Удача

Размер шрифта: - +

Арка Джастики. Глава 6. Затишье перед бурей

    Позади хлопнула дверь. Лязгнул засов. Я растерянно разглядывала трактирщика, вытирающего покрытый испариной лоб.

      — Эм… — я не знала, как начать. — Спасибо? Но почему вы нам помогли?

      — Для начала вас нужно спрятать, — мужчина одарил нас улыбкой. Да и весь его вид излучал доброжелательность. — Поспешим, — и с этими словами он скрылся за стеллажом, уставленным ящиками.

      Девочка висла на мне, обнимая за талию.

      — Ты его знаешь? — я погладила её по волосам.

      Она мотнула головой.

      — Нет.

      Я прислушалась к своим ощущениям. Стоит ли опасаться трактирщика? Стоит, определённо стоит. Я не верю в…

      Точно.

      Рука непроизвольно потянулась к глазам. Я помассировала виски. Удача. Неужели эта мадам и на этот раз приложила свою загребущую лапу, подкинув добродушного мужичка, страждущего помогать всем и вся? Но чёрт с ним, не та ситуация. Поздно уже думать.

      Потянув за собой девочку, мы проследовали за трактирщиком. Он провёл нас на кухню. Подойдя к висящей на стене картине, повернул, из-за чего изображённая на ней вазочка с фруктами странно балансировала на опрокинутом столике. Раздался щелчок, но ничего не произошло.

      Трактирщик переставил банку с подвесной полки на пол, надавливая на доску. Снова щелчок.

      — Да это же тайник! Тайный ход! — девочка в восторге хлопала в ладошки. Я же мрачно наблюдала за происходящим. Что ещё скрывает этот город? То я вижу беспрекословное послушание, то я наблюдаю за системой тайных ходов. Ничего хорошего.

      Выключив-включив-выключив свет на кухне, дождавшись щелчка, мужчина подошёл к шкафу с посудой. Часть стены со шкафом отделилась. В расщелину можно было с лёгкостью протиснуться.

      — Пойдём, вас нужно спрятать, — трактирщик поманил нас.

      — Можем немного подождать? — я на всякий случай решила потянуть время. — Мой друг должен вот-вот подойти. Я не могу его бросить.

      Мужчина понимающе кивнул и пригласил нас за стол. Сам поставил на плиту чайник.

      — Так почему вы решили нам помочь? — всё же решила спросить я.

      — Мы давно ждали таких, как вы, — в меня неприлично ткнули пальцем.

      Мне не понравилось это «мы».

      — Так вас много?

      — Достаточно, — уклончиво ответил трактирщик. Похоже, пока и он не собирается посвящать меня в детали. Чёрт, во что же я ввязалась?

      Чайник засвистел. Трактирщик разлил чай по чашкам и поставил их перед нами. Придвинул тарелку с печеньем к девочке, и та тут же начала с жадностью поглощать это нехитрое угощение. Пришлось хлопнуть её по руке и отобрать тарелку.

      — Ты давно голодаешь? — хмуро спросила я.

      По молчанию девочки всё стало понятно.

      — Тебе станет плохо, если съешь много, да ещё и печенья, — я вернула трактирщику тарелку. Подумав, обратилась к нему: — Лучше дайте ей чего-то посытнее. Скажем… — я заметила хлебницу. — Хлеба. Молоко есть?

      Через минуту перед девочкой лежала пара кусочков белого хлеба и стакан молока. Чавкая, она поглощала свой паёк. Ну, хоть плохо не станет — размоченный в молоке хлеб не будет царапать стенки желудка.

      — В очередной раз понимаю: люди снаружи отличаются от нас, — вздохнул трактирщик.

      — Да-да, особенно учитывая то, что для толпы взрослых нормально, когда ребёнка и его мать, находящихся на грани, приговаривают к нелепым наказаниям! — вспылив, я ударила кулаком по столу. Девочка чуть не подавилась своим молоком.

      — Вы не совсем правы, — мужчина покачал головой.

      Меня почему-то тряхнуло. Толпа мурашек пробежалась по телу. Я только сейчас заметила — он ни разу не назвал меня «юной леди» за этот недолгий диалог.

      — Не желаете объясниться?

      Трактирщик вздохнул. От его розовых щёк, ещё недавно полыхающих румянцем, отошла кровь. Он был бледен.

      — То, что все прямо пищат от восторга от местных порядков — неправда, — огорошил меня трактирщик. — Правда в том, что из-за запрета на осуждение власти все вынуждены молчать. Под соусом абсолютной законности прячется тирания местного дворянина — барона Де Колбасена. Его семья истово ратовала за соблюдение старых законов и традиций, прикрываясь ими для защиты от полицаев — в случае, если их верхушка захочет вмешаться, или иметь свою долю — и от бунтующего населения. По факту, семья Де Колбасена держит в кулаке целый остров. Без него, конечно, всё не рухнет, но дышать уже будет полегче — в своей неуёмной жадности он год за годом повышает налоги, придумывает всё более нелепые ограничения и штрафы, объясняя этим высокие цены и гостевой налог. Все бунты в прошлом были жестоко подавлены, и теперь даже самые смелые горожане не рискуют творить что-то подобное, ведь никто из нас не знает, когда и кто может донести друг на друга.

      Он замолк, а я задумалась. В который раз за сегодня мне уже открывают глаза на истинную суть Джастики? Хорошо ещё трактирщик начал свой сбивчивый рассказ совсем с другого конца, и далеко не так подробно, как его предшественник. Сопоставляя его информацию с байками от Морского Дьявола, я по кусочкам собирала этот дурацкий «пазл». Кстати о моём работодателе.

      Де Колбасен — тот, кому Морской Дьявол велел передать яблочко. Но что же получается? Барон — местный узурпатор, дрянь, которая и виновна во всей абсурдности. Ну, или в большинстве случаев. И чего он добивается? Яблочко явно необычное, такое опасно давать кому попало. Или тут есть подвох? Стоит обсудить это с Оливье.

      Уронив голову на сложенные руки, я тихо ругнулась про себя. Возвышенные слова о торжестве морали и закона оказались не более чем пустым звуком. Возможно, изначально они и имели какой-то вес, но лишь до тех пор, пока не нашелся хитрый жук, решивший на этом сыграть. Этот мир ничем не отличается от моего. Совершенно.

      До ушей донёсся стук в дверь. Мы напряглись. И тут моя Передай-мне-привет заголосила в сумке. Достав её, я ответила.

      — Оливье?

      — Не хотите меня впустить? Я у чёрного хода.

      — Ага, сейчас впустим, — отключившись, я кивнула трактирщику. Тот понял меня и направился к двери. Мы с девочкой остались одни.

      Оливье вошёл в кухню явно не в лучшем расположении духа.

      — А это не та черепаха, что была у тебя в каюте? — подозрительно протянул Оливье, поглядывая на зверушку в моих руках.

      Я ойкнула.

      — Ну да. Полезная штука.

      — Никогда бы не подумал, что ты клептоманка, — он хмуро смотрел на меня исподлобья. — Выходит, предупреждать никого было нельзя, а пиздить черепаху — можно?!

      — У черепашки есть одно весомое преимущество! — попыталась оправдаться я, заталкивая виновницу спора обратно в сумку.

      — Какое же? — он скрестил руки на груди.

      — Ну… Она хотя бы не пыталась сожрать нашего Пал Палыча.

      Оливье скептично приподнял брови.

      — Звучит не очень убедительно.

      — Иди ты, Оливье! — буркнула я. — Попробуй сам придумать оправдание за такое короткое время! Уверена, будет звучать ещё хуже!

      — Ладно, чёрт с тобой, — махнул рукой Оливье.

      И тут он заметил тайный ход.

      — О как…

      — Да-да, сама удивлена, — я усмехнулась и пожала плечами.

      Оливье, потеряв интерес к тайному ходу, подошёл ко мне.

      — Я прямо чувствую твоё невероятнейшее желание поделиться со мной деталями, — подмигнув, он похлопал меня по плечу.

      — Эх, куда денешься, — вздохнув, я начала: — Понимаешь ли, Джастика…

      — Так, — прервал меня трактирщик, — эту часть истории я знаю. Позвольте откланяться. Подыщу пока комнату для Билли.

      Взглянув на заинтересованную мордашку девочки, я поспешила добавить:

      — С собой прихватите Билли. Нам нужно обсудить… — в глазах Билли вспыхнул неподдельный интерес. — … некоторые взрослые дела.

      Оливье стрельнул в меня взглядом, удивлённо приподняв рыжие брови. Я стоически выдержала и это испытание, дождавшись, пока трактирщик с девочкой скрылись с глаз.

      — Взрослые, да? — Оливье с иронией поиграл бровями.

      — Кажется, кому-то уже не нужны подробности? — я оглянулась в поисках того, чем можно огреть его по голове. — А ещё мне почему-то кажется, что этот кто-то в скором будущем отправится за этой парочкой…

      — Эй, я просто пошутил! — возмутился Оливье.

      — Вот и не забывай про субординацию, — улыбнулась я.

      Он сел напротив меня и замер в ожидании. Я же задумалась: с чего бы начать? Не хотелось грузить мозг парня лишним, как это сделал не так давно Морской Дьявол. Нужно быть краткой.

      Более-менее решив, что и как сказать, начала:

      — На первый взгляд Джастика — обитель чудаков, помешанных на законе, но по факту виной всему некий барон Де Колбасен, который правит на этом острове. Людям не нравится, но его семейка слишком глубоко пустила свои корни. Мало того, что душит граждан непомерно высокими налогами, так ещё и наказания не оправдывают преступления. Вопросы на данном этапе? — по привычке спросила я, проверяя, что поняли из сказанного.

      — Дальше давай. Пока ничего такого не вижу. У каждого народа свои заморочки, — нахмурился Оливье, складывая на груди руки. — У меня вот на родине в таких ситуациях били власть по голове и в спешном порядке меняли её.

      — Согласна с тобой. У всех свои порядки, — кивнув, уставилась в окно. — Меня происходящее на Джастике, в общем-то, не касалось до тех пор, пока меня не достал местный полицай… И пока я не увидела некую сцену.

      — Какую? — Оливье превратился в слух.

      Я подпёрла щёку кулаком.

      — Видел девочку, которую увёл трактирщик? — дождавшись кивка, продолжила: — Так вот, как я поняла, девочка и её мать голодали. На площади я увидела их обеих, толпу и полицая, который обвинял полумёртвую и исхудавшую мамашу в «праздном безделии», попрошайничестве и бродяжничестве, ссылая ту на рудник. Толпа одобрила наказание. Девочке же хотели оттяпать руку за воровство. Это тоже для всех казалось нормой. Когда я попыталась воззвать к милосердию, то мне сказали подчиняться закону.

      Я посмотрела на Оливье. Внешне он выглядел спокойно, но по тому, как захрустели его костяшки, когда он размял кулаки, мне стало жутко. Я боялась такого Оливье. Там, на корабле, он в таком состоянии чуть ли не в фарш превратил человека.

      — Оливье?..

      — Этот город надо придать огню… — встав со стула, он, было, направился к выходу из кухни, но я подскочила к нему и повисла на руке.

      — Успокойся, Оливье…

      — Чтобы избавиться от этой заразы, нужно пройтись по нему огнём и мечом… — его глаза нехорошо так блестели. Да как его успокоить?

      — Ты ещё предложи землю посыпать солью, чтоб та не плодоносила многие годы…

      Он как-то подозрительно оживился. Я заскользила по полу подошвами, пока пыталась остановить Оливье. Да почему он такой сильный?!

      — Я ещё не всё рассказала! — в отчаянии выкрикнув, лихорадочно соображала, что же делать.

      — Хорошо, — так же быстро успокоившись, как и вспылив, он вернулся на своё место. Сел.

      Я перевела дух, хватаясь за сердце.

      — Кстати, где Пал Палыч? — решила ненадолго перевести тему.

      — Остался снаружи, — ответил Оливье. — На стрёме.

      — Ясно… Оливье? — позвала я.

      — Что? — парень уставился на меня своими невероятно выразительными карими глазами.

      — Я должна перед тобой извиниться…

      — Да что стряслось?

      Оливье смотрел на меня уже с беспокойством. Мне было паршиво. Как же я собиралась путешествовать с ним, если скрывала свои цели?

      Поправив жилетку, уселась на стул. Глаза было поднимать стыдно. Чёрт, я дура.

      — Тебе может не понравиться то, что я скажу.

      — Эль, да говори уже! Не тяни кота за хвост!

      Я достала из сумки мешочек с яблоком и придвинула его к Оливье. Он тут же распахнул его и удивлённо крякнул. Яблоко покатилось по столу и замерло на середине.

      — Откуда у тебя запретный плод? — Оливье смотрел то на меня, то на яблоко.

      — Так оно называется запретным плодом? — судя по его реакции, парень в курсе, что это за яблоко. — Отныне я работаю на Морского Дьявола его курьером и чёрт ещё знает кем. Мне было велено передать это яблоко… этот запретный плод, — пришлось поправиться, — барону Де Колбасену.

      — Тому самому, который гнобит местных? — спросил Оливье.

      Я кивнула. Даже и не знаю, радоваться или нет тому, что он так быстро соображает?

      — Ты серьёзно про Морского Дьявола?

      — Абсолютно, — даже обидно, что он мне не поверил. Я надула губы.

      — Ты знаешь, что за яблоко ты таскала всё время с собой? — да он засыпал меня вопросами.

      — Есть пара догадок, но не более того. Понимаю, что оно необычное.

      — Ты даже не представляешь, насколько, — вздохнул Оливье. — Так, смотри на мою руку.

      Я уставилась на его жилистую руку с чуть выпирающими венками.

      — Смотрю. И?

      Оливье хмыкнул.

      — Уменьшься!

      На моих глазах его рука стала заметно меньше в размерах. Я растерянно разглядывала его ладошку, больше подходящую мальчишке, но не взрослому парню, которым был Оливье.

      — Я съел запретный плод Уменьшения и теперь могу делать что угодно как меньше, так и больше, — фыркнул Оливье и что-то пробормотал. Рука вновь стала такой, которой только что была. — Какая сила именно у этого яблока — без понятия. Запретные плоды бывают разными. Он может быть как бесполезным, так и даровать огромную силу.

      — Ничего себе…

      Сказать, что я удивлена — ничего не сказать. Но пришлось взять себя в руки.

      — Так что ты должен понимать, что находиться со мной опасно. Я не знаю, что затеял Морской Дьявол. Совершенно бессовестно втянула тебя во всё это, не узнав твоего мнения… — я взяла яблоко и убрала его в мешочек. — Пока не поздно в это всё не влезать. Оплатишь штрафы и будешь жить спокойно. В знак извинения я компенсирую затраты…

      — Не пори чушь, — Оливье щёлкнул меня по лбу. — Я сразу понял: ты — странная. Но именно поэтому и пошёл за тобой. Так что не забивай голову.

      Какой же он хороший… И тоже странный. Жуть, меня успокаивает парень, который лет на пять меня младше. Докатилась.

      — Давай заново перезнакомимся, что ли? — он протянул мне руку. — Ангус вер Оливье из страны великанов к твоим услугам.

      — Elle. С одного достаточно древнющего языка переводится как она, — я пожала его ладонь, но тут же замерла. Недоверчиво окинула взглядом. — Страна великанов?

      — Именно, — он усмехнулся. — Тебя удивляет то, что я великан?

      — Знаешь, Оливье… Ты самый невысокий великан, которого я только могла себе вообразить, — призналась я.

      Но наше знакомство было прервано. Громкие тревожные звуки донеслись до нас с улицы. Неужели сирена?

      Мы с Оливье переглянусь.

      — Похоже, по твою душу, Эль.

      Я погрозила ему пальцем.

      — По нашу Оливье, по нашу.



Askarida Moon

Отредактировано: 16.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги