Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 6

И был этот мотив настолько прост, слова понятны, да и пели роботы так искренне, что почти сразу зал включился в представление и подпевал – лададда-да! Под конец песни многие повскакивали со своих мест и принялись пританцовывать, хлопая в ладоши и отбивая такт ногой. Что и говорить, публику никогда прежде не потчевали поющими механизмами, ну если не считать шарманок да шкатулок, а здесь тебе не просто заводные коробочки, практически настоящие люди! 
Шляпа как всегда нарисовал углем черные круги вокруг глаз, а на отверстии, что служило ртом, большие губы чем-то красным, видимо позаимствованной у девушки с белыми волосами, помадой. У Дверцы оказались усы, раньше торчавшие в разные стороны, закручены вверх удивительной перевернутой запятой, а его золотистые туфельки сверкали как никогда прежде. Он все время отстукивал каблучками ритм, и в конце песни даже изобразил вполне сносную чечетку. Только Фонарь никак себя не украсил, но он самозабвенно был занят, помимо пения, свечением и блужданием глаз-прожекторов, изредка снимая свою шляпу и подбрасывая ее вверх. 
Выступление получилась слаженным, от чего казалось, будто роботы провели много часов в мучительных репетициях перед этим. Скажи кому-нибудь присутствующему там, что это чистой воды импровизация – не поверил бы никто! Но совершенно серьезно можно утверждать, подобных песен в арсенале роботов не было. Только колыбельная, которую они выучили, подслушивая своего создателя. 
Под конец их песни вся публика взорвалась аплодисментами и кричала: «бис-бис-бис!». Безусловно, это был оглушительный успех! Роботы без конца кланялись, а когда скрылись за кулисы, взялись за руки и долго прыгали по кругу. 
Микра поспешила к ним, чтобы похвалить.
- Вы молодцы, молодцы! – улыбалась она, как никогда гордясь изобретением своего отца. 
Но ее перебили «подкатившиеся» братья-близнецы, которые тут же принялись трясти роботов за руки. За ними последовала вся труппа. Какая разительная перемена произошла с каждым. Если раньше они безучастно взирали на новеньких, то сейчас все хотели пощупать и потрогать, удостовериться, что на самом деле перед ними механические штуки. Наперебой они воспевали хвалебные оды новоиспеченным артистам. Тут и там слышалось:
- Это прорыв! Мы станем самым известным цирком. 
И вся эта толпа постепенно оттеснила маленькую девочку. Ей было совсем не пробраться сквозь нее к своим опекунам, а те и не замечали ничего вокруг, а наслаждались своим звездным часом.
«Что ж, каждому нужно почувствовать себя важным и ослепительно прекрасным. Они это заслужили», - подумала Микра и не стала на них обижаться, а тихонько побрела к себе обратно, чтобы уже там, наедине, выказать свое восхищение.
Она принялась карабкаться на краба. Это давалось ей с трудом, потому что обычно роботы подставляли лестницу. Проходивший мимо силач подсадил девочку и, подмигнув, где-то скрылся, даже не дождавшись ее запыхавшегося «спасибо». Микра открыла люк наверху и спрыгнула вниз. Девочка переоделась в удобные домашние штаны и футболку и, открыв входную дверь, уселась опять за дневники. Но никак сосредоточиться у нее не получалось, она все вспоминала эту странную песенку, напевала ее под нос и улыбалась. Все-таки ее папа был удивительный человек, раз суметь изобрести таких славных железных людей и наверняка гордился бы сейчас ими. Но не ей. Она до сих пор не нашла разгадку, хотя читала дневники уже два дня подряд. Девочка вздохнула и прошла на кухню, в надежде найти, что перекусить. Но готовить она не умела сама, все это за нее делали роботы. И тут ей вдруг стало немного страшно. Ведь если они захотят уйти, она останется не просто одна, она останется беспомощная. И если раньше Микра не задумывалась об этом, считая, что это роботы без нее пропадут, то теперь стало ясно как день - это она без роботов никуда.
Вскоре послышался гомон и шум, и роботы, громко переговариваясь, вошли в их обиталище.
- Да, надо придумать нам музыкальные инструменты, - быстро говорил Дверца. – Что-нибудь этакое, необычное.
- Да что придумывать, мне мастер давно соорудил гармонику, надо только откопать в своих запасах.
- А я могу на гитаре немножко, - скромно заметил Фонарь.
- Вот и прекрасно, я буду отбивать каблуками ритм вместо барабанов.
И продолжая весело и громко болтать, они проследовали в кладовку, где был склад различной мелочи, которую никак не находилось времени разобрать. Роботы, казалось, совсем не замечают Микру, а ей вдруг стало неловко приставать к ним со своими похвалами и вопросами. Им наверняка уже много чего наговорили, ее красноречие не добавит ничего нового. К тому же, на вид они были настолько увлечены разговором, что не хотелось их прерывать.
Копаясь в вещах, Шляпа извлек из кладовки и разбросал вокруг дюжину различных пружин, детали от несостоявшихся механизмов, старый, дырявый чайник, гитару без двух струн, мелодическую гармонику и пару старых тряпок.
Гармоника представляла собой продолговатую деревяшку, на которой находились клавиши, как у пианино, и небольшое отверстие с мундштуком. Шляпа приставил его ко рту и дунул, предварительно нажав на некоторые клавиши. Из гармоники полились ужасные скрипучие звуки, а от их резкости у девочки засвербело в ушах и заскрежетали зубы.
- Отлично, немного потренируюсь и будет что надо!
Фонарь примерился к гитаре, но в отличие от Шляпы не стал сразу пытаться извлекать из нее звуки, а все больше занимался настройкой высоты ремня, чтобы удобно лежали руки на грифе и не болтался корпус. Он все зажимал лады, но ударить по струнам боялся, долго собираясь с духом. Дверца продолжал выуживать из кладовки старый хлам, состоящий в основном из содержимого рабочего стола Тима, и поэтому каждая составная часть бряцала об пол и отдавалась эхом по всему крабу. Ко всему этому Шляпа продолжал дудеть, а Фонарь, наконец, решительно ударил по струнам, извлекая жуткие звуки, заслышав которые местные коты в панике разбежались. Это стало совсем невыносимо. Микра не выдержала и, зажав уши руками, проследовала на порожек. Только тогда роботы вспомнили о ней. Они виновато переглянулись, опустили свои инструменты, подошли к девочке и присели рядом.
- Тебе не понравилось, как мы выступали? – тихонько спросил Дверца.
- Что вы, вовсе нет, - замотала головой девочка, как бы извиняясь за свое поведение. - Мне очень понравилось. Вы, правда, самые талантливые ребята, каких я знаю!
- Почему же маленькая леди грустит? – спросил ее Фонарь.
- Может, хочешь выступать с нами? Это было бы чудесно, ты бы танцевала в своем красивом платье, - предложил Шляпа.
- Нет, нет, ребята, - улыбнулась Микра и посмотрела на каждого по очереди. – Вы умницы и все прошло удачно. Просто… просто я, наверное, устала за сегодня.
- Тогда пойдем в дом, выпьем молочка. Мы тебе споем колыбельную, – предложил Дверца.
- Да, да, пойдем, - согласно подтвердили остальные, помогли ей подняться и отправились все вместе внутрь, закрыв предварительно крепко-накрепко дверь.
Уже через десять минут, девочка сидела на диване, болтала ногами и попивала теплое молочко, подогретое Дверцей, и слушала восторженные рассказы участников трио об их выступлении.
- Как же хорошо, что мы встретили этот цирк! – соглашались они друг с другом. - И к океану нас выведет, и денег сможем заработать. Братья даже предлагали заключить с ними контракт! Да, да настоящий контракт! 
- Ух ты! И вы заключили? – восхитилась девочка.
- А мы же без тебя не можем. Ты наша владелица, тебе и решать нашу судьбу, - пожал плечами Дверца. Роботы, казалось, нисколько не обиженны таким положением дел.
- Но  я хотела бы, чтобы вы были счастливы и сами выбирали свой путь.
- Наш путь – это твой путь, - покачал головой как всегда рассудительный Фонарь. – По-другому быть не может.
- А сами вы что думаете? – не унималась Микра.
- Я бы хотел, - Шляпа привык быть честен.
– Если мы не будем петь, будем делать что-нибудь еще. На свете столько увлекательных возможностей, -  заметил Дверца.
Фонарь закатил глаза к потолку и пожал плечами.
- Ну, вот и хорошо, я узнаю у Куковякина и Кукобякина все поконкретней и тогда вместе подумаем.
Так, обсуждая будущую карьеру роботов, незаметно для себя Микра уснула, и видела во сне, как сама выступает, будто гимнастка под куполом цирка, а роботы ловят ее внизу и поют.
***
В это время в кибитке братьев происходили совсем другие разговоры. Они сидели за столом и поедали кашу с мясом из глубоких тарелок огромными деревянными ложками. Казалось, что ложка больше даже их широких круглых лиц и едва вмешается в рот.
- Как же чудесно все вышло! Мы теперь разбогатеем!
- Это моя идея была, я первый девочку заметил, - хвастливо заявил Кукобякин.
- Вот еще, это я сказал ей, что мы идем к океану и предложил присоединиться, - резко ответил ему Куковякин.
- Если ты забыл, я старше тебя на десять минут, а старшим нельзя грубить, - огрызнулся Кукобякин.
- Старше, но не умней, - хохотнул в ответ его брат и стукнул того ложкой по лбу.
- Ах ты, бессовестный плут! – возмутился Кукобякин и одел свою миску с остатками каши на голову Кукобякину. - Ты у меня еще получишь.
Между двумя братьями началась настоящая драка, хотя со стороны это выглядело довольно забавно. Два раздутых шара просто катались друг на друге, но из-за больших животов и коротеньких ручек, они не могли дотянуться до соперника, а просто держали друг друга за грудки и грозно пыхтели. Вскоре они устали и раскрасневшиеся и мокрые уселись на пол и принялись отдыхиваться. 
- А все-таки хорошо, что так вышло. Теперь мы разбогатеем, уф, - опять начал Куковякин.
- И не говори, осталось подписать контракт и они в наших руках.
- Надо бы рекламу придумать новую и лозунг. Уверен народ попрет на такое. Бородатые женщины, лепреконы-импресарио, да танцующие феи – их везде полно, а вот поющие роботы - это что-то совершенно новое.
- Да-а-а. Можно будет, вообще, всех уволить, а жить за счет этих железячек.
- А с девчонкой, что делать будем?
- Сам знаешь, -  хитро прищурился Куковякин. – А нет, так и выбросим.
- Шикарный план, брат. Ну что. Спать пойдем?
- Пойдем спать, брат.



Маричка Вада

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться