Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 10

Полдня прошло в томительной и однообразной погоне. За окном мелькал все тот же лес, сменяемый иногда небольшим полем, но потом опять возвращались деревья. Все одно к одному. От этого постоянного мельтешения – лес-лес, поле-поле, опять лес – Микра начала зевать. Но собаки не отставали от них ни на шаг. Даже Шляпе, который хоть и был роботом, но довольно непоседливым и достаточно творческим, наскучило однообразное подкидывание угля в топку, Дверца перестал концентрировать внимание на дороге, да и Фонарь больше не бегал от одного к другому в попытках помочь, а уселся радом с девочкой на диван и принялся изучать строение своей руки. И конечно, всё это не могло ни сказаться на интенсивности погони. Неожиданно краб уменьшил скорость, потом заскрипел и весь затрясся. Микра подбежала к ближайшему иллюминатору и выглянула вниз. Самые страшные опасения девочки подтвердились. Собаки вцепились в противоположние ноги краба, и каждая тянула в свою сторону. От этого машину трясло и если бы не двигатель, который пытался заставить эти ноги передвигаться, то краб плюхнулся бы на пузо и остался без конечностей.
- На нас всех собак повесили! – крикнул из кабины Дверца, а Шляпа вместо того, чтобы прибавить угля, наоборот, остановился и с силой отбросил от себя лопату.
- Ну, мне это уже надоело! - сказал он.
- Вы что? – ужаснулась девочка. - Они же нас будут держать, пока братья-циркачи не прискачут сюда.
Шляпа фыркнул и опять взялся за работу, но собаки словно присосались к ногам. Краб натужно пыхтел, пар валил со всех сторон, но каждый шаг давался ему с трудом.
- Что же делать, - принялась ходить взад-вперед Микра, - как же нам теперь от них отделаться? 
Вслед за ней увязался Фонарь. Заложив руки за спину, он глубокомысленно повторял ее слова. Шляпа еще больше разнервничался, схватил мешок и принялся высыпать уголь прям оттуда. На это машина еще сильней запыхтела, пар повалил сквозь заклепки на трубах и под днищем образовалось целое облако. Дверца заорал из кабины, забыв импользовать рупор:
- Мы сейчас взорвемся, ты что творишь!
Из-за всей это суеты и паники никто не услышал, как откуда-то сверху начал приближаться странный гул. Гул этот становился все громче, пока совсем не навис над дергающимся в конвульсиях крабом. Затем что-то звякнула по бокам машины и та замерла на месте. Даже поршни двигателя больше не издавали ни звука. Только пыхтел котел, да вода испарялась. Девочка испугалась и вновь выглянула в ближайшее окошко. Собаки тоже застыли неподвижно, повиснув на крабовых клешнях. 
- Что случилось? – удивилась девочка. – Неужели нас так скоро догнали Куковякин и Кукобякин?
Но ей никто не ответил, потому что сами роботы так же замерли в невообразимых позах, в которых их застигло это странное звяканье.
- Это так странно, - наконец протянул изменившимся скрипучим голосом кто-то из них. – Руку свою вижу, а вот пошевелить ей не могу.
- А я не могу включить свои фонари, - скрипнул такой же голос. Даже нельзя было понять, говорил ли все время Фонарь или же кто-то другой. 
Послышался звонкий удар по крыше, потом еще один и еще, а вслед за этим более тихие, но такие же дребезжащие звуки, как будто кто-то вначале кинул пару больших камней, а после россыпь мелкой гальки. По верху краба явно кто-то ходил в тяжелых сапогах. 
- Вот так чудо из чудес, - послышался мужской голос, и тут же говоривший подпрыгнул и притопнул, как будто исполнил ритуальный танец. – Охотились на собак, а поймали здорового… эээ.. Кто-нибудь в курсе, что мы поймали?
- Кажися, это крабе, капитан Еж, - раздался совсем рядом еще один голос.
- Ну да, мы так сразу и подумали, проверял вашу осведомленность, - хохотнул первый. – Именем нас, объявляю эту крабе нашей собственной собственностью и собственностью всех воздушных пиратов под командованием имени нас, капитана Ежа! 
- Ура, - раздался дружный хор голосов.
- Ну что, взяли! – и вентиль на крыше стал тяжело откручиваться.
Все это время девочка мучительно соображала, что же ей теперь делать. Люк откинулся наружу, привнося тем самым в машину немного свежего воздуха, а в открывшийся проем вылезла чья-то любознательная голова и огляделась вокруг. Когда взгляд наткнулся на девочку, брови на лице незнакомца поползли вверх, хотя Микре показалось, что вниз, так как мужчина глядел вверх тормашками. Девочка, сама не понимая зачем, присела в реверансе и тихонько сказала:
- Здрасте!
- Здрасте! – ответила ей голова и убралась обратно наверх. Но вскоре вернулась и уставилась опять на девочку.
Микра повторила всю процедуру заново и вновь присела в реверансе:
- Здрасте!
- Здрасте! – опять ответила голова и вновь скрылась.
- Опять чудит, - послышался чей-то громкий шепот, но тут же уверенно полетело вдогонку: – Разрешите мне, капитан?
- А скажи-ка, Олоф, в крабе могут жить девочки?
- Какие такие девочки?
- Ну, самые обычные девочки. Ты девочек видел?
- А то! Как же мне не видеть девочек. Я очень люблю девочек! – раздался неприличный гогот. - Девочки в крабе – это очень даже хорошая добыча!
- Нет, там другие девочки, - вздохнул капитан. – Настоящие!
- Да ладно! Дайте и нам поглядеть!
Послышалась возня и в люк просунулась уже другая голова. Но Микра тем временем успела спрятаться в кухонном закутке.
- Ну кэп, все бы вам шутить, нет тут никого.
- Как нет! Кто же нам тогда говорил «здрасте» и приседал в поклонах! Собственными глазами видели.
С грохотом капитан спрыгнул вниз, за ним последовали остальные. И тут же им на глаза попался Фонарь, стоявший прям возле дивана и не имеющий возможности хоть сколько-нибудь пошевелиться.
- Ну Капитан, странные у вас девочки нынче, - засмеялись пираты. 
- Я не девочка, я Фонарь, - скрипнул робот. Разбойники никак не ожидали услышать человеческую речь из железной статуи и от неожиданности шарахнулись в разные стороны. Только капитан остался стоять на своем месте. Один из бандитов так увлекся отступлением, что спиной наткнулся на Шляпу с мешком угля в руках.
- Поаккуратней! Тут, видите ли, некоторые стоят, - возмутился робот таким же скрипучим голосом.
Толпа опять шарахнулась в другую сторону.
- Ну ентого крабе, шеф, подозрительно как-то это все. Похоже на ловушку. Девочки-призраки, говорящие статуи… - зашептались между собой разбойники.
- Вы пираты или да!? Вам с такой трусостью никогда не иметь приличной добычи! – прикрикнул на них капитан. То, что это был именно капитан, нельзя было усомниться. Он разительно отличался от остальных, на вид обычных пропойц и лентяев, в простых штанах и тонких туниках. Крепкий коренастый мужчина при кожаном пиджаке, застегнутом на все заплатки, которых было, кстати, очень много, даже больше чем могло бы потребоваться, в широких штанах с большими карманами в районе колен, в тяжелых высоких сапогах, обрамленных металлом и тоже на заклепках. Волосы у капитана торчали какими-то странными перьями в разные стороны, и девочке, глядевшей на них из-за занавески, казалось, что он и вправду Еж. Нельзя было усомниться, что этот человек только что слез с какого-то летающего аппарата, потому что всю эту картину довершал широкий шарф, закрывающий его подбородок и квадратные большие гогглы на голове.
Капитан Еж достал из кармана трубку и медленно закурил. Микра заметила, что почти на каждом пальце у главаря разбойников красовался какой-нибудь замысловатый перстень, а на руках огромный круглый компас. 
- И как можно пугаться статуй? Ну и пусть они говорят, сделать-то все равно ничего не могут, - с важным видом заявил он. - Ладно, теперь взяли себя в руки проверили тут все как следует. Ты, Олоф, иди наверх, глянь, кто управлял этой штукой. Ты, Олоф, проверь книги, может в них есть какое-то колдунство. А ты, Олоф, позаглядывай в двери, может есть что полезное.
Пираты вначале все поспешили к книжным полкам, потом сообразили, что им надо разделиться и ринулись к дверце кладовки, но одновременно схватившись за ручку, тут же поторопились к лестнице.
- Нет, это не команда, а сущее наказание! - топнул ногой Капитан Еж. – Мы же ясно сказали, ты, Олоф, - он ткнул пальцем на одного из пиратов, - проверяешь книги. Ты, Олоф, - капитан ткнул на второго, - идешь наверх. Остальной Олоф - уже к двери.
Разбойники побрели в назначенные им направления, ворча, что называть всю команду одним именем при принятии в пираты, на самом деле глупая затея.
Сам же капитан подошел к кухне, одернул занавеску и застал там стоящую у стола девочку. Он поджал губы, поднял кверху глаза и причмокнул то ли от удивления, то ли от неудовольствия.
- Ну, зрасте, шо ли! – решительно вырвалось у него из уст.
- Здрасти, - девочка опять присела в реверансе.
- Интересно. А тебе знакомо еще какое-нибудь слово?
Микра скривила губы в недовольной гримасе, мучительно соображая, что же говорят обычно при встрече с пиратами.
Сверху послышался крик, и Олоф, которому назначено было подняться в кабину управления, слетел с лестницы вниз. 
- Капитан, капитан! – он забежал в закуток и, глотая слова, продолжил: – Там еще одна говорящая статуя!
- А тут настоящая девочка. Хотя может мы и погорячилися с настоящностью, - капитан сжал плотно губы зубами, а потом резко их отпустил. Получился звук похожий на «плямк».
Олоф обернулся и, увидев Микру, улыбнулся во весь свой рот, в котором, впрочем, не хватало одного переднего зуба.
- Ба! Еще ребенок! Надеюсь, ее мы не оставим? – на это замечание остальные пираты, что перерывали вещи, столпились позади и во все глаза принялись рассматривать хозяйку странной паровой машины.
- Оставим, - подмигнул им капитан, - или хотите взять с собой?
- Я имел ввиду как раз таки себе не оставим, а оставим тут, - возразил Олоф.
- Выражайся ясней, оставим или оставим?
- Давайте, оставим. Хватит нам мальчишки-дармоеда. От него пользы никакой!
- Как это никакой! А кто разбирается для нас со всеми этими механизмами? От вас толку-то не шибко, а он петрит в таких штукенциях.
- Ну…
- Если позволите, - вмешалась Микра, которая ничего не понимала в этой мешанине из слов. - Это мой краб, и мои роботы, а вас, достопочтимые джентльмены, я бы попросила уйти с моей территории.
Но слова ее вызвали только усмешку.
- Достопочтимый джентльмен Олоф, - улыбнулся капитан, - поправьте ваш сюртук, а то штанина задрана.
- Достопочтимый капитан Еж, - засмеялся Олоф, но тут же замялся, потому что никак не мог придумать что-нибудь остроумное, - не соизволите оставить здеся маленькую ледю?
Но их веселье прервал еще один звонкий удар о краба - кто-то спрыгнул из люка вовнутрь. На пороге крохотной кухни появился очередной пират, правда на вид ему было не больше пятнадцати лет. Мальчишка так же выделялся своей одеждой, которая практически копировала облачение капитана Ежа, но на голове его уже не было ни торчащих волос, ни каких-либо очков.
- Капитан, мы собак разобрали, книги Олофу доверять не стоило, он и читать-то совсем не умеет, только испортил их. В коморке ничего ценного, почему промедление?
- Да вот, решаем, оставлять ли девочку себе или оставлять девочку тут!
- Девочку? - удивился молодой пират и, наконец, обратил внимания на Микру.
- Вы не можете решать такие вопросы, - категорично заявила Микра и пригрозила пальцем. - Вы мои гости, и это только я могу распорядиться: выгнать ли вас вон или же пригласить к чаю.
Разбойники загоготали, будто стадо диких гусей во время драки. Но не все. Мальчик побагровел, видимо от злости, и прикрикнул:
- Ты хоть знаешь, кто перед тобой стоит? Это сам капитан Еж!
- Да хоть дикобраз! - огрызнулась девочка, которая и до этого была уставшая, теперь же совсем вышла из себя. - Это мой краб и мои роботы!
- Так это роботы, вот удача! – шепот взволнованных пиратов пронесся по крабу. - Вот это действительно крупная добыча. Мы же теперь сможем их вместо себя посылать на грабежи!
- Они не будут никого грабить. Они добрые! – попыталась перекричать гомон Микра.
- Вообще-то, роботы не бывают добрыми или злыми, это машины. Что их заставишь, то и будут делать, - возразил ей тот самый молодой пират.
- Но только не этих, без меня они и шагу не ступят.
- А это мы еще посмотрим, - гордо вскинул голову капитан. - Не послушаются, разберем. Латунь ценна нынче.
От ужаса Микра невольно прикрыла рот ладонью.
- Вы не посмеете! - прошептала она.
- Еще как посмеем, на то мы и пираты. Собирай вещички, пока мы добренькие! А если будешь сопротивляться, то мы тебя живо, фить! – и капитан провел по горлу указательным пальцем.
- Фить! – слаженно вторил капитану хор, угрожающе проводя так же пальцами по горлу.
Тут Микра поняла, что дело гораздо серьезней, чем ей казалось. Были бы сейчас с ней ее роботы, в нормальном состоянии, выгнали бы они всех пиратов взашей. Но что она может, маленькая и слабая девочка?
Пираты спешно принялись всовывать ей в руки различные пожитки — чайник, две миски, узелок с одеждой, плюшевого зайца и кусочек сухарика, который завалялся с завтрака на кухне.
Разбойники открыли входную дверь и аккуратно спустили Микру с краба, конечно же не подозревая, что тот может приседать на своих длинных ногах.



Маричка Вада

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться