Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 4

Утром Микра нарядилась в платьице, что накануне подарил ей папа, Дверца заплел на ее голове два красивых хвостика и украсил их большими белыми бантами. Сами же роботы почистили на себе одежду и натерли свои латунные части тела до блеска. Девочка позавтракала холодной вчерашней рыбой и, собрав за собой мусор, путешественники неспешно вывели краба из озера и оставили его на тропинке.
Все четверо вышли к главной дороге и принялись ждать случайных проезжих. Но, шутка ли - откуда ни возьмись, из леса появляется прелестная ничейная девочка в чистеньком платьице, сопровождаемая тремя железными карликами? К тому же, в последнее время ходили слухи, что на болоте в окраине леса поселилась старая ведьма. Местные жители предупреждали всех, кто проходил мимо деревни и о ней, и о блуждающем огоньке болот. Каждый, кто встречал нашу компанию, думал, что под невинным образом прячется именно эта ведьма и заманивает случайных жертв к себе, чтобы высосать их души. Зачем старой колдуньи души, никто не знал, а узнавать как-то и не спешил. 
Полуденное солнце сильно припекало. Дверца пил от мнимой жажды все больше воды и постепенно в его нутре начали происходить какие-то малопонятные окружающим процессы, а из трубы взвилась тонкая струйка пара.
- Головешка, остынь, - постучал его по лбу Шляпа. – Так и взорваться недолго.
- Эх, зря мы это все затеяли, - вздохнула Микра и уселась на большой замшелый булыжник, что торчал под раскидистым деревом. – Никто нам не поможет, а в дневниках сплошная белиберда. Я прочла всего пять страниц и мне уже снились кошмары про силу импульса.
- Снилось? – встрепенулся Фонарь. - А что такое снилось? 
- Когда я сплю, то вижу как будто другой мир, - попыталась объяснить девочка. - Помните, однажды к папе приезжали какие-то странные братья и показывали на стене движущиеся картинки?
- А-а-а, - потянул Шляпа, - у них был еще такой забавный глаз на треноге? 
- М, да, – кивнула Микра. – Вот я вижу примерно такое же, только цветное.
- Ух ты, наверное, это так здорово, видеть движущиеся картинки, - мечтательно произнес Фонарь. Он лег на спину возле ног девочки и уставился в небо. – Я вот иногда смотрю на облака, и мне кажется, что они совсем как мы. Живые. А ведь между ними происходят интересные события. Вот глядите, видите то, широкое, похожее на пушистого кролика?
- Где? – все уставились на небо, по которому плыли самые обычные облака. 
-Ну вот же, он просто уже проскакал в кусты и из них торчит теперь только хвостик. Кролик только что повстречался с миленькой свинкой, и та подарила ему морковку.
- Да нет там никаких животных,  - засомневался Дверца. – Все ты выдумываешь!
- Ну как же так! Это от того, что ты стоишь, вот ляг со мной рядом.
И Дверца, и Шляпа прилегли на траву.
- Что видите?
- Облака.
- Зайчик съел морковку и превратился в дракона, большого и сильного, вон же!
- Нет там никакого дракона, только белые облака, - Дверца перевернулся на бок. – А вот что вправду правда, так это то, что мне плохо от жары. Я знаю, у людей от такого обычно вода горлом идет, прям как у меня сейчас, - сказал он, вытирая губы. – Я однажды видел, как в точно такую же погоду по селу прогуливался мужик, и земля под ним ходила ходуном. Видимо его внутренний маятник сильно нагрелся и его заклинило. Селянин раскачивался как тонкое дерево на ветру. Но не в этом дело. А дело в том, что потом этот мужик остановился около столба, и из его рта полилась вода. Мастер сказал, что он напился и ему плохо. Так вот, смею вас заверить – я напился!
- Прекрасно! – завистливо причмокнул Шляпа. – Я однажды выпил воды, потом не мог разговаривать. Мастеру пришлось менять мне динамик. Так бы, наверное, тоже смог пустить струю. Это нечестно. У тебя и усы, и на щеках волосы, и пьешь ты и ешь, а я вот без особенностей.
- У тебя особенность вечно устраивать неприятности, - возразил ему Фонарь. – Это я самая никчемная железяка. Мне никогда не стать человеком.
В это время послышалась громкая музыка со стороны дороги, сливающаяся с гулом голосов и звуками животных. Но музыканты явно фальшивили, а скрип колес и цоканье лошадей добавляли в создавшуюся какофонию ну уж совсем противные нотки. Микра встала с камня, переступила роботов и выглянула на дорогу.
Из-за поворота показалась кибитка, запряженная двумя худыми клячами, которые еле тащились. Их морды выражали крайнюю степень безразличия, они как будто брели, не смотря даже под ноги. За кибиткой виднелись такие же клячи и такие же повозки, по всему выходило, что перед девочкой проезжает целый караван. На передках сидели под стать лошадям угрюмые возницы. Все это совсем не вязалось с той веселой музыкой, которая лилась из репродукторов, стоящих на каждой повозке.
Микра никак не могла поверить своим глазам и стояла как завороженная, провожая взглядом и первую повозку и вторую. Роботы продолжали спорить, кто из них самый никчемный и бесчеловечный, не замечая ничего происходящего вокруг. Когда же девочка опомнилась, то мимо уже проехала третья телега, на этот раз с животными, и это была середина всего причудливого каравана. В одной клетке сидела собака, точнее она не сидела, а все время гонялась за своим хвостом, в другой спали коты в самом углу, создавая пушистый клубок. Прямо на этих клетках стояла самая большая, с тигром. Но, несмотря на всю свою грозность, зверь, как и все, кого можно было причислить к живым, лениво и безучастно, проводил взглядом Микру. Девочке даже показалось, что глаза у этого Тигра самые несчастные глаза, какие она когда-либо встречала. Чем-то он напомнил ей папу, и Микре даже расхотелось что-либо говорить, но она вовремя опомнилась. 
- Эй! – крикнула девочка следующему вознице, но тот не обратил на нее внимания.
После телеги с клетками ехала самая красивая большая кибитка, отдаленно похожая на королевскую карету, только больше в несколько раз. Вся она была ярко раскрашена, на ней красовался и Тигр, и худые лошади, и какие-то люди в ярких костюмах, а на крыше высились огромные фанерные буквы, складывающиеся в короткое слово «ЦИРК».
Эта повозка проехала мимо, но резко затормозила. Тут же смолкла музыка и весь остальной караван, как по команде, замер. Открылась дверца, оттуда спустилась маленькая лесенка, и из кабинки появилось очень круглое и лоснящееся лицо. 
- Это кто у нас такой тут? – удивленно проговорила голова, и за ней показалось все тело ее хозяина. Был этот человек настолько толст, что больше походил на надувной шарик, с маленькими ручками и ножками, которые быстро-быстро засеменили по ступенькам, так, что Микре показалось, будто мужчина скатился по ним. 
- Это кто у нас такой тут? – из проема появилась точно такая же голова и последовала за первым человеком.
Оба шарообразных мужчины подкатились к девочке и, странно улыбаясь, глядели на нее во все глаза.
- Посмотри, какой ангелочек, – пропел один сладким голосом.
- Ах, какой ангелочек, посмотри, – вторила ему копия.
- А какое платьице, - первый взял за краешек длинной юбки и легонько потянул на себя.
- Ай, какое платьице, - второй так же схватил с другой стороны.
- И банты!
- И банты!
Микра испугалась и попятилась назад, но споткнулась о лежащих и до сих пор спорящих роботов, и упала прямо на Шляпу.
- Ой, не зашибись, деточка, - обеспокоенно сказал один.
- Не зашибись, малышка, - добавил второй.
- А туфельки видел?
- Туфли? Видел?
- Что за чудаки? – удивился Дверца, уже выплескавший всю лишнюю жидкость из нутра и, утирая краешком рукава свои чугунные створки, что служили ему ртом, поднялся.
- А это что за чудо! – в два голоса изумились близнецы.
- Вы что, роботов никогда не видели? – Фонарь протянул руку и помог подняться девочке.
- А я не пострадал, - заявил Шляпа. – Можете не волноваться.
- Ах, какое чудо! – опять заговорил один из мужчин.
- Чудо-то какое! 
- Я только хотела у вас спросить, - замялась Микра, но ей уже очень надоели эти два джентльмена, которые все время повторяли друг за другом. Девочке стало казаться, что в ее глазах двоится и она потихоньку сходит с ума. 
- Да все что угодно, для такой милой леди.
- Милой леди, все что угодно.
- Можно вы будете говорить по одному? – робко попросила Микра.
- Фух, я думал, у меня микрофон поломался и резонирует, - заметил Дверца. - Но раз маленькая леди это слышит, значит, я в порядке.
- Да, роботы по одиночки ломаются, у меня тоже самое, - подтвердил Шляпа.
- Удивительно, - в один голос выдохнули братья и переглянулись. – А вы и петь умеете?
- Да что мы только не умеем, - гордо заявил Шляпа, - и петь, и играть, и танцевать. Нам это раз плюнуть. И нечего меня дергать за штаны, - обернулся он к Фонарю, который пытался его заставить замолчать, - я не намерен скрывать своих талантов.
- Таланты? – близнецы переглянулись. - Мы как раз ищем таланты.
- Да, ищем таланты.
- Не желаете у нас заработать?
- Хорошо заработать.
- Нет, нет, – быстро закачала головой Микра, - нам бы только узнать дорогу к океану.
- А мы как раз туда едем! – тут же ответил один из близнецов.
- Туда? А да, туда и едем. Хотите с нами?
- А можно? – обрадовалась Микра.
- О, да конечно!
- Конечно!
- Меня зовут Куковякин, а это мой брат, – жестом один из них указал на второго.
- Кукобякин к вашим услугам, а это мой брат, - второй так же жестом указал на первого.
- А меня зовут Микра, а это Шляпа, Фонарь  и Дверца, - девочка представила всех роботов по очереди.
- Как нам приятно, - Куковякин или Кукобякин, в общем один из них схватил ее за кисть, своей пухленькой и мокрой от пота рукой и живо затряс, второй нисколько не отставал от брата и тряс ее уже за вторую руку. – Пройдемте к нам.
- Да нет, мы на своем транспорте.
- Своем? У вас есть и лошадь?
- Не совсем, - смутилась девочка, - у нас есть краб, на паровом ходу.
- Удивительно, - в один голос сказали братья.
Девочка и ее роботы пригласили близнецов в свое жилище и устроили показательную экскурсию. Братья расхаживали по крабу и только успевали наперебой произносить свое любимое «удивительно». Потом краба завели, и паровая машина пристроилась в конец процессии. Заиграла громкая музыка и весь караван двинулся в путь.
***
Тима схватили, связали и куда-то поволокли. Ему было не страшно за свою жизнь, он боялся, как бы злодеи, и неважно кто они на самом деле есть, слуги ли короля или же кто похуже, не нашли его дочку. Инженера бросили в крытую повозку и накрыли сверху какой-то тяжелой тканью, так, что через полчаса не чем было дышать. Два дня Тима везли, он не имел понятия ни в каком направлении, ни куда, из-под хламиды его не доставали, а рот был туго затянут кляпом, сделанного из собственного же фартука инженера. Он только чувствовал, когда повозка наезжала на крупные булыжники и все ее содержимое, вместе с Тимом, подбрасывало вверх. Это было больно и неприятно, но душу изобретателя грело то, что при этом всем, он не слышал голоса девочки. Если бы они нашли ее, то нашли бы и роботов. Если бы они нашли роботов, то Шляпа обязательно через пару часов, что-нибудь учудил и Тим бы все услышал.
Он дремал, когда кто-то грубо его схватил и, водрузив на плечо, как обычный мешок с картофелем, куда-то поволок. На улице стояла темень, не было ни фонарей, ни другого освещения, так что Тим не смог разглядеть обстановку.
Но тут его похититель отворил тяжелую дверь и принялся подниматься по винтовой лестнице. Пройдя этажа три, он открыл еще одни двери и из комнаты в глаза инженера больно ударил яркий свет. Бандит поставил Тима посередине, но у того от долгого лежания затекли ноги и поэтому инженер сразу же свалился.
- Слабак! - услышал он знакомый голос. – И как тебя могла полюбить прекрасная волшебница.
Над ним наклонился граф ДеШирак. Лицо его было безобразно искривлено презрением и ненавистью. Он долго смотрел на Тима, а потом обернулся к похитителям.
- А где роботы?
- Не было роботов, - отрапортовал громила.
- Роботы должны были быть! Роботы и девочка!
- Там была хижина, в хижине был только этот! - похититель поставил свою ногу на Тима и прокатил его словно трубу.
- О, Боги! Я вам ясно сказал! За что платил? Мне нужны были роботы, а этого могли и кокнуть! – прорычав, граф поднял руку с растопыренными пальцами на высоту лица похитителя, и невидимая магическая веревка обвила горло того с такой силой, что громила захрипел.
- Хозяин, клянусь кровью, - выдавил из себя бандит.
Граф внезапно успокоился, взялся двумя руками за виски и произнес:
- Так, ладно, стоп. И что, ничего больше в хижине не было? – в ответ испуганный громила покачал головой. – Тайный ход, пещера, подвал. Что-нибудь, где могли быть укрыты роботы?
- Нет, ничего такого мы не увидели. Хижина стояла прямо возле небольшого холма, внутри не было никакого чердака и никакого подвала, только черных ход. Можете себе представить, черный ход, открываешь дверь, а там вентиль, притуленный прямо в холм, - засмеялся осмелевший громила. - Но это бутафория. Добротная такая, мы даже пытались его отодрать, но видимо вентиль посадили на магический клей.
- Идиоты, бестолочи, дураки! – взорвался граф и принялся топтать ногами на месте, вращаясь по кругу. – Ну, идиоты!!!
И пока он так скакал, похититель попятился и попытался сбежать, но граф вовремя заметил это и моментально закрыл перед носом дверь, только подняв руку. С магом шутить, вообще-то, никогда не стоит.
- Холм! Бутафория! Это же надо было быть такими слепыми! На что он был похож?
- На… на…. На круглый холм, – чуть слышно прошептал громила и совсем тонким голоском добавил: - С торчащими в разные стороны палками.
- Краб, ты достроил своего краба!? И вы упустили огромную махину и трех несчастных роботов?! – на этот раз взор графа впился в Тима, но тот безразлично оглядывал потолок и волшебные полусферы, что давали такой хороший дневной свет. Граф громко фыркнул: - Нет, это невозможно так, - потирая виски, продолжил он, - неси его в подвал, в камеру, развяжи и дай поесть, а мне сюда принесите пять лучших сервизов, я должен снять стресс.
Похититель быстренько схватил Тима и помчался по ступенькам вниз, поскорее с глаз рассерженного хозяина.



Маричка Вада

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться