Улица желтых фонарей

Размер шрифта: - +

Улица желтых фонарей

Почему-то я замер на месте, проходя мимо этого переулка, название которого я не знал, и уже, пожалуй, не узнаю никогда. Этот переулок ничем не отличался от любой тихой и обветшалой улицы, которых тысячи в этом городе.

Вдали сияли огни торгового центра, по проспекту с ревом проносились дорогие автомобили, а через дорогу тихо отдыхали люди после очередного рабочего дня, заняв свои обыкновенные места в местном ресторанчике. На небе загорались первые звезды, но я их не видел, я просто знал об этом.

Звезды были отгорожены от людей светом уличных фонарей. Таких фонарей, которые горели на этой безымянной улице, которая пленила меня.

Я сделал шаг в сторону от шумного проспекта, и тут же стихли все звуки. Шаг, еще один шаг, и я оказался в другом мире. Я оказался там, где я никогда не был, но резко, как укол, чувство подсказало мне, что это не совсем так. Я оказался там, где всегда был я. В том самом месте, где проходила вся моя жизнь.

Вот дом, в котором я вырос. Он маленький, ничем не примечательный. В нем всего три этажа и два подъезда. На одном из окон висят неизменные оранжевые шторы в цветочек. На подоконнике другого окна стоят горшки с геранью. На балконе третьего этажа висят на просушке спортивные вещи. Да, сосед всегда занимался футболом, и, поэтому бельевая веревка на его балконе никогда не пустовала. В воздухе разливался чудесный запах сирени.

Я шел дальше. Слегка в стороне, на самом краю пятна света, падавшего от уличного фонаря, стоял дряхлый деревянный домик, выкрашенный в нежно голубой цвет. Тот самый, в котором я проводил лето, когда был ребенком. Этот дом стоял на берегу озера, и я с друзьями дни напролет плавал на лодке, гулял по лесу, а по вечерам сидел на веранде, и смотрел на звезды. Я поднял взгляд наверх, и увидел над собой Млечный Путь. Ярчайший в мире калейдоскоп вращался у меня над головой, а желтые уличные фонари продолжали гореть, но более не ослепляли меня. Это, почему-то, нисколько меня не удивляло, как и то, что на этой улице стоял мой старый летний домик.

Пройдя еще несколько шагов, я очень захотел обернуться, но не стал этого делать, испугавшись того, что могу увидеть за своей спиной. Я предпочел идти дальше, туда, где стояло огромное многоэтажное здание моего общежития.

Серый кирпичный дом, с рядами унылых ржавых балконов, стены которых были расписаны признаниями в любви, проклятиями и просто какой-то чепухой. . Здесь я прожил пять лет, пока учился в институте. В этом месте я обрел и потерял множество друзей. Тут же вспыхнула, и угасла первая любовь. Я с улыбкой рассматривал до боли знакомое крыльцо, на котором было выпито несметное количество бутылок пива, и разбито столько же молодых сердец.

Обернувшись, я увидел длинный панельный дом, который не вызвал отклика в моей душе. Но приглядевшись к вывескам над всевозможными дверьми, которые сверкали огнями на стенах этого дома, я увидел названия тех фирм и контор, в которых мне доводилось работать. В центре здания, нелепо и неуместно темнели дубовые створки входа в мой alma mater.

В конце этого, кажется, бесконечного здания виднелся вход в подвал, в котором я восемь лет репетировал со своей рок-группой.

Я подошел к этой двери, и подергал ручку. Потом несколько раз нажал на кнопку дверного звонка. Нет ответа. Эта улица пуста. И хоть в окнах горит свет, я уже знал, что зажигали его не люди. Свет в этих окнах зажигал я сам. Так, как помнил, и так, как мне всегда хотелось.

И вот, передо мной стоял дом, из дверей которого я вышел сегодня утром. Всего на два этажа выше того, в котором я вырос. Одно из окон на четвертом этаже светится ярким лиловым светом. Дверь подъезда заклеена всевозможными объявлениями. Я подошел к ней, и, наконец, позволил себе обернуться.

За спиной у меня была все та же тихая улица, уходящая в бесконечность. Вдали не было видно даже намека на перекресток, с которого я сюда повернул. Снова запахло сиренью.

Если я пойду по этой улице дальше, то смогу найти еще не одну сотню домов, где когда-то я жил или гостил. Грустил, или был счастлив. Квартиры и комнаты из разных времен и стран, расставленные на одной единственной улице. Эта мысль меня пугала, но в то же время привносила в мое существование невыразимую легкость.

Я огляделся по сторонам, прислонился к холодному железу двери, но не почувствовал холода, я просто о нем знал.



Евгений Север

Отредактировано: 15.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги