Ultima Forsan

Размер шрифта: - +

Глава 18. Под кожаным лицом.

Постоялый двор выглядел каким-то почти заброшенным. Ни единого звука не раздавалось изнутри. Прочные ворота в высоком частоколе, окружавшем его, были затворены, что удивительно – ведь день был в самом разгаре, и он должен быть открыт для всякого, кто готов укрыться за его прочными стенами.

- Разбежались, похоже, твои венгры, - бросил один из наёмников Кожаного лица. Тот, кто ехал ближе всего ко мне, больше всего напоминая ненавязчивого конвоира, нежели спутника. – И вильдграфа с собой прихватили.

- А зачем тогда запирать ворота? – спросил я, глядя в основном на предводителя рейтар.

- Они внутри, - уверенно заявил тот, как будто точно знал это. – И готовы встретить незваных гостей.

- Но почему не уехали? – удивился рейтар, ехавший рядом со мной.

Кожаное лицо не снизошёл до ответа. Он обернулся ко мне и произнёс:

- Вор говорил, что у него есть гусарский мундир и доспехи на тебя. Поедешь вместе с ним внутрь.

- Откуда такое доверие? – приподнял я бровь.

- Одному ворота не откроют, - ответил он. – На полноценный поисковый отряд вор не похож. Начнут расспрашивать, кто такой, с кем поехал. Двое – в самый раз.

А если нас в чём-то заподозрят засевшие внутри гусары во главе с Альфредом, чей гнев вряд ли притупился за столь короткое время, они просто расстреляют нас как собак. Но об этом Кожаное лицо предпочёл умолчать – зачем же говорить очевидные вещи, пустое сотрясание воздуха, не более того.

- Да куда они отряды отправляют? – не унимался рейтар. – Зачем? Кого им искать?

- Одну собаку, - не знал, что Кожаное лицо склонен ещё и к мрачному юмору, - которую пару часов назад зарыли на заднем дворе трактира.

Рейтар потряс головой, явно ничего не поняв, однако продолжать расспросы не решился. Мрачное чувство юмора Кожаного лица вполне могло распространиться и на него. К примеру, для убедительности мы с вором могли везти труп, перекинутый через седло. Многие же на постоялом дворе видели, как именно увозили оттуда графа Ханнсегюнтера.

Переодеваться на холоде то ещё удовольствие, должен сказать. Стоило нам покинуть трактир, как с серого неба посыпались тяжёлые хлопья снега. Он ложился на землю, но не образовывал прочного ковра, быстро превращаясь в грязь под копытами мерно скачущих коней отряда рейтар. И мне пришлось спрыгнуть в эту ледяную грязь да ещё и танцевать в ней форменным образом, стараясь как можно скорее сменить одежду на гусарский мундир, нацепить кольчугу с длинными рукавами, вместо привычных башмаков натянуть высокие кавалерийские сапоги. А при этом ещё и не перепачкаться, будто свинья. В общем, дело это было сложное, и вряд ли без помощи вора я бы с ним справился. Рейтары же ограничились наблюдением за моими в высшей степени забавными, особенно если глядеть со стороны, танцами в грязи. Лишь пара придерживала под уздцы наших с вором коней, хотя в этом особенной нужды не было – животные, чуя собратьев, стояли спокойно, лишь изредка тряся мордами и прядая ушами.

Наконец, я заскочил обратно в седло, правда, это пришлось делать осторожней обычного. К весу кольчуги мне ещё привыкать и привыкать – даже в годы рейдерства я никогда не носил доспехов, ограничиваясь прочным, но не сковывающим движения джеркином.

Вор протянул мне знакомый длинный меч в простых кожаных ножнах.

- Погоди, - покачал головой я, - а где моё оружие? Палаш, пистолет, кинжалы?

- Там всё осталось, - пожал плечами вор, мотнув головой в сторону постоялого двора.

- Лучше не придумаешь, - вздохнул я, быстро цепляя тяжёлый и чертовски неудобный меч к наборному оружейному поясу.

- Тебе повезло, бродяга, - бросил у меня за спиной один из рейтар, не тот разговорчивый, кто-то другой. – Гусары вооружены именно такими мечами, так что может тебя раскусят не сразу.

Всадник подъехал ко мне, в левой руке он держал пару ольстр с пистолетами.

- Это тоже часть их экипировки. – Он бросил ольстры мне, и я пристроил их перед седлом. – Не беспокойся, оба заряжены. Стрелять-то умеешь?

- Вряд ли с седла в кого попаду, - честно ответил я, - но плотность огня создать, если надо, сумею.

- И то хлеб, - кивнул рейтар, отъезжая обратно.

Мне оставалось лишь подивиться такой щедрости и доброте, хотя за ними, уверен, стояли корыстные интересы. Штурмовать постоялый двор у рейтар не было особого желания, может, они и были жестоки до безжалостности, но не безумны же. Удайся же наш маскарад, и отряд ворвётся в гостеприимно открытые для них ворота, тогда бой пойдёт уже совсем иначе.

Вору тоже выдали ольстры с пистолетами, и пора было отправляться. Кожаное лицо махнул нам рукой, чтобы ехали, не задерживаясь. Я первым тронул коня шпорами, послушный гунтер тут же понёс меня к постоялому двору. Вор последовал за мной без лишних колебаний.

Солнца видно не было, низкие тучи, нависшие над самыми верхушками деревьев, закрыли его совсем. Казалось, не день белый на дворе, а какие-то бесконечные сумерки. Хорошо хоть снег прекратился. Окружённый частоколом постоялый двор приближался медленно, мы не торопили коней, изображая возвращающихся из рейда разведчиков. Понуренные головы и ссутуленные спины тоже пришлись как нельзя кстати, так нас сложнее было опознать.

Мы подъехали к самым воротам постоялого двора, и я обрушил на них удары затянутого перчаткой с длинной крагой кулака. Колотить пришлось недолго, не прошло и минуты, как рядом с воротами показалась голова, и кто-то окликнул нас на незнакомом наречии. Оставалось надеяться, что в рейд отправили не только венгров, и что у гусар нет какого-нибудь пароля для разведчиков.

- Не понимаю я по-вашему! – крикнул в ответ я. – Откройте скорей, погода ж собачья! Никак снова снег посыплет!

Голова исчезла, но лишь для того, чтобы смениться новой. Этот малый явно венгром не был – немытые светлые волосы и широкое лицо выдавало мне местного уроженца.



Борис Сапожников

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Историческое фэнтези Memento mori Борис Сапожников
    Бесплатно