Туманный предел

Размер шрифта: - +

Туманный предел

    Чёрная мантия была изорвана в клочья, босые ноги — исцарапаны до крови. Орнелла проделала долгий путь — слишком долгий путь — однако всё ещё не достигла своей цели, медленно, но верно теряя надежду на лучший исход для себя. Она не знала, где начинается этот мир; не знала она, и где он кончается: и впрочем, это было не так уж важно.
    Я найду тебя. Найду, моя возлюбленная Богиня.
    Чёрный лес окружал Орнеллу, и в этой абсолютной тьме некромантка не видела своей дороги, дрожа от пробирающего до костей холода и страха: она ощущала, как душа её стремительно увядает в этом утратившем краски мире, и как силы покидают её смертную плоть. Мортен должна... Мортен должна была спасти себя. Спасти свою крохотную, ничтожную вселенную, обречённую на погибель без... Неё.
    Моя прекрасная Богиня, моя Смерть.
    С трудом находя в себе силы, Орнелла двигалась вперёд по этому бесконечному лесу, не обращая внимание на слабость и боль. Сухие ветки хрустели под её ногами, и это был единственный звук, который представлялось возможным различить здесь: всё сущее, казалось, когда-то давным-давно умолкло в этом бесцветном, унылом месте, чтобы больше никогда не звучать. На секунду Мортен остановилась и прикрыла глаза, тяжело, глубоко вздохнув. Некромантке вдруг стало ещё холоднее, и этот неотступный холод едва не заставил её сдаться, опуститься на колени посреди бесконечных теней и захлебнуться в собственных слезах. В Орнелле ещё были силы: она чувствовала это и намеревалась идти до конца, чего бы ей это ни стоило.
    Когда чародейка открыла глаза и, раздвинув ветви чёрного кустарника перед собой, продолжила свой путь, лес начал сам расступаться перед ней. В смятении, не веря своим глазам, Мортен вновь замерла на месте и безмолвно — столь же безмолвно, как этот мир глядел на неё саму своими незримыми очами — наблюдала за тем, как препятствия исчезают с её пути, и тусклый, слабый свет неполной луны рассеивает бесконечный мрак сгорающего в пустоте леса. Уже через несколько секунд от него не осталось и следа — ни единой веточки, ни единого кустарника, ни единого дерева.
    Теперь Орнелла стояла на серой, пустынной равнине, над которой нависало такое же серое, одноцветное небо, чьё однообразие разбавляла лишь бледная растущая луна далеко в безликой вышине. Впереди, в нескольких метрах от некромантки, шумело море, - и если бы кто-то осмелился предположить, каким было это море, он бы не ошибся, сказав, что было оно таким же серым и унылым, как всё прочее вокруг. Далеко за ним возможно было различить призрачную тень некого замка: едва заметную и недостижимую.
    «Туманный Предел...» - Мортен прошептала это с холодной страстью, не узнавая свой собственный голос, и в глазах её заиграло отражение мёртвой луны с лёгким оттенком тихой печали: такую печаль возможно различить в глазах умирающего, совершающего свой последний вздох и смыкающего веки перед ликом неизбежной вечности. «Туманный Предел...» - Орнелла шептала это слабеющим голосом, делая шаг за шагом, направляясь вперёд, к Серому морю. Мир продолжал безмолвно глядеть на Жрицу Смерти, теряющую свои силы с каждым движением, с каждым дуновением пронизывающего ветра; мир продолжал глядеть на неё и улыбался — даже в тот миг, когда чародейка, сделав свой последний шаг, упала в воду, и серые волны понесли её прочь отсюда.
    ***
    Мортен стояла рядом с небольшим деревенским домиком и глядела на пасмурное небо. Она не знала, кто принёс её в дом и отчего решился помочь; она даже не помнила момент, когда открыла собственные глаза и пришла в сознание. Некромантка просто стояла здесь и, казалось, она находилась рядом с этим домом уже целую вечность, в спокойствии и безразличии обратив взор к небу. Это место не было ни чёрным, ни серым: странную деревушку, в которой неведомым образом оказалось Орнелла, ещё не покинули цвета, и кое-где чародейка даже видела людей: спешащих по своим делам, беседующих, прогуливающихся по тропкам и дорожкам, занимающихся хозяйством... однако рядом с домом, где находилась Мортен, не было никого. Она продолжала неспешно осматриваться вокруг до тех пор, пока взор её не различил... Туманный Предел. Совершенно близко. Орнелла могла чётко видеть его башни и окна, могла видеть, какого цвета были стены замка: ей даже казалось, она способна посчитать каждый кирпичик недостижимой крепости, не сдвигаясь со своего места.
    Оцепенение прошло через несколько мгновений, как и испаряющаяся безмятежность в душе Жрицы Смерти. Мортен сорвалась с места и побежала вперёд так быстро, как только могла бежать: не сводя горящего взгляда с замка и расталкивая попадающихся на пути людей в стороны, нисколько не беспокоясь о них. Сердце билось в безумном ритме, из глаз полились слёзы отчаяния и счастья, так как некромантка не верила собственным глазам.
    Туманный Предел. Предел моей жизни, предел моих мечтаний... я отыщу тебя, прекрасная Богиня. Отыщу и пробужу ото сна! Я уже в пути! Я уже близко, моя любовь...
    - Бессмысленно. Тебе не добраться до замка. Никогда. Никто не в силах.
    Холодный, уверенный голос, раздавшийся где-то за спиной заставил Орнеллу резко остановиться. Немного помедлив, чародейка обернулась.
    - Не спрашивай, что я делаю здесь, Мортикус, - перед некроманткой стоял высокий мужчина с длинными, белыми волосами, переливающимися на свете серебром. Одет он был в тёмно-синюю мантию из шёлка, а глаза его — возможно было вообразить — были сотворены из кусочков чистейшего магического льда. Орнелла узнала этого человека, едва лишь стоило ей встретиться с ним взглядом.
    - Мне неизвестно, сколько лет я искала его, - Жрица Смерти заговорила с неожиданным спокойствием в голосе, утирая со своих щёк выступившие слёзы, - Мне неизвестно, ждёт ли она меня так, как прежде. Я не отступлю, что бы ты ни желал сказать мне и как бы ты ни желал уничтожить мою надежду... - на мгновение Мортен прервалась, в последний момент останавливая себя от того, чтобы произнести имя мужчины. - И мне не важно, что никто не в силах. Они не любили её так, как я: ни великие магистры, ни Тёмные Мастера, ни прихвостни других некромантов. Ты должен мне помочь... тебе известно больше, чем мне. И я прошу тебя.
    Орнелла опустила взгляд себе под ноги, ожидая ответа чародея с трепещущим сердцем — так, как осуждённый ожидает казни в последние часы своей ничтожной, подходящей к завершению жизни. Мужчина же медлил, испытующе глядя на стоящую перед ним некромантку, словно бы намереваясь испепелить её своим ледяным взглядом... однако ответ не заставил ждать себя слишком долго — к счастью и к великой радости для пребывающей в отчаянии Жрицы Смерти.
    - Следуй за мной, Мортикус, - человек протянул Орнелле свою руку.
    Вложив свою ладонь в ладонь чародея, Мортен вновь увидела перед собой тьму: окружающий мир исчез в один мимолётный миг, пропадая, казалось, навсегда — как короткий звук, утихающая мелодия, обреченная сгинуть во всепоглощающей тишине бесконечности.
    ***
    Некромантка увлечённо перебирала книги на пыльных полках старой библиотеки, нетерпеливо листая страницы, пока Забытый беседовал со стариком-хранителем у одного из письменных столов. Чародей привёл Орнеллу сюда, дав ей лишь несколько минут времени для того, чтобы отыскать необходимую информацию о Туманном Пределе, недостижимым миражом стоящим на горизонте, и избрать способ добраться до крепости. Книги, что держала в руках Мортен, были самыми разнообразными: на этих хрупких полках возможно было отыскать все самые интересные труды, посвящённые Смерти и искусству Смерти; дневники и записки о неведомых мирах, сборники тайных знаний и прочих вещей, которые могли бы занять некромантку не на один месяц, лишь будь у неё возможность и время для исследований. С каждой уходящей секундой Орнелла начинала пролистывать попадающиеся под руки учебники всё быстрее и быстрее: время было на исходе и, как только она раскрыла необходимую книгу на необходимой странице, Забытый позвал её.
    - Тебе пора, Мортикус. Надеюсь, ты нашла то, что искала, - он улыбнулся снисходительно: так, как мудрый учитель улыбается своему глупому, несмышлёному ученику.
    ***
    Орнелла оказалась у ворот кладбища. Пламенное солнце садилось вдали за горизонтом, и сумерки начинали сгущаться вокруг этого слабого, угасающего мирка. Рядом с Мортен суетились ещё несколько человек, спешно выметая пыль и сухие листья с кладбища: это была высокая, худощавая пожилая женщина и трое молодых мужчин. Женщина указывала им, где ещё остались листья и грязь, активно работая метлой и тараторя о том, что рабочий день уже подходит к концу, и необходимо поскорее возвращаться домой. Некромантка в молчании наблюдала за этими людьми, не понимая, каким образом и для чего попала сюда, ещё несколько коротких секунд назад находясь в библиотеке рядом с Забытым, однако женщина-незнакомка не позволила Мортен оставаться в своих размышлениях слишком долго.
    - Ты должна поспешить домой, Орнелла, - обратилась она к чародейке с ясно различимым беспокойством и заботой в голосе, - Ты должна покинуть кладбище до того, как стемнеет. Здесь дороги нет, - указала женщина рукой в противоположную сторону от кладбища, - Тебе придётся идти прямо через могилы. Бедняжка ты моя.
    - Простите?..  - некромантка пребывала в крайнем недоумении, вопросительно глядя на женщину и ожидая от неё, казалось, совершенно других слов. - Вы не понимаете. Я ищу дорогу к замку, к Туманному Пределу...
    - Всемогущие боги! - воскликнула женщина, более не обращая своего внимания на Орнеллу и не слыша её, - Мальчики, мы едем домой. Уже так темно!
    Все четверо побросали свои мётлы, поспешив удалиться прочь от кладбища и, сделав несколько шагов, вовсе растворились в воздухе, словно старые, забытые всеми призраки какого-нибудь разрушенного особняка из страшных сказок. С их исчезновением мир мгновенно окутал мрак ночи.
    В непонимании озираясь вокруг, Мортен ступила за ворота кладбища, которые немедленно с грохотом захлопнулись за ней, заставив обернуться назад в последний раз. Чародейку вновь пробрала дрожь: сначала она ощутила на себе лёгкое прикосновение вечернего ветерка, затем — накинула на голову капюшон, почувствовав отчётливый холод, а после этого поднялся сумасшедший ледяной ураган — в одно мгновение. Повалил снег, ветер с безумной силой бил Орнеллу в спину, подгоняя вперёд, а тьма сгущалась так, что некромантка не видела впереди себя практически ничего: она могла различить кресты и надгробные памятники впереди, однако лишь частично. Одиночеству в темноте, беспомощности, холоду и урагану не понадобилось много времени для того, чтобы поселить в сердце Мортен панику и страх: недолго думая, она просто побежала вперёд, желая как можно скорее сбежать из этого места, оказаться в безопасности и покое... но чародейка упала на землю, не преодолев и нескольких метров. Удержавшись за мраморный памятник, Орнелла чудом не повалилась в разрытую могилу, в которую теперь глядела, стоя прямо перед ней на коленях.
    - Нет, нет... я приду к тебе, моя Богиня. Я не могу умереть здесь. Я уже близко, совсем близко...
    ***
    - Мы почти на месте, Орнелла! - некромантка пришла в сознание оттого, что ощутила, как с невероятной скоростью несётся вперёд прямо по воздуху. Волосы её развевались на ветру — на прохладном, приятном ветру, не имевшим ничего общего со снежным ураганом на кладбище, где Мортен находилась буквально секунду назад. Кто-то держал её под руку, помогая мчаться вперёд и, бросив взгляд на своего спасителя (спасителя ли?..) - чародейка узнала в летящей рядом женщине одного из Мастеров Тёмной армии, старую знакомую. Они неслись прямо по направлению к замку, стремительно приближаясь к нему, и на пути их не встречалось ни единого препятствия. Безграничный восторг охватил некромантку, когда женщина отпустила её руку у ворот Туманного Предела.
    - Я верю в тебя, Орнелла. Мы все верим.
    Жрица Смерти вошла в крепость, которую искала так долго: минули ли несколько лет, минула ли вечность с тех пор, как она начала свои поиски, храня в мёртвом сердце надежду возвратить в свой мир смысл — свою возлюбленную Богиню, свою возлюбленную Смерть?.. Мортен медленно шагала по пустым коридорам замка, с нежным трепетом отдаляя долгожданный — слишком долгожданный — миг своего истинного счастья. Осторожно, мягко некромантка отворила дверь в тронный зал, где в стеклянном гробу, сомкнув очи в ледяном сне, покоилась сама Смерть. Она была прекрасна: настолько прекрасна, как помнила её Орнелла со времён тех отрадных дней, когда они были вместе — Жрица Смерти и её родная Стихия. Мортен сдвинула крышку гроба и та с грохотом рухнула на пол, обращаясь в сотни ничтожных осколков.
    - Я здесь. Я здесь, как и обещала...
    Женщина невообразимой красоты, что покоилась в гробу, открыла глаза. Смерть была облачена в длинное платье из чёрного шёлка и очи её были черны, как сама ночь: она глядела на свою верную Жрицу безмолвно. Лишь через несколько мучительно долгих минут Смерть, медленно поднявшись на ноги и покинув гроб, заговорила с Орнеллой.
    - Подойдём к окну, дитя.
    Не смея молвить ни слова в ответ, пребывая в своём немом восхищении и светлом счастье, Мортен тенью проследовала за Смертью к одному из ближайших окон.
    - Взгляни, - продолжила женщина, бросив короткий взгляд на мир снаружи и позволяя Орнелле узреть его новую красоту. Пейзажи за окном сменялись быстро: сначала некромантка увидела тот самый лес, через который ей следовало пройти, чтобы достигнуть Серого моря. Отныне в нём более не царствовала беспроглядная тьма — свет полной луны озарял его, и чародейка узнала в нём не безликое облако густого мрака, а леса Безымянных Земель — такие, какими она помнила эти места, покидая когда-то. Великое Серое море и равнина перед ним стали обращаться в Пепельный Рай — совершенно привычный и знакомый. Ко всему сущему возвращался истинный облик гармоничного мира: мира, в котором был смысл, мира, в котором некромантка была способна различать краски, мира, обладающего красотой...



Орнелла Мортикус

#1751 в Мистика/Ужасы
#12592 в Фэнтези

В тексте есть: готика, дарк

Отредактировано: 08.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги