Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Вместо предисловия - 4

     Граф ДеШирак настолько увлекся всеми этими запрещенными заклинаниями, что совсем потерял счет времени и буквально не видел белого света, а только пыльные полки библиотеки. Часть старинных рукописей он незаметно унес к себе в башню. Если бы архивариусы Академии узнали про это, то графа немедленно бы лишили сана волшебника, отобрали красивую мантию и сослали бы на общественные работы в рудники. Но им и в голову не приходило, что такой уважаемый всеми человек, ученый муж и увлеченный маг, был способен на нарушение заведенных магическим орденом порядков.

   Между тем ребенок Тима и Аэлины рос, проявлял сообразительность, а копной темно-рыжих кучерявых волос очень сильно походил на отца. Девочка с удовольствием играла с различными отвертками, шестеренками, шурупами и винтиками, а когда научилась ходить, то постоянно лезла к отцу под руку в попытках помочь. И была она такая маленькая, миниатюрная куколка, что все ее прозвали вначале Микро-Тим, потом сократили до Микра-Т, а следом и вовсе осталось за ней одно прозвище "Микра". И жили они счастливо, наслаждаясь семейными радостями и совершенно не скрывая свою любовь, чем еще больше приводили в бешенство графа ДеШирака.

   Однажды, стоя в своей башне, он увидел в окно, как по улице прогуливалась семейная чета Шестерни. Аэлинда стала еще прекрасней, Тим как будто тоже похорошел и поправился. Они держали за руки неугомонно подпрыгивающую Микру и громко смеялись. Это настолько вывело истощавшего и ссохнувшего от собственной ненависти графа, что он со злости плюнул в окно. Но то ли у него пересохло в горле, то ли поднялся едва заметный ветер, только слюна повисла вначале на нижней губе, а затем плавно скатились на новенькую мантию, что заставило графа буквально взорваться от несправедливости этого мира. ДеШирак вдруг осознал, что только он достоин счастья, а бессовестный инженер увел это счастье прямехонько из-под носа. Искренне недоумевал злой колдун от бестолковости изобретателя. Отчего Тим никак не хочет заниматься государственными делами? Не ходит на королевские Советы, да и вообще, не живет на широкую ногу? Почему вся семья этой прекрасной волшебницы вынуждена ютиться в скромном домике - пусть он и был светлым и чистым, - а не построит себе величественный дворец, ну или замок, в конце концов? В общем, граф так распалил себя, что захотел заставить страдать невинного инженера так же, как он сам, и ничего умней не придумал, чем бросить проклятье вслед идущей семье.

     Черные нити заклинания потянулись к Тиму. Нить Мора темно-синей полоской взвилась по улице в попытках перегнать смоляную липкую нить Смерти. Но в последнюю минуту, как только проклятье готово было внедриться в молодого человека, связать узлом его внутренние органы, сжать сердце и опоясать легкие, прекрасная Аэлинда встала позади мужа, чтобы поправить ему воротник. Стоит ли говорить, что все оно врезалось в молодую волшебницу и поразило ее. Аэлинда почувствовала небольшой укол в сердце да головокружение, и попросила вернуться домой, где легла в постель и тут же заснула. Но на следующее утро она все еще чувствовала слабость и ужасную усталость и предпочла отлежаться в кровати.

    Проклятье, поразившее ее, оказалось настолько мощным, а нити сплетены настолько прочно, что сил Аэлинды не хватало справляться с ним, и она стала день за днем угасать прямо на глазах. Ни один волшебник, ни один целитель, никто не знал, как помочь прекрасной волшебнице, таким древним было это заклинание, и хуже того - искренним. Дошло до того, что Аэлинда легла в постель вечером, задолго до ужина, и уже не смогла подняться.

   Со стороны казалось, будто она спит крепким сном. Но на самом деле из последних сил Аэлинда погрузила себя в магическое оцепенение, надеясь, что ее природного дара хватит поддержать еле теплящуюся жизнь до нахождения лекарства. Тим не мог с этим смириться и, попросив у короля поддержки, опустился на дно в город-под-водой, где передал Аэлинду в руки дивного народа. Те, в свою очередь, уложили волшебницу в яхонтовый саркофаг, и Верховный Жрец спрятал этот горький груз в тайном месте. Безутешный Тим сопровождал свою молодую жену, обливаясь слезами, и не мог вымолвить ни слова, обвиняя в случившемся себя. По прибытию обратно на поверхность, инженер никак не мог собраться с силами и сесть за работу. Он все думал, как смириться с жизнью под магическим куполом? Что такое придумать, чтобы быть рядом с возлюбленной?

    Граф ДеШирак же немного расстроился и даже почувствовал некое подобие укола совести, но длилось это у него недолго, минут пятнадцать. Приняв случившееся за шанс продвинуться по карьерной лестнице, он уже через пару месяцев стал вхож в общество короля и даже привечен ласково. Король Эдмунд сильно переживал потерю такого мудрого советника как Аэлинда, а граф всячески его утешал, не забывая нашептывать, что во всем виноват Тим Шестерня.

     Одним дождливым утром молодого инженера осенило. Он решил создать железную вездеходную машину на паровом двигателе, чтобы иметь возможность жить рядом с женой и не бояться необузданных сил океана. День и ночь Тим рисовал схему нового механизма, прорабатывал строение двигателя и насосов, искал подходящий материал, позабыв обо все на свете. А Микра, предоставленная на попечение трем роботам, слонялась по дворцу без дела и очень скучала. Маленькой девочке было совершенно непонятно, почему мама оставила их, а отец позабросил привычные игры и заперся у себя в лаборатории.

    В попытках развлечься, она наряжала Шляпу в различные наряды Аэлинды, к слову роботу это занятие очень нравилось. Как-то Микра вслух заметила, что блестящая латунная голова смотрится как ужасная плешь в образе дамы, чем забросила зерно сомнения в неотразимости робота. Девочка сделала это случайно и никак не хотела обидеть Шляпу, да тот, собственно говоря, и не обиделся, однако принялся серьезно размышлять над решением этой глобальной для него проблемы.



Маричка Вада

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться