Удача

Размер шрифта: - +

Арка Джастики. Глава 2. Расставляя приоритеты

— Какое блаженство-о-о… — промурлыкала я, погружаясь в горячую воду. — Как же я соскучилась по тебе, водичка-а-а…

      На острове Йольке, конечно же, была горячая вода, но принимать ванну ежедневно считалось непозволительной роскошью. Заработанных мной денег на это хватало, но их сомнительные деревянные кадушки не шли ни в какое сравнение с этим произведением искусства. Если бы меня так сильно не разморило, то смогла бы даже передвигаться вплавь от одного бортика ванной к другому.

      Обнаружив у нас в каюте ванную комнату, я первым делом выпроводила куда подальше Оливье. Очень надеюсь, что он сможет найти дорогу назад, но при этом не слишком быстро — пусть погуляет по кораблю, а я тут по-нормальному обживусь пока. Поразмыслив немного, выставила следом за Оливье и птичку, которая к тому времени уже пыталась свить гнездо из чистых наволочек и простыней.

      Кутаясь в пушистый и очень мягкий халат, я вышла из ванной. К моему удивлению за небольшим окошком зияла темнота, как, в общем, и в каюте в целом. Почти что на ощупь я добралась до одной из кроватей, запнувшись обо что-то ногой. Чертыхаясь, таки добралась до шкафчика и достала светильник, тут же вешая его на стену.

      Сколько же времени я провела в ванной? Не думаю, что очень уж долго. Во всяком случае, Оливье до сих пор не вернулся, хотя кто знает, где этого чудика носит. Может, он просто-напросто опять сходит с ума со своим фен-шуем и ищет дорогу до каюты одному ему известным способом? С него станется. Главное, чтобы не пришлось отправляться на его поиски посреди ночи.

      Сидя в полумраке каюты, я погружалась в раздумья. Не люблю этим заниматься, как и забивать мысли ненужным бредом. Вздохнув, всё же нашла в себе силы надиктовать небольшой заказ прямо в черепашку со странным названием Передай-мне-привет. У местных эти создания заменяли мобильную связь, телевидение и тому подобные вещи. Если забыть про мою лёгкую неприязнь к черепахам — очень удобно. Удивительно, но под брюхом у Передай-мне-приветов уж точно не притаилась СИМ-карта, которая, как-то обычно случается, не вовремя напоминает об отрицательном балансе, щедро снабжая совсем уж ненужной рекламой.

      Буквально через пару минут доставили небольшой поднос с чайником, парой чашек, корзинкой печенья и местной газетой. Что же, хотя бы пресса у них не сильно отличается от нашей — определила я, мельком пробежав по бумаге взглядом. Написано, правда, чёрте что — я так до сих пор и не выучила язык, за что мне как полиглоту стыд и позор. Так что я сделала, как всегда делала в детстве. Этот метод никогда не подводил: просто забила на текст и начала разглядывать картинки. Мечта неандертальца воплоти.

      — Хе-хе-хе. Оливье, ёпта, семки подал, — как заправский гопник велела я, буквально физически ощущая, как деградирую с невероятнейшей скоростью.

      — Семок нет, — донеслось в ответ. — Зато есть яблочко. Хочешь?

      В поле моего зрения показалось яблоко.

      — Ты совсем ополоумел? — я скептически разглядывала околоплодник этого несчастного яблока. — Ты где его держал? В гестаповских застенках? Гляди: оно всё в завитушках, расписано какими-то значками, да и пожухло совсем. Не иначе, как ты пытал его очень маленьким и очень тупым ножом.

      Яблоко испарилось, словно его и не было. Я вернулась к «чтению». Какие-то листовки с цифрами и лицами. Не иначе как декларации о доходах. Выписки. Цены аж зашкаливали.

      — Не, ты глянь: рожа ломом, не удивлюсь, если звать Гийомом. О, а этот? — я уже еле-еле сдерживалась. — Рожа кисла словно тесто. А у этого! Рожа — злее, а жопа, небось, ещё толще. До чего странные! А этот в сомбреро! Такой молодой и уже аллигарх! Столько нулей…

      Интересно, а если не иронизировать, что сделали эти люди, раз получили такие награды за головы?

      — Разве это так важно? — спросил Оливье. — Деньги не значат ровным счётом ничего. Глупая людская придумка.

      Стоп. Оливье? Он бы никогда такое не ляпнул. Да и когда он успел попасть внутрь — дверь даже не открывалась.

      Я подскочила словно кошка, готовясь зашипеть на незваного гостя и выгнуть спину.

      Морской Дьявол раз… пар… Да как это описать словами?! Морской Дьявол завис в воздухе над вторым креслом и наблюдал за мной с неподдельным интересом. Вот уж кого меньше всего я ожидала увидеть напротив себя.

      Постаравшись не подавать виду, я как ни в чём ни бывало взяла чайничек и попыталась налить себе в чашку чаю. Странно, вроде пустой, а весит как полный. Оглядевшись, я поняла: всё в этой комнате замерло на месте. Время точно остановилось.

      Всякие мелочи перестали волновать меня, уступив своё место по-настоящему важным проблемам:

      — Слушай, раз ты заморозил даже свет… Если я начну двигаться, как поведёт себя моя тень?

      — А ты попробуй, — ухмыльнулся Морской Дьявол.

      Я попробовала. Всё это время он наблюдал за моими играми с тенью со снисходительной усмешкой. С нашей последней встречи его поведение разительно изменилось.

      Вдоволь наигравшись с тенью, я плюхнулась обратно в кресло, закинув ногу на ногу, и потребовала разморозить чай. К моему удивлению он прислушался к моей просьбе.

      — Зачем пожаловал? — поинтересовалась я, отпивая из чашки. — В прошлый раз ты был не слишком любезен, отвесив мне самого пафосного пинка в моей жизни. Я была для тебя кем-то вроде надоедливой мухи, а сейчас мы даже ведём диалог. Что изменилось?

      — Что было — то прошло, не будь такой мелочной, — последовало в ответ. — Ты успела в полной мере насладиться моим подарком?

      — Ты имеешь в виду именной пинок? — фыркнула я в чашку.

      — Нет, я про удачу, — терпеливо пояснил он.

      — Я в неё не верю.

      Моё отношение к удаче было неизменным. Всегда была фаталистом, хотя и не совсем типичным. Чему быть — того не миновать? Думаю, люди тут не совсем правы. Считать, что всем управляет некая сущность, которая по своему выбору решает, кого наказать или благословить? К чёрту таких богов. За всю свою прошлую жизнь не сделала ничего плохого, но страдания, которыми завершилось моё существование почти что в полном одиночестве… Никому бы не пожелала подобной участи.

      Невольно вспомнила один разговор, который состоялся за три года до моей смерти.



      Мы с Аллой сидели в учительской и отдыхали во время большой перемены, когда наши ученики воевали за место под солнцем в столовой. Подогретые в микроволновке спагетти были особенно вкусными, а чёрный чай с мятой особенно бодрил.

      — Ты не слишком переживай. Сергей Петрович не такая уж сволочь.

      Я брезгливо повела плечами, накручивая на вилку спагетти.

      — Мне так не показалось.

      Говорить вслух о том, что директор лицея мудак, я не решилась. И у стен есть уши, а место учительницы французского языка в этом учебном заведении всегда вакантно.

      — Повезёт когда-нить, — попыталась приободрить меня Алла. — Не всегда же Сергей Петрович будет в плохом настроении?

      И тогда я не выдержала. Тщательно фильтруя слова, попыталась донести до неё свою мысль:

      — Знаешь, ты вот веришь в бога рандома, а я — в сатану фарма.

      — Чего? — она вылупилась на меня как на восьмое чудо света.

      — Ты что-нибудь делаешь и думаешь: повезёт или нет. А я о том, что недостаточно постаралась.

      — То есть, ты не веришь в удачу? — недоверчиво спросила Алла спустя пару минут.

      — Нет, — твёрдо произнесла я.

      Принять то, что может так «повести», я не могла. Каков шанс при поиске донора с подходящими тебе стволовыми клетками наткнуться на недобросовестных врачей, способных на откровенную реестровую мафию? Да, от лейкемии я излечилась, спасибо пересадке. Но у меня теперь совершенно другой рак, и хорошо бы прожить с ним хоть пару лет.





      — В тебя тоже не верю, — добавила я, глядя на Морского Дьявола поверх краёв чашки.

      — Честный ответ. Мне нравится, — удивил меня своей спокойной реакцией он.

      Не сказать, что я шокирована таким отличием отношения к моей скромной персоне от прошлой, но удивлена однозначно. Морской Дьявол и не оправдывается скверным характером меня и себя любимого, моего откровенного хамства и идиотизма ситуации в целом. Я мертва, но жива, и не могу сказать, что не благодаря тому, что он пожрал душу хозяйки тела, с которой, как я поняла, обращались так, что лучше и не жить вовсе. Может, и к лучшему, раз она исчезла? Не могу судить по себе, я воспитана в иных условиях, но такие издевательства не проходят бесследно. Надеюсь, она не мучилась...

      — Она сошла с ума. Даже не поняла ничего.

      Я рассеянно посмотрела на Морского Дьявола. Она? Ах да, он же читает мысли.

      — Ответишь на один вопрос? — отставив чашку на поднос, спросила я.

      — А ты задай.

      — Зачем я тебе понадобилась? Ты так и не ответил.

      — Подумал, что раз так стряслось, то нужно выкручиваться. Извлекая пользу, — ответил он. — Человек, которого трудно убить — находка. А у тебя проклятие абсолютной удачи. Чисто теоретически ты не убиваема. Тебе придётся на меня поработать.

      Я опешила. Брови поползли вверх.

      — С какой стати?

      — Я тебя уничтожу, — существо пожало своими конечностями, которые даже в мыслях язык не поворачивался назвать плечами.

      — Ты сам сказал, что я практически не убиваема теперь.

      Нервы ни к чёрту, как бы не храбрилась. Общение с подобными существами выматывало. Потому я подлила себе в чашку новую порцию чая.

      — Ты — да, хотя тут тоже есть свои исключения. Всё относительно. А вот твои новые друзья — нет.

      Ясно, угрожает.

      — Что я получу лично для себя, если соглашусь?

      — Разве жизнь и спокойствие этих людей — мало?

      Уел. 1:1.

      Но вслух я сказала другое:

      — При таком раскладе я могу успешно создать видимость активной деятельности, не особо напрягаясь и околачивая груши. Я не Мать Тереза, чтобы всех спасать.

      — На тебя где сядешь, там и слезешь? — усмехнулся Морской Дьявол. — Тогда при каждом успехе я буду давать ответ на вопрос, который мучает тебя сильнее всего.

      — Всякий раз? — мои брови поползли ещё выше, чем были. — И что я должна буду делать? Не иначе как спасать мир?

      — Да нет, мне нужен подручный, разнорабочий, курьер, рупор и так далее по списку.

      — Чёт дофига профессий. Жизнь меня к такому не готовила.

      В животе образовалось неприятное, тянущее чувство. Не уверена, что справлюсь.

      — Ты отказываешься?

      — Нет-нет, я согласна, — тут же возразила я. — Придётся импровизировать, что уж. Что я должна сделать?

      — Покинуть этот корабль и доставить небольшую посылочку, — мне на колени шлёпнулся возникший из ниоткуда мешочек, — в определённое место.

      — Надеюсь не вплавь?

      Я аккуратно развязала шнурок мешочка и заглянула внутрь. Там обнаружилось то самое яблоко, которое он недавно мне предлагал.

      — Шлюпка. Только учти: принципиально важно взять конкретную шлюпку. И покинуть корабль нужно как можно быстрее. Корабль уже обречён, как и его пассажиры. Это так, подстраховка на случай, если ты передумаешь.

      Я тут же вскочила с кресла и принялась собирать наши ещё не разобранные вещи, запихивая книжки Оливье в его рюкзак.

      — Какого ты тогда тут время тянешь? — пробурчала я, надевая жилетку поверх приталенной блузы. — Уходить, я так понимаю, надо уже сейчас. Куда, какая именно шлюпка? — тут же переходя к насущным вопросам, я взвалила на плечи свою сумку и рюкзак Оливье.

      — Твоя птичка подскажет и покажет, — прилетело мне ответом по голове. Я аж замерла посреди каюты:

      — Что, и птица волшебная?

      — Нет, просто я могу контролировать и направлять неразумных тварей. И да, на твоём месте я бы поторопился: птичка вот-вот станет закуской.

      Поняв, что больше мне ничего не скажут, я стремительным шагом пересекла помещение и, открыв дверь, дёрнула на себя ручку. Обернувшись, я не обнаружила Морского Дьявола.

      Время вновь начало идти как надо. Это я поняла, когда вылетев из каюты в коридор, столкнулась нос к носу с моим салатом, драгоценным Оливье. Поседев и постарев лет на десять (образно) взяла себя в руки (фигурально) и Оливье за шиворот (буквально), после чего поспешила в камбуз. Несложно сложить один плюс один. Птица и закуска априори равно камбузу на корабле. Эдакая морская задачка на логику.

      — Эль, куда мы так спешим? — Оливье с рюкзаком на плечах спешил за мной, перепрыгивая через ступеньки, ведущие к носу корабля.

      Рискуя задохнуться при беге от нехватки кислорода в лёгких, я вкратце обрисовала Оливье ситуацию, избегая упоминать Морского Дьявола.

      — А как же люди? Мы их не предупредим?

      В груди неприятно кольнуло, но я тут же одёрнула себя.

      — Я не обязана их предупреждать. Оливье, поднимется паника, скажи я им о возможном — заметь! — несчастье. Да и могут не поверить и свяжут нас, приняв не пойми за кого, — пришлось озвучивать свою позицию. — А вот если бы я не была в курсе? Мы бы тоже ничего не знали.

      Оливье как-то сдулся, даже не упомянул свою излюбленную муть про приметы, молча следуя за мной. Похоже, мои аргументы очень убедительны. Даже самой противно.

      — Ну, ты ещё можешь отправиться их спасать, — выдавила я из себя. Прощаться с Оливье совсем не хотелось, но это его выбор. — Нам с Пал Палычем будет тебя не хватать.

      — Нет, ты права, Эль, — я чуть с облегчением не выдохнула, но сдержалась.

      Мы молча остановились перед дверью в камбуз. Из помещения доносились какие-то странные звуки и такое привычное уже «кьяк». Мы ворвались в камбуз и застали следующую картину: несколько коков пыталось справиться с нашей птицей, но та вырывалась очень рьяно.

      — Какого чёрта тут происходит? — я скрестила на груди руки, глядя на мужчин исподлобья. — Это наша Ньюс Ку, так какого чёрта вы пытаетесь её приготовить?

      Я кивком головы указала на металлический лоток, где предположительно хотели запечь нашу птичку. Шапочка и крошечная сумочка Пал Палыча, как я начала называть птичку, валялись под столом.

      — Это наш друг, — добавил Оливье.

      Я удивлённо уставилась на парня. Когда они только успели стать друзьями?

      Перед нами извинились, поведав, мол, один из пассажиров оказался не слишком прост, и, увидев нашу птичку, возжелал отведать её мяса. Этот каприз чуть не стоил нам любимца. Оливье возмутился и заявил, что хочет отомстить нахалу, раз те всё равно обречены. Я не стала мешать, но на всякий случай сопроводила его «на дело». Если честно, то я разделяла его позицию. Никогда не любила тот сорт людей, который считал, что за деньги может купить всё.

      Мгновения, проносящиеся в каюте этого упыря, запомнились мне надолго. Нет, не местью аристократу. Не ею. Удивил Оливье. Я возрадовалась, что парень на моей стороне, а не по ту сторону баррикады.

      Опасливо косясь на Оливье, мы с Пал Палычем добрались до той части верхней палубы, которая имела доступ к шлюпкам. Стараясь быть незаметными, таки спустили нужную шлюпку на воду.

      — Не могу сказать, что буду жалеть о прощании с кораблём, — нарушила я затянувшееся молчание спустя длительный промежуток времени. Корабль давно был позади, но не тревоги. Мы же выбрали нужную шлюпку? О последнем я незамедлительно проинформировала птичку: — Пал Палыч, если подвёл — буду по тебе скучать. Думаю, во фритюре ты получишься отменным.

      Птичка рванула к Оливье, прячась у него за спиной. Парень же насупился, морща своё веснушчатое лицо.

      — Шутка, — тут же замахала руками я и улыбнулась. Оливье и Пал Палычу не обязательно знать, что от лучших курортов и спокойной жизни я отказалась ради них. Как-то не хотелось пока делать акцент на том, что мои спутники для меня важны. Не много ли чести?

      Шлюпка мирно качалась на волнах, но буквально в паре километров был виден смерч, а небо в том месте было темнее чёрного. Что-то мне подсказывало, что это наш корабль. Стало не по себе. Оливье и птица развалились в одной части шлюпки; без задних ног, в обнимку, они спали. Наверное, хорошо, что они не видят.

      Грустно улыбнувшись, я погладила Оливье по его рыжим вихрам и села обратно, вытаскивая из сумки мешочек со странным яблоком. Интересно, насколько этот фрукт важен, если Морской Дьявол отправил меня передать его кому-то?

      Я вздохнула. Чувствую себя эдаким Иванушкой Дурачком, который идёт туда, не знаю куда, несёт то, не знаю что. Ирония.

      Когда стала видна суша, я разбудила Оливье и Пал Палыча.

      — Господа, вижу землю. Мы будем жить, и возможно даже счастливо, — «обрадовала» я их.



Askarida Moon

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги