Твоя Вселенная

Размер шрифта: - +

Глава 4. Неудобное беспамятство

Просторная круглая комната была уставлена разномастными диванами и креслами. Рядом с входом располагалась винтовая лестница, ведшая на второй этаж, за ней виднелась дверь в небольшое помещение. Комната была очень светлой за счёт многочисленных овальных окон.

Затаив дыхание Саша осторожно ступала по мягкому полу в этом царстве покоя и уюта, изучая каждую деталь и предмет мебели. В диванной зоне всю стену покрывали прозрачные шкафы, в которых виднелись объёмные и не очень рулоны бумаги – свитки, догадалась девочка. Чуть в стороне разместился замысловатый круглый столик со стулом. А у одного из окон сияла серебром изящно изогнутая арфа, рядом с которой на спиральных ножках расположился мягкий пуф.

Лёгкое шуршание исходило от большого диска на стене. Присмотревшись, Саша догадалась, что это что-то вроде часов-календаря. Малый его круг имел пятьдесят шесть делений, по которым бегали секундная и минутная стрелки. Второй круг делился двадцать восемь раз и, по всей видимости, изображал количество часов в сутках – указывала на них самая большая стрелка. Дней в неделе оказалось семь, а недель в месяце четыре – и к этому кругу стрелка шла изнутри циферблата, сообщая, какой сегодня день в месяце; как и к кругу, указывающему на месяц в году, делений в котором было четырнадцать.

С потолка и стен свисало множество светильников: Саша пошарила взглядом, в поисках выключателя, но заметила на каждом из них тонкие серебристые ниточки и поспешила дёрнуть за одну из них. В матовом шаре ярко загорелся силуэт бабочки, источая мягкий фиолетовый свет. Следующий светильник засиял голубым, очертив силуэт птички с хохолком и длинным клювом.

Внимание девочки привлекло зеркало на стене, которое при беглом взгляде она приняла за окно. Оно было таким же овальным, но в узорной серебристой оправе, изображавшей цветы и листочки. Поверхность его будто находилась в непрерывном движении, и девочка подошла ближе.

Словно озёрную гладь тревожил лёгкий ветерок: отражение мерцало и переливалось. Незнакомая девушка взирала на неё со дна озера. Её скулы были острыми и широкими, а большие фиолетовые глаза смотрели с испугом и изумлением. Оформившуюся фигуру украшало длинное белое платье из мягкой переливающейся серебряными узорами ткани. Тёмно-серые волосы были скручены жгутом, закреплённым серебристыми лентами, и спадали вдоль позвоночника.

- Я не помешаю? – послышался девичий голос за спиной.

Саша с замершим сердцем развернулась: в дверном проёме стояла девушка, и её облик был почти неотличим от нового облика Саши. Разве что платье украшали голубые узоры, а огромные глаза были ещё больше чем у неё самой. В них горели весёлые приветливые огоньки.

- Наверное, ты ещё не помнишь, – заговорила она, – я Хара, твоя подруга. – Она заперла дверь и осторожно двинулась к Саше. – И я пришла, чтобы задушить тебя в объятиях! – она со смехом бросилась к девушке и крепко стиснула её. – Как же я соскучилась!

Отстранившись, она восторженно воззрилась на подругу, застывшую в изумлении. Тогда, насупившись, Хара стала выхаживать по комнате, но, видно придя к какой-то радостной мысли, быстро просияла.

- Ещё не вспомнила, как играть? – весело спросила она, пробегая пальцами по струнам изящного инструмента.

- Нет, – буркнула Саша.

- А я даже в ином Мире с клавишными не расставалась, – гордо заявила она.

- И ты это запомнила? – удивилась Саша, решившая, что память о Земле полностью оставит её.

- Нет, конечно, – безмятежно отозвалась Хара. – Просто в свиток записала, когда помнила. А ты ещё не начала вести записи? – спросила она.

Саша отрицательно помотала головой:

- Не успела и подумать об этом.

- Может получиться очень интересно! Аэлин целые произведения пишет о своих приключениях в иномирье, а потом самолично зачитывает перед наставниками.

У Саши снова защемило сердце – ненадолго же хватило этого глотка покоя.

- Ты чего это посерела так? – удивилась подруга столь скорому преображению Саши и тут же догадалась сама: – А-а! Хм. Но я думала, ты поборола свой страх толпы после того грандиозного выступления.

- Забыла, наверное, – открыто огрызнулась Саша.

А Хара смешалась и потупила взор:

- Ты отдыхай, восстанавливайся, что я мешать буду. А я как-нибудь ещё забегу, – и девушка поспешно вышла за порог.

Глупо как-то всё получается. К ней все по-доброму относятся, а она то и дело грубит. Надо взять себя в руки, а то на янтарную жидкость и подсесть недолго.

Если она всё же не во сне, то этот Мир и правда её дом, – иначе с какого перепуга она здесь оказалась? А значит, все эти существа её хорошо знают и даже дружат с ней. Ещё не хватало со всеми перессориться.

Не успела Саша принять решение, чем ей заняться дальше, как дверь снова без стука отворилась, и на пороге показался юноша.

- Можно? – обратился он к Саше чистым, как звон колокольчика, голосом и широко улыбнулся.

Девушка устало плюхнулась на диван:

- Заходи.

- Тебя уже утомить успели? – радостно поинтересовался он, усаживаясь рядом.

- Да, насыщенный денёк.

- Денёк, – кхыкнул парень как маленький. По всей видимости здесь так не выражались.

А Саша закатила глаза к потолку, ещё детсадовцев ей тут не хватало.

- Ну а ты кто? – действительно уставшим голосом спросила она.

- Да ты сама скоро вспомнишь, – расплылся он в хитрой улыбке.

- Ну и чего надо?

Паренёк смутился, потупился, и до него, наконец, дошло:

- Денёк, видно, неудачный для посещений, – вставая, произнёс он. – Позже увидимся, – вышел и мягко закрыл за собой дверь.

Девушке только и осталось, что недоумённо помотать головой, хлопнуться на диван да сразу заснуть.



Кристина Романова

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться