Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 14

Микру пираты оставили возле сваленного давнешним ненастьем дерева неподалеку от краба. Девочка сидела на замшелом бревне и его шершавая кора неприятно царапала ноги, а сухие листики липли к платью. Но на это она совсем не обращала внимания, а, пребывая в полной растерянности, просто тихо наблюдала за веселой компанией бандитов, разудало прибирающим к своим рукам все, на что их глаз мог положиться. Когда же пираты сняли сетку и краб заметно ожил, вновь запыхтел, Микра услышала голос Шляпы:
- Я свободен! - но тут же потонул в гомоне возникшей внутри возни.
Пираты расселись по дирижаблям и улетели вперед, а краб все стоял. Микра собралась с духом, сжала свою волю в кулак и, несмотря на неуверенность и страх, встала и подошла к машине. Она точно не знала, что будет делать, но точно знала, что сделать что-то необходимо. И когда девочка уже открыла рот, чтобы закричать, краб шумно крякнул и двинулся по дороге прямо.
Микра кинулась следом. Она бежала и что было сил кричала вначале просьбы, потом требования, а следом посыпались угрозы. Но краб все ускорялся, совершенно не обращая внимания на ее старания. Слезы душили девочку, заставляя дыхание сбиваться, а горло саднить. Очень скоро Микра охрипла и настолько отстала, что даже не просто не видела машину, но и не слышала шум двигателя. Споткнувшись, она растянулась на дороге и не смогла заставить себя встать, а все продолжала лежать и плакать, проклиная себя и свою судьбу, содранные коленки, а так же пиратов и циркачей, да и вообще, всех кто приходил в голову. 
Теперь уже не осталось никакой надежды не только найти маму и освободить папу, но и самой выбраться из этого богами забытого закоулка леса. Даже если удастся выйти к какому-нибудь селению - чем ей теперь заниматься, где найти пропитание? Возвращаться в цирк и надеяться на милость братьев просто глупо. После такого феерического побега, без роботов и краба, вряд ли они с ней даже заговорят. К тому же это означало бы лишиться навсегда свободы. Маячила призрачная надежда, что Мариэлька с Грином выкупив себя, приютят, но где их теперь искать? 
Девочка перевернулась на спину и застыла, смотря в небо и иногда вытирая слезы, щекотавшие щеки, пока не заметила, что помимо луны, стали проблескивать первые звезды, на медленно темневшем небосклоне. Микра громко и зло выдохнула воздух из легких. 
- А ну возьми себя в руки, маленькая леди, - строго приказала она самой себе, пародируя интонацию Дверцы. – Раз уж других рук не предвидится!
Она резко поднялась и решительным движением завязала на шее плед на манер плаща, а потом такими же уверенными шагами завернула в лес. Куда идти ей стало неважно, только бы не оставаться на дороге. Ведь циркачи могли настигнуть ее и, не найдя своих механических собак, а так же роботов и краба, захотеть просто отомстить. Неплохо было бы найти полянку и соорудить шалаш, но девочка понимала, что это слишком трудно, а она утомилась и чувствовала себя совершенно обессиленной.
Микра шла напролом, перелезая колючие кусты, перепрыгивая поваленные деревья, постоянно царапаясь о торчащие сухие сучья своим пледом-плащом. Но снимать его Микре не хотелось, в нем она чувствовала себя сильнее, и охватившее ее стремление найти выход из передряги все крепло и росло. Совсем скоро впереди показался просвет, куда еще проникали лучи заходящего солнца, освещая красным цветом силуэты скрюченных деревьев. Девочка вышла на небольшую прогалину и бросила свои скромные пожитки под одним из таких раскидистых дубов. Первым делом, Микра насобирала поблизости хворосту, сложила их в кучу и достала из-за пазухи висевший на веревке подарок отца. Когда-то давно папа презентовал ей небольшое устройство, способное зажигать огонь в любом месте и любое время, достаточно просто покрутить колесико и высечь искру. Главное, чтобы маленький резервуар оставался заполненным горючей смесью, которую, к слову, нелегко было достать даже ее отец. Хорошо, что пираты не стали ее обыскивать. 
Жухлая трава и маленькие веточки, подложенные под более толстые палки, быстро прогорали с внешней стороны, но дальше огонь совсем не заходился. Микра хотела опять расплакаться, но тут же приструнила себя. И как только она взяла себя в руки, сразу вспомнила выдержку из энциклопедии, которую так любил Фонарь. Самые удивительные на его взгляд вещи он зачитывал вслух: огонь горит тогда, когда у него есть доступ к кислороду. Робот так восхищался этим, что не переставал пересказывать ей эту статью снова и снова, пока она не накричала на него. Теперь Микра вспомнила этот момент с нежностью и тоскливо вздохнула. 
Уложенные домиком дрова уже совсем скоро разгорелись, веселые языки пламени принялись поплясывать даже на самых толстых ветках. Костер задорно потрескивал, раскидывая в разные стороны случайные искры. 
Микра проткнула несколько кусочков успевшего засохнуть хлеба, что капитан Еж, видимо по доброте душевной, впихнул в ее узелок перед тем как лишить остального, и принялась его обжаривать.
Невеселые думы никак не хотели уходить из ее головы, как внезапно их не прервал хруст сухих ветвей неподалеку. Микра насторожилась и прислушалась, вглядываясь в темную кромку леса на противоположной стороне прогалины, куда не доходил свет поднявшейся луны. Именно там что-то продолжало шебуршать. По спине девочки прошелся неприятный холодок, а волосы на затылке поднялись дыбом. Ей стало страшно, да так, как не было никогда до этого. 
Раньше ночевки в лесу были любимым делом, особенно если папа допоздна засиживался за работой и мешал включенным светом. Но даже тогда, Микру сопровождали роботы и под их вечное перешептывание, споры, сказки она чувствовала себя надежно защищенной.
Но этот лес ей совсем незнаком. Вдруг здесь водятся зубастые волки? А может быть, еще кто и пострашней волков? Или это братья-циркачи выслеживают ее? Но мысль о братьях Микра быстро отогнала от себя. Уж эти трусы ночью сидят в своих коморках и носу боятся показать. Девочка огляделась вокруг и в отблесках костра оценила дерево, под которым сидела. Пожалуй, быстро забраться на него в платье задача весьма проблематичная. Впрочем, когда придется спасать свою жизнь от неведанной опасности, и на голую акацию вмиг заберешься. Микра попыталась успокоиться и сделала три глубоких вздоха, как вновь раздался неясный топот уже совсем близко и страх так сильно сжал ее маленькое сердечко, что она, не помня себя, подскочила и, подхватив самую толстую тлеющую ветку, приготовилась дать решительный бой. 
На свет костра из-за дерева вышел еж. Нет, не капитан, а самый обычный колючий ежик. Громко сопя и топая лапками, он напролом продвигался по своим делам, деловито обнюхивая все вокруг.
- Да уж, у страха глаза велики, - пожурила саму себя Микра и широкая улыбка расползлась на ее лице.
- Вот ты где! – раздался голос позади и кто-то положил на ее плечо руку. Девочка взвизгнула и со всего разворота попыталась ударить пришельца. Тот ловко отпрыгнул: - Эй, ты чего! Я без оружия.
Черный силуэт поднял руки и, обогнув грозное оружие девочки, прошел к костру, спугнув при этом ежа. Перед Микрой стоял Ким, тот самый мальчишка, что сопровождал пиратов. 
- Я просто с ног сбился тебя разыскивать! Ишь, куда забрела! – Ким выдавил подобие дружелюбной улыбки, но Микра продолжала настороженно направлять на него оглоблю. - А я смотрю, ты боевая, как раз нашему брату такое бы пригодилось, - усмехнулся он, - только я сильней в несколько раз, и если только захочу, за две минуты тебя обезврежу. 
- А мне терять нечего, - сквозь зубы процедила Микра. – Я до последнего буду драться.
Лицо мальчика помрачнело, он устало вздохнул, присел и как ни в чем не бывало продолжил:
- Ладно тебе, я поесть принес.
- Мне от грязных пиратов ничего не надо, - проворчала девочка, с показной яростью бросив палку обратно в костер, отчего сноп искр взметнулся вверх.
- Уж прямо ничего и не надо? А свое вернуть хочешь?
- Не твое дело.
Ким тем временем развернул тряпицу, откуда-то взявшуюся у него в руках, и выставил на обозрение содержимое: головку сыра и одну большую луковицу.
- Это угощение, не как от пирата, - спокойно произнес он, - а как от друга. Меня же еще не приняли в пираты, мне всего двенадцать.
- Мои друзья никогда не стали бы яшкаться с пиратами. К тому же, чего это вдруг тебе меня угощать? – грубо ответила Микра, косясь на принесенный ужин. Ее рот моментально наполнился слюной от одного взгляда на сыр, еще вчера казавшегося ей таким не аппетитным. 
- Ладно, я не привык врать, мне нужна твоя помощь. Так что давай по-новому знакомиться. Меня зовут Ким, – он протянул ей руку. – И яшкаюсь я с пиратами не по своей воле. Меня капитан Еж спас, я жизнью ему обязан.
- Меня зовут Микра, - девочка неуверенно пожала его руку. – И воровать он тебя тоже научил? 
- О нет, я не ворую лично. Я так, помогаю по технической части. Вот вырасту, пойду учиться на инженера. 
- Мой папа был инженер, - вздохнула Микра. – И как же капитан тебя спас? От кого?
Ким подвинулся поближе к ней и разломил сыр пополам. Один кусок протянул девочке, второй укусил сам. Поблагодарив за угощение, Микра отдала один из успевших практически сгореть сухарик. Они долго и тщательно жевали в полной тишине. Создалось впечатление, что не очень-то и хочет Ким отвечать на ее вопрос, наверняка всё выдумал, чтобы втереться в доверие. Но зачем она ему могла понадобиться? 
Когда от ужина не осталось и крошки, Ким походил по полянке и насобирал еще дров.
- В этом лесу никто опасней белок не живет, но костер все же надо поддерживать, чтобы не замерзнуть.
Они растянулись возле огня и уставились в звездное небо. Микра подстелила себе плед, а под голову положила оставшиеся вещи. Потом ей стало неловко, что Ким лежит на сырой земле. Хотя настороженность по отношению к нему не прошла, она все-таки предложила тому прилечь на теплую подстилку, благо места хватало двоим. Ким поблагодарил и улегся рядом, заложив за голову руки. 
- Так это твой отец соорудил эту странную машину и тех трех роботов?
- Ага.
- Как он сделал, что роботы даже под блокирующей электронные импульсы сеткой разговаривали?
- Это долгая история, - вздохнула девочка. – Ему помогли мамины родственники.
- У тебя что, вся родня инженеры? – завистливо присвистнул Ким.
- Нет, наоборот. Мама у меня из дивного народа. К тому же могущественная волшебница. Роботы не полностью механические, в них заложена магия.
- Я так и подозревал. Повезло тебе - папа инженер, мама волшебница!
- Да уж, повезло, - невесело ответила девочка.
- Значит тебе не очень-то и нужны все эти вещи? – спустя какое-то время нарушил тишину Ким. - Ну, там робот, машина. 
- Ну, вернуть-то их я должна, иначе у вас у всех будут большие проблемы. Мой отец, знаешь какой влиятельный при дворе короля! – важно ответила Микра. – Я просто очень добрая, не хотелось бы вас всех подставлять.
- Какому, говоришь, королю, твои родители служат?
- Королю Эдмунду, слыхал про такого?
- Эдмунд? – опять присвистнул Ким. - Так это же за три царства отсюда, далеко же вас занесло.
- Так что ты там хотел? - лениво спросила Микра, хотя сердце ее бешено колотилось. Она, конечно, тоже не любила врать, но сейчас ей ничего не оставалось другого. Выпутываться же из истории как-то надо. С совестью она договорилась называть это «военной хитростью».
- Понимаешь, капитан… - начал Ким, но вдруг резко сел и произнес: - Поклянись, что никому никогда не скажешь того, что скажу тебе я.
Микра села рядом и непонимающе посмотрела на Кима. 
- Я тебе сейчас открою страшную тайну. Может это тайна вовсе и не тайна, а так секрет, даже секретик, но все равно это очень серьезно! 
- Хорошо! К тому же, мне особо и некому рассказывать.
- Ну, знаешь, может быть нечаянно взболтнешь родителям, а они всему двору. Так же чаще всего и бывает. Я не хочу обозвать никого болтуном, ведь это можно сделать и не со зла. Но от того, что я тебе скажу, зависит репутация очень грозного воздушного пирата, которого боятся во всех семи королевствах! И даже в королевстве короля Эдмунда.
- Ладно, родителям я уж точно ничего такого не скажу, - совершенно чистосердечно призналась девочка. 
- Нет, поклянись.
- Клянусь.
Ким встал и принялся подкидывать дрова в костре, пытаясь скрыть свою неуверенность.
- Понимаешь, капитан Еж, он… он немного не в себе. То есть он как бы сумасшедший, но немножко.
- Все мы немножко сумасшедшие, - пожала плечами Микра, не понимая, почему из этого стоит делать такую тайну, - и что с того.
- Ты не понимаешь, если узнают об этом, то его перестанут бояться. А перестанут бояться, то и уважать тоже, и в один момент поймают. На самом деле, вся шайка пиратов – полные придурки.
- Ты что ругаешься?
- Прости, это вылетело. Я слишком долго с пиратами живу. Вот и нахватался плохих слов.
- И чем же я могу помочь капитану? А главное, как вернуть своих друзей?
- Это роботы-то друзья? – усмехнулся Ким, но тут же стал серьезным. – Это уже ваши дела, мне все равно. Понимаешь, хоть шайка и совершенно глупа и неуправляема, они все-таки смекнули, что капитан чуть-чуть поехавший, вот и решили ему выдать клеймо Олофа. То есть разжалобить, сместить, сделав его обычным Олофом. А если он не согласится, то вьииить, - Ким провел указательным пальцем по своему горлу, - ну, или вьююють, - мальчик изобразил повешенье.
- Да ты что!? – ужаснулась Микра. 
- Да, и это несмотря на то, что он их прославил и пригрел на своем плече. И только капитан умеет так четко спланировать операцию, что даже с такой неумелой бандой все проходит без сучка и задоринки. Пираты ни в чем себе не отказывают! Когда-то давно, по рассказам Ежа, пираты сбили неподалеку огромный дирижабль. Так вот, мы его разыскали и даже почти восстановили! И если такое воздушное судно появится в арсенале этой шайки, то пираты станут вообще непобедимы. Только подумай, когда почти все к этому готово, один хитрый прощелыга собрался украсть заслуженную славу и забрать власть в свои руки. 
- Ну, может лучше Олоф, чем сумасшедший капитан? – несмело заметила Микра.
- Капитан сумасшедший, конечно, но он благороден! Понимаешь, есть древний устав воздушных пиратов. Этому уставу рьяно следует Еж, но вот остальные недовольны. Поэтому капитан тебя отпустил и даже отдал некоторые вещи. Без кодекса чести воздушные пираты становятся головорезами без совести. 
- Кодекс чести это хорошо, это действительно благородно.
- Да, но в этом же уставе приписано при принятии в команду, новоиспеченного пирата лишать всех званий. Имя – это дар миру за вольную жизнь воздушного пирата. Еж рассказал мне, что когда-то пираты считались чуть ли не могущественней самих королей и императоров, их боялись все! Целые войны разгорались между крупными кланами пиратов и регулярной армией. Вот тогда и придумали всех называть Олофами, для конспирации, чтобы противник не мог разгадать никаких планов.
- М-де, чего только не узнаешь, - ухмыльнулась Микра. – Но я бы не хотела стать Олофом.
- Как раз этот этап и отсеивал нерешительных людей. Таким в пиратах не место. Поэтому на переворот в нашей тихой пиратской команде есть вполне весомые шансы.
- А сильно капитан, ну, того? – через некоторое время нарушила тишину девочка.
- Да нет, не очень. Просто он иногда разговаривает сам с собой. Говорит, что больше не с кем посоветоваться. А так безобиден. Так ты мне поможешь?
- Я? 
- Да, ты. Один я, боюсь, не управлюсь. А так вернули бы тебе и роботов твоих, и машину, и капитана бы на ней вывезли.
- И как ты предполагаешь я смогу тебе помочь? – и тихо добавила: - Я на самом деле очень маленькая слабенькая девочка.
- Сначала я думал, что мы ночью прокрадемся в логово пиратов, оно тут недалеко. У меня вырисовывался вполне сносный план. Я договорился с роботами, чтобы они ждали нашего сигнала. Наша задача: устроить небольшую заварушку, завести машину, похитить капитана и по-быстренькому смыться. Но теперь я думаю, нам сможет помочь твоя мама. 
- Нет, мама нам не поможет, - грустно вздохнула девочка, - я как раз ее искала.
- Как это?
- Она очень сильно болеет и лежит на дне океана. У меня была карта, как ее найти, но я упустила и роботов, и машину.
- Ну ты и растяпа, - вырвалось у Кима, но он тут же извинился. – Так все-таки это крабе, да?
- Просто, краб. 
- А почему отец с тобой не поехал? Отправил одну девочку искать жену, ну дает, - усмехнулся Ким.
- Отца похитили какие-то люди, все, что мне осталось – это его дневники, но и их я потеряла.
Ким, по своей привычке, присвистнул. Он встал и прошелся вокруг костра взад-вперед.
- Мда, дела. Значит, ни у тебя, ни у меня выбора нет. Надо забрать у Олофов крабе, выручить капитана и искать карту.
- И ты прям так готов мне помочь?
- А почему бы и нет? Заняться мне пока что нечем, ближайшие лет пять. 
- И контракт составлять не будем?
- Какой контракт? – удивился Ким.
- Да нет, это я так, вспомнила кое-чего.
- Ладно, давай спать, нам надо встать пораньше, чтобы успеть засветло подойти к их логову и продумать все детали плана.
- Как скажешь, - согласилась девочка.



Маричка Вада

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться