Твоя Вселенная

Размер шрифта: - +

Глава 8. Серебряная нить

В диком танце кружили огоньки в камине, и какая-то неведомая сила не позволяла им вылететь за его пределы и спалить этот эл дотла. Стены просторной полукруглой диванной от пола до потолка были увешаны прозрачными шкафами, свитки в которых распределялись на полках в алфавитном порядке. Зелёная стрекоза горела в матовом круглом светильнике, свисавшем с потолка посреди комнаты.

Белоснежные диваны и креслица с изысканными узорными ножками и спинками покорно выстроились в полукруг. Одно из кресел принимало мужчину с синеватой кожей, пристально взиравшего на обеспокоенного чем-то молодого человека.

Наконец тот заговорил и его дрожащий голос дребезжанием ударился о прозрачные дверцы:

- Может ли к проснувшемуся исследователю не возвращаться память, если в другом Мире его удерживает человек?

Мужчина посмотрел с изумлением:

- Ты столько раз бывал в иномирье, откуда взялся столь глупый вопрос?

- Если бы я помнил или сталкивался с подобным, мой любезный наставник, то уж точно не спрашивал бы, – грубо отозвался Аэлин.

- Любые привязанности разрушаются по прибытии домой, – весело ответил Аргос, поражаясь невиданному доселе поведению своего ученика и советника. – Может удерживать тоска о ком-то, но это легко решается восстановлением сердца.

- Почему же к человеку не возвращается память уже после восстановления? – сдержанно спросил парень.

- Может быть причина иного рода, – задумчиво произнёс мужчина, и интерес загорелся в глазах его собеседника. – Нескольким случаям я сам был свидетелем, – значительная пауза сковала всё вокруг напряжением и, привычно добившись нужного эффекта, наставник продолжил: – Старая память не возвращалась, а инородная не растворялась, потому что человек не умирал.

- Не умирал? – опешил Аэлин. – Но как такое может быть? Как же он вернулся домой?

- Он ухватился за одну изумрудную нить, когда другая не была разорвана. Ты помнишь, что говорится в писаниях про изумрудную нить?

- Я помню только серебряную, – мотнул головой парень, – нить, ведущую из снов.

- Да, это она и есть. Она возвращает сознание в тело, будь то сон или высшие духовные планы.

- И как же вы поступали в тех случаях?

- Отправляли человека на ментальный[1] план бытия, чтобы он разорвал старую нить.

- А если он не решался?

Аргос бодро закивал:

- Она потому и не была разорвана после предполагаемой смерти иномирного тела: потому что человек не хотел уходить. Чтобы на этот раз ничто не помешало ему, с ним отправлялся его наставник. Он мог самостоятельно разорвать нить, если нерадивый исследователь откажется сам это сделать.

Аэлин спрятал лицо в ладонях. Страшная мысль уже коснулась его ума, но что-то мешало развиться ей дальше и вызреть в план действий. Совесть или недостаток смелости?

Аргос внимательно наблюдал за войной, развернувшейся внутри ученика.

- Можно ли, проникнув на ментальный план, – осторожно заговорил Аэлин, – разорвать нить человека без его ведома?

Мужчина насторожился и придержал не успевший разгореться пыл юноши:

- Сначала расскажи, о ком ты ведёшь речь.

 

Лук и стрелы хорошей службы пока не сослужили, а вот знание об их нахождении под кроватью может.

После того ужасного приключения в древнем замке Саша решила собрать воедино все ниточки, что у неё имелись: всё, что способно вернуть ей память и помочь эфирцам – существам, чьи лица она помнила, не помня ничегошеньки в этом Мире, кроме Лазаря, конечно…

Нельзя позволять исчезать в бездне беспамятства своим прекрасным дарам и навыкам: она снова научится стрелять из лука – или вспомнит, как это делается, – и займётся тем, что привлекало её внимание даже в далёком ином Мире – архитектурой.

С такими ободряющими мыслями Саша заглянула под кровать и… ничего. Тогда она улеглась на живот, чтобы пролезть далеко под широкое лежбище и изучить обширное пространство повнимательнее. Что-то больно уперлось в подбородок, и в кривом отражении она увидела свой собственный глаз.

Девушка прихватила находку и вылезла из-под кровати. Неровная зеркальная поверхность шкатулки переливалась водной гладью, но не отражала окружающие предметы, а словно поглощала их, делаясь на расстоянии почти невидимой. Саша открыла её и обнаружила внутри свиток: его края пожелтели, и бумага пылью осыпалась в руках, но его содержимое сохранилось, и странного вида буквы складывались в легко читаемый текст:

 

0: 09 Три дочери - Вселенные

Был у Царя дворец каменный,
В нём жили дочери его.
Три дочери, как три Вселенных,
Имели Всё и Ничего.

В запасах их земля хранилась,
Коричнева и плодородна Вся.
А меж пальцев вода струилась,
Кровь и эфир творящая.

Сестрице младшей всё сгодилось
Для сотворенья бытия,
И средняя с ней поделилась
Своей уловкой, не тая:

Астральный призрак был заточен
В ловушку воздуха, пространства,
И без неё он быть не может,
И, как земля с водой – при царстве.

Бушует лютый призрак младшей:
Огонь, эмоции творит.
Не при дворе, а лишь в пространстве
Всему живому жить велит.

Средней пространства мало стало,
Ей мысль Верная нужна.
И если так, любая мысль
По двум путям пройти должна:

Путь логики пусть Ладным будет,
А чувства мудрого – Лельным.
И сердце пусть они пробудят,
И все струны любой Души.

Третьей сестрице приглянулось
Ткать нити и узлы судьбы;
И пусть спиралями свернутся,
Чтоб не топтаться на пути.



Кристина Романова

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться