Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Вместо предисловия - 2

  Началась наша история именно с него, хотя главным героем он и не является. Но можно с точностью утверждать, что зачинщик удивительных приключений, да и самих приключенцев, был, несомненно, господин Шестерня. Нет, Тим не из тех, кто специально что-нибудь этакое вытворяет, но было у него по природе своей поразительное умение - вляпываться в неприятности. Поэтому-то он и предпочитал в обычные дни вести затворнический образ жизни, не вступая ни с кем в контакт и не показывая лишний раз носу из своей подземной лаборатории.

   Лелеял Тим, как и всякий уважающий себя изобретатель, одну мечту. Не из ряда, конечно, мировых, грандиозных да масштабных, нет. Вынашивал уже давно в себе Тим идею создания робота, и не простого, а чтоб непременно человекоподобного, с зачатком интеллекта и способностью обучаться. Хотелось инженеру, чтобы был у него помощник - мини-Тим - хранивший в своей памяти ответы на такие животрепещущие вопросы как: 'Куда я подевал свой карандаш?', 'Где этот проклятый чертеж?', 'Что я хотел сделать?' и другие особо важные заботы повседневной жизни, которые никак не хотели укладываться в забитой голове инженера. Рассеянность - вот, по моему мнению, главный враг всех одержимых, в хорошем смысле этого слова, людей. И для воплощения своей задумки, решил Тим совершит путешествие через десять государств для того, чтобы встретиться с другим, таким же талантливым изобретателем и обменяться с ним опытом. Этот другой, не менее интересный, но и не менее рассеянный и скрытный инженер, известен изобретением заводных собак, пользовавшихся теперь бешеной популярностью по всему свету. Надо отметить, что собаки эти были и впрямь великолепны и удобны в работе: их не нужно кормить, скорость бега развивают довольно приличную, но самое большое преимущество состоит в том, что их невозможно подкупить, как, например, живых людей или животных. И если возникала необходимость поймать преступника, то лучше их никто справиться и не мог!

   Тим тщательно подготовился к этому путешествию: сложил аккуратно в свой саквояж дневники, куда записывал интересные мысли и идеи, сменил тапочки на неудобные скрипучие лакированные туфли и даже снял свой замасленный халат. В общем, сделал над собой усилие и приобрел вполне презентабельный внешний вид. Взашел на дирижабль, хоть и боялся высоты, и отправился на встречу с неизвестным. Но знакомству двух гениев не суждено было состояться. Еще долго можно гадать, чего в итоге лишился весь мир, а может быть даже, что его миновало, но судьба, в виде проливного дождя с громом и молнией решила именно так. Летательный аппарат инженера потерял управление, едва перелетев третье государство, и рухнул недалеко от горного хребта, как раз в тот момент, когда воздушные пираты, обитавшие в пещере неподалеку, задумали заполучить этот дирижабль себе. Именно эти пираты и спасли жизнь всем тем, кто выжил в крушении, потому как сидели неподалеку в засаде, а ждать иной помощи пришлось бы ни один день. У Тима отобрали его саквояж и дорогие часы - королевский презент, но подарили жизнь. Раненого и без сознания его отправили с первым же встречным караваном обратно в столицу Благкрая, где обеспокоенный король Эдмунд уложил инженера в госпиталь на долгие три месяца.

   Но судьба не остановилась и на этом, и вместо одной встречи, подарила Тиму Шестерне другую, намного важней для самого инженера, чем он мог себе даже представить. Король Эдмунд настолько испугался возможной потери своего любимого изобретателя, что не пожалел никаких сил и средств дабы восстановить здоровье последнего. Для такой важной миссии он выбрал самого лучшего и преданного своего придворного мага и близкого советника - прекрасную волшебницу Аэлинду. Была она из дивного народа и помимо очень привлекательной внешности обладала сильным природным даром чувствовать нити этого мира. Ее способность связать их воедино могла ускорить выздоровление и срастание костей Тима вдвое быстрее, чем сделал бы это процесс, задуманный самой природой.

   Поначалу, идея лечить какого-то путешественника-неудачника показалась волшебнице глупой, но перечить королю Эдмунду она не смела и, присев в вежливом реверансе перед правителем, отправилась в комнату, что выделили Тиму под покои. Когда же Аэлинда познакомилась ближе с инженером и ей удалось растопить ледяную стену недоверия, то волшебница очень даже увлеклась молодым человеком и с удовольствием слушала его рассказы об устройстве того или иного механизма. Конечно, девушкам обычно это малоинтересно, но, прожив всю жизнь бок о бок с волшебством, Аэлинда искренне радовалась возможности узнать магию механики, такую далекую от нее. Молодую волшебницу давно забавляли музыкальные шкатулки, и они казались интересней самого странного колдовского артефакта, принадлежащего ее семье или поднятого со дна мирового океана. Для Аэлинды в магических вещах все просто и понятно: Вот украденная у певчей птички, что жила много лет назад, нить голоса, сплетенная в узор мелодии вот ниточка временного потока, что завязана узелком с двух сторон мелодии, ограничивая количество тактов. Все это оплетено сеточкой из нитей пространства, чтобы не уплывали сотворенные до этого заклятья. Настолько просто и понятно, что даже скучно. Но если взять латунную шкатулку, где нет никаких волшебных нитей, а только многочисленные шестерни, пружины, пластины с дырочками, и от завода она поет не хуже певчей птички - вот это поистине настоящая магия.

   Спустя пару месяцев во влиянии ее магических сил уже не было нужды, но Аэлинда продолжала проводить с Тимом долгие вечера, слушая его увлеченные рассказы. Инженер был рад не меньше, удивляясь как кому-то стали интересны не только его изобретения, но и он сам. Обычно у него всегда вначале спрашивали, как устроено тот или иной механизм, но когда Тим вдавался в подробности, люди быстро уставали и принимали такой суетливый вид, будто только что вспомнили о важной встрече. Слушатели сразу же принимались извиняться и откланивались, прося как-нибудь прислать инструкцию почтой. Так что Тим давно мечтал иметь возможность поговаривать хоть с кем-нибудь, вот так просто, по душам. Теперь он больше не сокрушался на судьбу, что не дала ему встретиться с таким же инженером, а с удовольствием принимал другие открытые ею этим случаем двери.



Маричка Вада

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться