Ты будешь нашей мамой?

Размер шрифта: - +

Ты будешь нашей мамой?

Небольшой домик на окраине деревни ничем не привлекал внимания. Ухоженный сад, белый забор и увитые зелёным плющом стены. Лишь внимательно приглядевшись можно было понять, как давно не касались всей этой красоты хозяйские руки. В цветах проклюнулись сорняки, калитка покосилась и неприятно скрипела, а некогда гостеприимно распахнутые двери давно уже никто не открывал.

Вот только, какое дело горожанам до чужих проблем и бед? Им бы со своими справиться.

А внутри дома стояла оглушительная тишина, нарушаемая лишь тяжёлым, сиплым дыханием и тихими, жалобными всхлипами. Мать-одиночка, молодая цветущая женщина с двумя детьми на руках нынче валялась в горячечном бреду на смятых, грязных простынях. Она исхудала, истаяла и от здорового человека остался лишь худосочный скелет, державшийся в этом мире лишь мыслями о сыне и дочери, так доверчиво льнущих к умирающей. Она отчаянно молила всех богов и демонов, в надежде, что болезнь всё же отступит, даст ей шанс прожить ещё немного.

Но так же, как никому из соседей не было дело до её дома, так и высшим силам не было никакого дела до неё. Мольбы оставались без ответа. И с каждым часом, каждой секундой жизнь по капле утекала в никуда, терзая и без того измученную душу бессилием и невозможностью что-то изменить.

- Если бы... Хоть бы один шанс… Призыв… - сухие потрескавшиеся губы шевелились с трудом, а слова произнесённые хриплым, надрывным голосом были едва слышны. – Книга… Ритуалы… Призыв… Обмен…

Судорожно вздохнув, она заскребла пальцами по одеялу и вновь провалилась в беспамятство, отчаянно надеясь на лучшее и прекрасно понимая, что ничего уже нельзя изменить. Видимо, кто-то та наверху, давно уже внёс её имя в список для Молчаливой. У той же выпросить отсрочку не дано и королям, что уж говорить про простых людей?

Простому народу оставалось, молча, ждать, когда же она постучится в дверь костлявой рукой.

Вместе с временным покоем для больной, вновь наступила тишина, лишь изредка нарушаемая лающим, грудным кашлем. Но в отличие от медленно и неотвратимо умирающей хозяйки, остальные обитатели дома спать не могли. И пусть это были лишь маленькие дети, лишённые права голоса и возможности принимать решения, они слишком хорошо понимали, что происходит.

И что будет дальше.

Мальчишка, лет двенадцати на вид, в длинной светлой рубашке и коротких штанах, поправил сползшее одеяло, пригладил взъерошенные волосы матери и устало, по-взрослому вздохнул. Его младшая сестрёнка, так и не решившись перешагнуть порог спальни, переминалась с ноги на ногу в дверях, отчаянно стискивая в объятиях потрёпанного плюшевого зайца. В больших синих глазах стояли слёзы, но малышка семи лет от роду мужественно боролась, шмыгая носом и вытирая предательские капли.

- Мама? – слово, произнесённое дрожащим тонким голоском, упало в тишину как камень.

- Спит, - старший брат снова вздохнул, взъерошив отросшие до плев светлые волосы. Нахмурившись, он продолжал смотреть на бледное, посеревшее лицо женщины. – И ты спать иди, Иса. Вон, за окном давно уж тьма-тьмущая, а ты ещё не ложилась!

- Мама проснётся? – малышка с отчаянной надеждой посмотрела на него, уткнувшись носом в голову игрушки. – Мама же проснётся, да, Вель? Нас не отдадут старосте, ведь так? Вель!

- Цыц, мелочь, - нахмурившись, Вель слез с табуретки и на цыпочках подошёл к сестре. Схватив её в охапку, он потащил вяло сопротивляющуюся Ису дальше по коридору, в комнату, отведённую им под детскую. Усадив малышку на её кровать, ткнул пальцем в лоб, говоря серьёзно и сурово. – Не смей мне нюни тут распускать! Всё будет хорошо! А если мама не проснётся… - тут мальчишка запнулся, сглатывая горький ком, подкативший к самому горлу.

Только вот при сестре надо было оставаться сильным и взрослым, а взрослые они же не плачут, они проблемы решают. Глубоко вздохнув, Вель продолжил, глядя прямо в доверчивые глаза Исы:

- Если вдруг чего и случится, а за мамой придёт Молчаливая, то мы останемся с новой мамой.

- С новой? Откуда мы возьмём новую маму? – Иса нахмурила брови, с подозрением оглядываясь по сторонам. – Глупый Вель! У каждого есть только одна мама! Все это знают!

- Но мы же не все? – вполне справедливо заметил Вель, стараясь улыбнуться как можно веселее. Выходило так себе, даже на его скромный взгляд, но Исе хватило и этих скромных попыток. Увидев, что сестра вновь внимательно его слушает, мальчишка продолжил. – мама мне рассказала, по большому-большому секрету! Сказала, что если с ней что-то случится, мы ни за что не попадём в руки старосты или ещё каких чужаков… Мама сказала, что тогда за нами придёт самая лучшая новая мама! Сильная, смелая! И она будет с нами столько, сколько мы захотим! Хоть всю жизнь!

Пару минут в детской царило молчание. Малышка всё так же недоверчиво смотрела на брата, но видя его уверенность в собственных словах, вздохнула. И спросила робко:

- Столько сколько захотим, да? Хоть навсегда?

- Хоть на веки вечные, - подтвердил Вель и коснулся губами лба сестрёнки. – Но для того что бы новая мама пришла ты должна быть хорошей девочкой и слушаться старших! А значит и режим соблюдать. Поэтому – спать!

- Тогда и ты должен уже спать, - надувшись, пробормотала девочка, тут же забираясь под одеяло и укладывая зайца рядом с собой. – Ты тоже должен вести себя хорошо и соблюдать режим!



Суфи (Юлия Созонова)

#5498 в Фэнтези

В тексте есть: магия

Отредактировано: 20.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться