Твоя Вселенная

Размер шрифта: - +

Глава 12. Тропы памяти

- Вишна, – парнишка словно заново пробовал на вкус давно знакомое и такое родное имя. Он невольно зажмурился, и напряжение нескольких дней вырвалось из него словами: – Я чуть было не сделал это за тебя.

Девушка отстранилась, в её взгляде смешались изумление и страх. На долгую секунды она выпала из реальности. Ни в коем случае не стоит забывать кто перед ней. Он уже показал, на что способен. Этот человек опасен, что бы им ни двигало.

Не сейчас, только не сейчас думать об этом и что-то решать! Она развернулась и выбежала из своего эла, стирая из памяти образ монстра оставшегося в диванной.

Уже сновавшие по улицам аэлифы оказались совсем некстати. Вишна обошла свой домик и направилась на восток. В стороне виднелся Лазарет, а впереди маячили серые треугольные пирамидки.

Настоящее царство покоя, – навязчиво кружили слова в голове, пока она продвигалась всё дальше и дальше, через нескончаемое поле пирамидок. Порезы на руке больно саднили, но всего несколько капель серебряной крови пропитали повязку и уже успели высохнуть.

Она всё шла и шла, без единой ясной мысли, с ощущением, будто все смыслы птицами улетели на юг и больше никогда не вернутся. Но тишина была недолгой.

…нужно поблагодарить Тмину… плевать. Папа… что произошло, когда нить оборвалась? Он ведь был рядом… Как жестоко..! Почему я не подумала об этом?! Зачем вообще я это сделала? Ведь могла вернуться. Я была так близка к этому… зачем? Аэлин… Боги! Этот самодовольный гадёныш всё равно убил бы меня. Не сегодня, так завтра. Что за человек? И человек ли вообще?

И это стихотворение… «не на год – на век»… бессмыслица какая-то. Откуда солнцу знать?!

- Откуда ему знать?!! – крикнула она огромному голубому диску, безмолвно зависшему в пустом фиолетовом небе, и упала на мягкую пружинистую траву.

Слёзы бежали из глаз, мечтая побыстрее оказаться на свободе и слиться с горячим безветренным воздухом. Вместе с ними сознание покидал сумбур и беспокойство.

Слёзы очищают душу.

Мысль о Земле больше не грела. Горький привкус от глотка истины, испитого ещё в больничной палате так и стоял поперёк горла – признавать совсем не хотелось, но время там и вправду истекло. Словно все каналы оборвались, все мосты сгорели, все ресурсы исчерпаны. Только тоска на сердце: увидеть бы их ещё разок…

Вишна поднялась и дремота под грузом несуразных мыслей быстро отступила: впереди расстилалось бескрайнее цветочное поле. Нежное разноцветье терялось вдали, смешиваясь с синевой трав и стеблей. Только окунувшись в это цветастое море, она ощутила ненавязчивые сладковатые ароматы, граничащие со свежестью морского воздуха.

Девушка потянулась к светло-фиолетовому цветку, напоминавшему тюльпан, и коснулась его шелковистого лепестка – точно таким было её платье. Образ яркой картинкой встал перед глазами: платье, сложенное из лепестков.

Нежные женские руки легонько достают лепестки из цветоложа и выкладывают в потрясающий наряд. Ласковая улыбка и смешливые морщинки вокруг излучающих тепло глаз.

- А теперь соединим, – звучит мягкий голос и две пары рук взмывают над нарядом – руки маленькой Вишны и её мамы.

Новая тропинка памяти открылась девушке, и она смело зашагала по ней, встречая всё новые пейзажи один за другим. Они с мамой часто бывали здесь. Иногда к ним присоединялся отец и тогда на платьях появлялись красивые узоры. Сколько счастливых дней подарили им эти цветочные поля!

Можно было весь день провести, срывая лепестки, а на следующий не найти на том месте ни одного голого растения. Природа – настоящая чудотворница!

Любимые родители… Память о них не оставила от тоскливого чувства одиночества ни следа.

Они тоже были исследователями, но за все её детские годы не побывали ни в одной миссии. Когда же Вишна подросла и успешно прошла творческое тестирование для исследований, их отсутствие стало совместным. Родители нередко встречали её после пробуждения, если возвращались раньше.

- Значит сейчас они где-то здесь, – девушка обратила взор на бесчисленные пирамидки. – Нужно попытаться вспомнить, где именно.

Перед внутренним взором встали таблички с именами – они должны быть на внутренних стенах коридоров, – и неведомый провожатый повёл её в обход серебрившихся на солнце строений.

На табличке пирамиды, где Вишна, повинуясь неслышному сигналу, остановилась как вкопанная, оказалось её собственное имя и цифры, судя по которым она пробыла в исследовании четыре года. Тогда она двинулась влево от строения и обнаружила имя своей мамы: Лиля, цифры под которым указывали, что до окончания её миссии ещё почти два года.

Девушка спустилась в пирамиду по коридору, но кромешная тьма не позволила ничего разглядеть. Решив, что вернётся сюда с фиром, она направилась к строению справа от своей пирамиды и табличка с именем Ладан сообщила, что её папе пребывать в исследовании ещё два с лишним года.

Вишна легко нашла дорогу домой, а следующий день даровал необыкновенное приключение.

- Я нашёл в своих записях, – раздался на пороге ранним утром певческий голос, – что Ритуал Прощания на Мидгард-земле происходит через два-три дня после начала Последнего Сна. Нам лучше поспешить.

- Поспешить? – холодно отозвалась девушка, ещё ничего не решившая на счёт Аэлина.

- Да. Наш день равняется трём мидгардским. Мы должны поторопиться, если хотим... если хочешь попрощаться с теми, о ком вскоре забудешь навсегда, – он осёкся и как-то виновато потупился.

Изумрудная жидкость заманчиво переливалась в его руке и Вишна спешно согласилась, даже не успев порадоваться, что это жидкость, а не мешочек со змеиными сердцами.

 

Два маленьких огонька вылетели из межбровий и закружились в подобии танца. Соединившись в одно целое, они пустились сквозь измерения.



Кристина Романова

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться