Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 1

Была ранняя весна и позднее утро. Микра сидела на пеньке и вздыхала, пока Дверца расчесывал ее спутанные, вьющиеся как у отца волосы, и пытался заплести их в косы.

- Девочка должна быть опрятной, - монотонно бубнил Дверца, стараясь сильно не дергать расческу.

- Мы в лесу, какая разница как я выгляжу, - пробурчала Микра.

- Даже в лесу, ты всегда должна оставаться маленькой леди.

- До меня нет никому дела! Тем более до моих противных волос.

- Тебе самой должно быть до тебя дело, - возразил робот. – Опрятность должна войти в привычку. Вот мастер вернет Аэлинду к жизни, будем жить опять во дворце, и там ты покажешь, как ведут себя истинные леди. А если начнешь скакать, будто белочка с растрепанным хвостом, то никому от этого радости не будет.

- Не вернет ваш мастер мою маму, - скорчила носик девочка. – Она нас бросила. Но я уже взрослая, чтобы во всем разобраться. Дверца, мне десять лет! И я устала слышать одну и ту же сказку от всех вас.

- Маленькая леди, никто тебя не обманывает. Мама твоя действительно очень больна.

- Да? И где она? Почему я ее не видела?

- Скоро увидишь. Мастер сказал, что машина-краб почти готова. Осталось кое-что подлатать. Вот тогда и отправимся в большое путешествие.

- Ну, это даже не смешно, - топнула ногой девочка и привстала с пенька, в надежде вырваться из цепких рук робота. Но у нее ничего не вышло и, вздохнув, как обычно вздыхала в безвыходных положениях ее мама, села обратно на пенек. – Эта большая железяка просто утонет. К тому же, как ее до океана дотащить?

- О, мастер уже обучил меня ею управлять. Все на самом деле очень просто - уголь в топку, вода в пузе греется, и пар заставляет перебирать шесть ног по земле. А когда дойдем до океана, то специальный насос будет забирать воду спереди, а сзади выпускать. А что, по-моему, идея сродни гениальной! Краб на паровой тяге. Мастер, твой отец, все же великий человек.

- Бла-бла-бла, - девочка сделала характерный жест рукой, изображая квакающую лягушку. - Сколько раз я это слышала. Настолько гениальный, что не уберег маму и забросил свою дочь?

- Ну не сердись на него, он тебя любит.

- А как он предполагает из лесу выбираться? Или, по-твоему, от такой гениальности деревья будут сами разбегаться в разные стороны из-под краба?

- По дорожке, что проложили из села, краб должен пролезть, а дальше по обычным трактам, прямо к океану. А если понадобится, можем и через лес. У Мастера и на этот случай припасен фокус-покус.

- А кто, в случае чего, убирать препятствия будет? Ты или Шляпа, может быть Фонарь?

- А что сразу Шляпа? – послышался еще один голос, более высокий и мелодичный. Это приближался другой робот и, заслышав в разговоре свое имя, подумал, что вновь натворил что-то такое, из-за чего на него сердятся. – Может это и не я вовсе.

- Вот именно! Не ты и никто другой! – сердито крикнула девочка. – Ты закончил?

- Да, теперь ты похожа на маленькую фею или принцессу, - Дверца критично оглядел свою работу и заправски поправил вьющиеся вверх нелепые усы. - Настоящая леди!

Микра фыркнула и соскочила с пенька.

- Пойду прогуляюсь.

- А как же наука? – ужаснулся Дверца, привыкший, что их жизнь идет по расписанию. У него был составлен четкий график, когда и чем должна заниматься маленькая леди, и отклонения, а они случались довольно часто, нервировали робота. – Вначале мы должны позаниматься.

- Вот и занимайся! - бросила ему через плечо удаляющаяся с поляны девочка.

- Нет, это полное безобразие, - робот засеменил за ней следом, - я мастеру расскажу!

Дверца начинал негодовать. Злиться он по-настоящему не умел, но вот любое расстройство чувств вызывало странную реакцию механизма: жизнь, заложенная в него волшебством, разгоралась с силой и вода в желудке, а она там всегда присутствовала, начинала закипать. Дабы избежать перегрева отдельных частей, Тим выпилил Дверце в черепушке дырочку и припаял небольшую трубу-дымоход, выходившую прямо из шляпы-котелка. Смотрелось это не очень эстетично, но помогала избежать отсырения и сохранить электрические внутренности целыми. Дымоход стал индикатором настроения Дверцы и сейчас, по небольшой струйки пара из трубы, можно было понять, что тот явно недоволен.

- И что он сделает? - съязвила девочка.

- Отдай расческу, - за Дверцей следовал Шляпа, и ему было все равно и на науку и на нарушенный график, но волосы, что оставались на расческе после заплетания Микры стали для него всем. Он уже давно собирает и укладывает их в карман своей курточки, храня надежду когда-нибудь приклеить к своему чугунному лбу настоящие локоны. Шляпа уже делал попытки завести собственные волосы, но все они оканчивались полным провалом. 

Их уединенная жизнь в лесу, казавшаяся такой скучной маленькой Микре и такой необходимой ее отцу, началась с проделки Шляпы. Когда же они переехали подальше от дворца и дорогих вещей, какие еще могли ненароком испортить роботы, Шляпа насобирал тополиного пуха и приклеил его себе на голову. Но у Микры оказалась сильная аллергия, глаза девочки настолько опухли, что издалека казалось, будто она надела гогглы отца. Пришлось Шляпе смыть свою новую прическу. Но сделал он это добровольно, потому что понимал, какие неудобства доставляет маленькой леди.

Последней каплей в причесочных страстях Шляпы для Тима и всех окружающих был случай с рыжим котом. Робот рассудил – раз все в их компании рыжие, то и ему надлежит иметь только рыжую шевелюру. Он поймал деревенского кота и, израсходовав остатки клея, приделал его к своей голове, а сверху надел соломенную шляпу, позаимствованную с того же крыльца, что и животное. Но робот не учел одного нюанса: кот оставался живым и дико орал все время пока Шляпа, насвистывая, прогуливался по деревне, всем видом показывая, что он обычный ротозей. На крик сбежались люди, вооруженные вилами и чуть было не разобрали робота по винтикам, если бы его создатель не подоспел вовремя. Тим тогда около часа, не переставая, извинялся и даже грозил разобрать робота собственноручно, пока толпа хоть немного успокоилась. Кота с трудом отодрали от чугунной головы и передали обратно в руки владельца, а инженер клятвенно пообещал больше не водить роботов с собой в деревню, на всякий случай. 
Тим долго думал, что же делать с роботом и его манией к парикам, но ничего в голову не приходило. Тогда на Шляпу водрузили цилиндр, основания которого перевязали красивым цветным платком, а поверх инженер надел свои незаменимые гогглы, которые были ему дороже всего. 



Маричка Вада

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться