Ultima Forsan

Размер шрифта: - +

Глава 12. Сломленный.

Утро не принесло нам особой радости. Поднявшееся над горизонтом солнце лишь ярче высветило картину ночного погрома, учинённого волками в лагере. Три лошади были тяжело ранены когтями твари, сорвавшей покров с ведьминой клетки, и теперь несчастные животные годились только в котёл. Конечно, в верховых лощадях отряд не испытывал нужды, однако теперь некому стало тащить телегу, где я провёл большую часть путешествия.

- Мы не можем бросить её, – прямо заявил капитан Гальярди. – Там оружие и доспехи всех убитых бойцов моего отряда.

- Я сразу говорил, что надо было их хоронить не раздевая, - бросил дон Бласко. – Мы и так тащим слишком много бесполезного хлама.

При этом он глянул на меня так выразительно, что не понять его «тонкого» намёка было просто невозможно. Как будто это не он стоял у меня за спиной в схватке, пропустив одного из волков.

- Преподобный, - обратился к де Бельзаку капитан, проигнорировав реплику дона Бласко, - я не могу просто взять и бросить оружие и доспехи специального отряда.

- Ваши люди мертвы, капитан, - покачал головой тот, - и в железе нет памяти о них.

- Вы просто не понимаете! – вспылил Гальярди. – Эти доспехи передаются от одного бойца к другому. Это ритуал, заведённый ещё до чумы. Я не могу отказаться от него.

- Придётся, - в голосе де Бельзака звякнул металл. – Во имя служения и высшей цели вы откажетесь от всего, кроме вашей чести и веры, капитан. Вы ведь не забыли клятвы, которые приносили?

Кажется, лишь напоминание о клятвах привело Гальярди в себя. Он махнул рукой Казарро, подзывая его к себе.

- Идём, никчёмный ублюдок, хотя бы уберём телегу с дороги, чтобы не сразу досталась мародёрам. – Он обернулся ко мне. – Идём с нами, я подберу тебе оружие и доспехи поприличней твоих.

Если доспехи мне были без надобности, то от меча или тяжёлой шпаги я бы точно не отказался. С одним гросмессером много не навоюешь. А в то, что дальнейшее путешествие будет хотя бы не таким тяжёлым, мне как-то совсем не верилось.

Втроём мы не без труда откатили телегу подальше от места стоянки, пристроив в довольно глубоком кювете. Прежде чем забросать её ветками, которых достаточно наломал Казарро, капитан Гальярди забрался внутрь и с моей помощью вытащил оттуда вместительный сундук. В нём лежали аккуратно завёрнутые в промасленную бумагу детали доспехов и оружие.

Наручи и поножи, лёгкие бригантины, кольчужные и латные перчатки, несколько шлемов. На всех доспехах были видны следы серьёзных повреждений, но если приложить определённые усилия, то подобрать комплект на одного человека было вполне возможно. Вот только я сразу от них отказался.

- Я не солдат, и не умею в них сражаться, - покачал я головой, сразу погрузившись в нелёгкий выбор холодного оружия.

Пистолета мне и одного хватит, а вот над выбором холодного оружия пришлось задуматься как следует.

Я не солдат, а вот бойцы капитана Гальярди как раз именно солдатами и были, а потому вооружение у них было соответствующее. Тяжёлые мечи, пара топоров, гросмессеры, один биденхандер, вроде того, что был у Баума, несколько шестопёров, какими очень удобно раскраивать черепа ходячим мертвецам, да и живым людям вполне сподручно. Но ничего что подошло бы мне, просто не было.

- Извини, капитан, - сложив последний из мечей обратно в сундук, сказал я, - но всё это оружие для солдат, а я – авантюрист. Ничего тяжелее кавалерийского палаша в руках не держал.

- Чем богаты, - пожал плечами Гальярди, и мы вместе затолкали сундук обратно внутрь телеги.

Закидав её ветками, мы вернулись к лагерю. Его уже успели свернуть, и явно ждали только нас.

- Но я не понял, преподобный, - говорил де Бельзаку Агирре, - как же с ведьмой теперь быть? Она ведь запросто может заколдовать того, что на козлы сядет.

- У неё не достанет сил преодолеть благодать Господню, - отвечал тот. – Мой крест и моя вера послужат мне защитой от её дьявольских козней.

И словно издеваясь над ним, ведьма в клетке громко рассмеялась. Хотя, наверное, она именно издевалась, но не только над преподобным, а над всеми нами.

- Не проще ли выжечь ей глаза, - предложил я, - отрезать пальцы и вырвать язык? Тогда она уже точно никого заколдовать не сможет.

Говоря это, я глядел прямо на ведьму. Девчонка отвечала мне прямым взглядом. Я мог бы поклясться, что она понимала каждое сказанное мною слово, и перспектива мук её совсем не пугала.

- Не получится, - покачал головой преподобный. – Видите, на её теле нет следов пыток, они только делали её сильней. Такие ведьмы не редкость в проклятом Египте.

Мне довелось прочесть про них в книгах из библиотеки Пассиньяно. Некоторые ведьмы умели черпать силу из собственных мучений. Чем страшнее те были, тем сильнее становилась ведьма. И страшным итогом для многих не успевших вовремя понять этого инквизиторов становилась смерть от рук казалось бы только что беспомощной ведьмы. А иногда за подобную неосмотрительность платили страшную цену монастыри или целые города. Перенесённые страдания и наполнившая их сила опьяняла ведьм, лишала их разума, и они творили разрушительную магию, уничтожая всё вокруг.

- Хорошо, что вы вовремя поняли, с кем имеете дело, - кивнул я.

- А нам теперь спать вполглаза, - сплюнул на землю Агирре. – Она ж не днём, так ночью нас точно достанет. Эй, Скрипач, скажи-ка, долго нам до этого монастыря?

- Если завтра будем в Люцерне, - прикинул тот, - то к вечеру послезавтра должны быть во Фраумюнстере.

- Значит, ещё одна ночь точно, - кивнул Агирре. – А мы её переживём? Большой вопрос, верно?

- Basta ya![1] – оборвал его дон Бласко. – Ты слишком громко раскаркался, Агирре. Тебя вроде не Куэрво[2] зовут.

- Я сяду на козлы вместе с преподобным, - предложил я. – Ведьма мне ничего не сделает.



Борис Сапожников

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Историческое фэнтези Memento mori Борис Сапожников
    Бесплатно