Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 11

Возле краба возилось еще несколько пиратов, а в небе парили их воздушные судна. Это были небольшие двух-трехместные паровые дирижабли. Больше всего девочку поразила причудливость их форм. Вот один, похожий на бочонок с винтами по обе стороны, сверху которого прямо в небо выходила огромная широкая труба, а из нее валил черный дым. Другой же, побольше, состоял из самого судна, сильно смахивающего на обычное деревянное корыто для стирки, и воздушного шара, наполненного летучим газом. Крепились они между собой толстыми веревками, плетенными из прочных канатов. На корме гордо стоял один из Олофов, держа руль, соединенный с хвостовым плавником, торчащим из кормы. Правда, если хорошенько приглядеться, то можно было заметить, что килем служил просто большой кусок плоской деревяшки. И хоть дирижабли эти и держались на воздухе, но от вида их становилось понятно, что разбойникам не хватает средств для настоящих воздушных судов, посему использовали они для строительства онных все, что смогли раздобыть.
На самого краба и уже валявшихся внизу полуразобранных собак была накинута какая-то сетка, смахивающая на рыболовную, только гораздо, гораздо больше. Светилась она странным голубоватым свечением. Именно из-за нее отказала все электроника, догадалась девочка. Пока Микру сгружали с немногочисленным скарбом на землю и засовывали остатки собак в краба, пираты напевали песню, в которой расхваливали себя, что было сил: 


Наточено оружие, оно теперь опасное,
Еды хоть маловато, но небо очень ясное
Пропеллеры без устали вращаются всю ночь
И если ты заслышал их, скорей бросайся прочь.

На нос надеты гогглы, шарфом обвязан рот
От вида наших пушек бросает всех вас в пот.
Без боя сразу сдались и стража, и купцы.
Пиратов не боятся лишь безумцы и глупцы.

Пьяные пилоты управляют кораблем,
Невиданную скорость сейчас мы разовьем,
Влетим с размаху к королю, пускай узнает он,
Воздушные пираты – единственный закон!

Отважная компания, здесь трусов не найдешь,
Пускай нас маловато, но всех не перебьешь.
Нам нипочем стихия, мы в воздухе живем,
Воздушный дирижабль мы домом назовем.

Не интриганы, не жулье, мы честные бандиты,
И наши лица от врагов ни капельки не скрыты.
За километр мы кричим: «Сдавайся, подлый трус!»
Один ответ лишь правильный – «Боюсь, боюсь, боюсь!»

Пьяные пилоты управляют кораблем,
Невиданную скорость сейчас мы разовьем,
Влетим с размаху к королю, пускай узнает он,
Воздушные пираты – единственный закон!

Пока несколько пиратов выпроваживали девочку, а остальные собирали с земли все, что могло бы пригодиться и засовывали во внутрь краба, пилот одного из дирижаблей снял блокирующую сетку. Роботы вновь смогли двигаться и первым делом они начали возмущаться:
- Я категорически против насилия! – заявил Шляпа и мешком с остатками угля легонько стукнул по голове ближайшего к нему Олофа. Надо отметить, что это был первый его опыт нанесения увечья, и он старался рассчитать свои силы и не сильно пришибить пирата. Однако, разбойник этого явно не ожидал и от удара брякнулся прямо на свой зад.
- Убивают, - жалобно проговорил пират.
Заслышав возню в основном отсеке, Капитан Еж вышел из кухоньки и, жуя бутерброд с сыром, удивленно уставился на ожившего робота.
- Шляпа! Это не наш метод! – спокойно возразил ему Фонарь и врубил свои знаменитые глаза на максимальную мощность, так что всем в округе показалось, будто настал конец света и само солнце закатилось в краба.
- А я говорю, в борьбе с проходимцами все методы хороши, - произнес Дверца, спихивая очередного зажмурившегося пирата ногой со ступенек, что вели в рубку. Тот неловко покачнулся, сослепу схватился за первое, что попалось в руку, а это была нога робота, и повалился вниз, стащив нечаянно его золотистую туфельку. – Эй, туфлю отдай!
Капитан молниеносно натянул на глаза свои гогглы, которые ко всему прочему обладали защитным напылением, как раз от слепящего солнца, и пробурчал под нос:
- И что же нам теперь делать? Буйные какие-то, наши Олофы не умеют как следует сопротивляться.
- А мы их как раз научим, - обрадованно ответил сам себе Еж. – Славная тренировка выйдет. Железный человек против мясного человека! Хм, забавно!
- Нет, вдруг железяки победят? – встревоженно перебил себя капитан. – Нужно идти на мировую.
- А ты умеешь договариваться с роботами? Я? Я-нет! А кто умеет? – Капитан Еж закатил глаза и, закусив губы, опять издал плямкающий звук.
- Эй, вы, - крикнул он роботам, которые, так же как и остальные, не знали, что же делать дальше. – Итак, мы готовы с вами вести переговоры, но для начала я полагаю, необходимо выключить свет! – и обращаясь к Фонарю вежливо добавил: - Это самый жуткий фокус за всю нашу карьеру пирата, а уж мы-то повидали не мало. Премного благодарен за демонстрацию.
Фонарь приглушил глаза и ответил за всех:
- Мы всего лишь хотим, чтобы наша хозяйка была с нами.
- Но это невозможно!
- Еще как возможно! – возразил ему Дверца, вырывая из рук валяющегося под лестницей Олофа свою туфельку и водружая ее на законное место.
- У нас, боюсь, плохая для вас новость, теперь мы ваши хозяева.
- Не, так не пойдет, - категорически заявил Шляпа, и как бы намекая на готовность идти до конца, опёрся на лопату для угля. – Мы принадлежим семье этой девочке и никому служить не станем.
- Но маленькой леди нечего делать в логове пиратов, согласитесь, – резонно заметил Еж.
- Нечего, - хором ответили роботы.
- А крабе, как раз-таки, направляется прямехонько в логово пиратов. Вы находитесь в нем, и тоже поедете туда. Логичная логика? Логичная. Считаем вопрос исчерпанным! 
- А можно я выбью этому глаза? – спросил только что пришедший в себя пират. - А тому ноги повыдергиваю?
От этих слов Фонарь начал усиливать свой свет и все тут же зашикали на него.
- Я пошутил, не кипятись! – извиняясь, промямлил Олоф.
- Не кипятись!? – вскрикнул Дверца, у которого к слову поднимались клубы пара из трубы в котелке. - Да что ты знаешь об этом?!
Но в этот момент, особо сообразительный разбойник, который наблюдал за всем происходящим сверху в люк, накинул обратно парализующую сетку.
- Эй, ну дайте разогнуться, - возмутился Дверца, который нагнулся как раз в этот момент, чтобы стереть с туфлей отпечаток пиратского пальца.
- Ким, можешь сделать с ними хоть что-то? – обратился капитан к мальчишке, который все это время изумленный прикрывал глаза шарфом капитана.
- Не уверен, но я попробую, - ответил молодой пират и достал из кармана маленький электрический пугач. А потом быстро и уверенно подошел к Фонарю и испробовал устройство на нем.
- Щекотно, - захихикал тот.
- Ничего не понимаю, - Ким удивленно переводил взгляд то на робота, то на шокер. Потом попробовал еще раз.
- Изверг, - засмеялся Фонарь, - я боюсь щекотки.
- Ты не должен бояться щекотки, ты же робот! Ты не можешь чувствовать.
- А вот и не правда! Что за дискриминация?
- По-твоему, если у меня нет теплой кожи и по венам течет масло, а не горячая кровь, я бесчувственная бочка? – раздраженно выпалил Шляпа.
- Да, думаешь тут тазики перед тобой? Набор шестеренок? – поддержал товарищей Дверца. – Мне надо выпить, чтобы забыть это вопиющее оскорбление!
- Нам тоже, - согласился с ним капитан Еж. – Мы думали, что единственные сумасшедшие на всю округу, ан нет. 
Пока роботы громко возмущались по поводу несправедливого отношения к ним, и к роботам вообще, Ким осмотрел их всех, в попытке разобраться с принципами работы. Когда на Дверце распахнулась косоворотка и мальчик увидал внутренне устройство, то от удивления он чуть не потерял сознание.
- Ну дела, гениально! – еле слышно ахнул он. - Кто же вас создал? 
- Как кто, создатель! – рявкнул ему в ухо Дверца.
Ким вздрогнул от неожиданности, но потом рассмеялся. 
- Да, придется привыкать к такому чуду.
И хоть в тоне молодого пирата скользили теплые нотки, он все же безжалостно воткнул отвертку в самое уязвимое место за щитками на шее. По расчётам Кима этот нехитрый инструмент пресек доступ электроимпульсов к голове. Но для пущей уверенности мальчик достал свой шокер и опять проверил его работу ниже головы Дверцы. Робот никак не отреагировал.
- Ты не боишься щекотки или не чувствуешь ее?
- Конечно не чувствую, я ведь робот! – гордо заявил Дверца.
Ким ухмыльнулся и направился к Фонарю, чтобы проделать те же манипуляции. Его он тоже, на всякий случай, тщательно проверил пугачом. Но робот только причитал и ныл о несправедливости и жестокости пиратов, но о других чувствах не обмолвился ни словом. Когда Ким расправился и с Шляпой, то крикнул наверх:
- Сетку можно снимать, я их парализовал.
Все же боязливо и на всякий случай зажмурившись, сетку убрали, но роботы остались неподвижны, и даже Фонарь не смог зажечь свои глаза, как ни старался. Поэтому, устранив самое тяжелое препятствие, Ким и капитан Еж поднялись в рубку и принялись изучать панель управления машины. Оно оказалось довольно доходчивое, так как Тим, создавая краба, рассчитывал на не сильно сообразительных роботов. Любой пират, даже вообще не разбирающийся в технике, смог бы научиться управлять этой машиной за день. И уж тем более это было доступно Киму, весьма сообразительному малому.



Маричка Вада

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться