутые».

Раскол Краеугольных Земель на два лагеря вынудил новоявленное содружество внести изменения в договор: вместо единой миротворческой армии в странах были сформированы войска быстрого реагирования на случай военной интервенции; на границах между «Миром» и «отвергнутыми» появились заградительные рвы, наполненные доверху колючей проволокой.

Как в насмешку над неудачей Великого, сверхдержава Лунной Тверди сделала ответный ход – со словами «Сила Ракшады не в оружии» заменила каждый клинок воином, обученным убивать.

Когда Моган, вопреки громким заявлениям, прибрал к рукам нищую страну Порубежье и превратил ее в колонию, Ракшада нанесла второй и весьма болезненный удар по авторитету Великого: она прекратила отношения с Тезаром и закрыла перед ним двери.

Спустя двадцать лет Моган подарил колонию Адэру Карро – наследнику престола Тезара, – желая разбудить правителя в беззаботном сыне. Подарил как изгаженное блюдце, портящее вид праздничного стола. И его сын, сын великого пролагателя новых путей, нанес третий удар по авторитету отца – Адэр выбрал для Порубежья иной путь. Мир опешил, мир замер в накаленном ожидании...

 

***

Еще недавно шумный и многолюдный Тезар вдруг затих и опустел. Север и восток были укутаны снегами. На юге и западе хлобыстали студеные ливни. Жителей центра страны выгоняли из домов только неотложные дела – погода преподносила неприятные и доселе невиданные сюрпризы: снегопады сменялись дождями, которые в свою очередь схлестывались с трескучим морозом и превращали города и села в ледовое царство. И только Градмир, столица Тезара, невзирая на непогоду жил привычной жизнью. В часы пик машины и конные экипажи простаивали в пробках. Сутки напролет хлопали двери ресторанов и гостиниц. Хозяева магазинов украшали витрины и торговые залы, готовясь к предпраздничным распродажам. Туристы бродили по дворцовой площади, любуясь скульптурными ансамблями и архитектурой выключенных до весны фонтанов.

Во дворце Могана Великого жизнь била неиссякаемым ключом. Вышагивая по просторным и светлым коридорам, вельможи вели беседы. Прижимая к груди папки, бегали с этажа на этаж секретари и канцеляристы. Кутаясь в меховые накидки, по цветущим оранжереям прогуливались дамы. И лишь в правительственном крыле было тихо – помощники советников ступали по дубовому паркету в обуви на мягкой подошве, – за дверями кабинетов вынашивались планы и продумывались пути для их осуществления.

 

Старший советник Трой Дадье в который раз перечитал официальное послание Совета Порубежья Совету Тезара – несколько сшитых листов, и каждый лист вонзался в сердце острой льдинкой. Побродив по кабинету и поворошив угли в камине, открыл еще один конверт с пометкой: «Лично Великому» – в него были вложены три письма. Через пять минут закружил по комнате, переставляя с места на место статуэтки, стулья, настольные лампы. Побарабанив ладонями по подоконнику, взял последний конверт – гриф «Совершенно секретно» обжег глаза, – достал серые бумаги…

Государственные служащие торопливо прижимались к стенам широкого коридора и с удивлением смотрели вслед Трою Дадье. Никто прежде не видел, чтобы так ходил старший советник: он не шел – несся, размахивая черной папкой с серебряным гербом Тезара.

Казалось, что в приемной правителя недавно закончился ремонт, и работники завершили уборку буквально пять минут назад. В свете люстры из маншеровского стекла переливались лакированные подлокотники кресел и атласная обивка мебели. Деревянные панели из красного дерева излучали матовый блеск. В девственно чистом паркете отражалась перламутровая роспись потолка.



Такаббир

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги